"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Елена Чудинова. Отравители колодцев (Часть 4)



Часть 2. Как происходит информационное растление

Я наблюдала этот процесс на довольно близком расстоянии, на примере человека не случайного, а занимавшего свое место в белом патриотическом лагере. Место было скромнее, чем потенциал, но человек хотел идти дальше и мог вести за собой других. Это был монархист, убежденный, любящий Государя-мученика всем сердцем. Говорил, что никогда бы не надел корниловской формы, мол, Корнилов не Марков, не из верных, из заговорщиков.

(Здесь я обойдусь без имен, даже не только из милосердия, и не только потому, что вынужденно затрагиваю личные обстоятельства, но прежде всего по той причине, что описываемое лицо мы отнесем не к идеологическим работникам, но к их несомненным жертвам).

Допустим, такая позиция по корниловцам и была спорной, ибо, как справедливо подметил И.Б.Иванов после моей первой статьи, деление цветных частей было более сложным. В ходе военных действий многое смешалось, и вовсе не факт, что среди корниловцев монархистов не было. Мои возражения тогда были проще: все бились плечом к плечу, нам ли их судить?

Но это было позицией монархиста.

Поэтому повествую подробно, уверенно полагая, что этот случай (а точнее – эту потерю) надо множить на тысячи. Прошу набраться терпения, это не забавно, как может показаться вначале, это страшно.

Три года назад звучали лишь отдельные тревожные звоночки.

«А у меня дома есть «икона» Ивана Грозного! Я ему молюсь!»

«А как насчет иконы Митрополита Филиппа?»

«Грозный не убивал Филиппа!»

«Сам нет, в отличие от святого Корнилия. Малюту послал».

«Малюта его не убивал! (Слова о святом Корнилии проскакивают мимо ушей, ЕЧ) Наоборот, он мчался его спасти, но застал уже убитым!»

Кто бы еще и зачем мог убивать монаха в стенах обители – загадка. Да и из Малюты та ещё МЧС.

Но этот заскок потянул за собой другой.

«Карамзин был либерал! Он оклеветал Грозного, ему никто не хотел и руки подать из приличных людей! (Кто? Когда? Никакой конкретики. ЕЧ) Он приписал Грозному такие мерзкие сексуальные оргии (далее – подробное гневное описание оргий ЕЧ).

«У Карамзина ничего подобного не написано».

«Как не написано?! Я сам это читал!» (Далее – подробности относительно того, где и когда чтение совершалось – с убежденностью в безупречности собственной памяти).

Я предложила найти эти баснословные места. У меня «История» всегда при себе, в читалке.

«А это сокращенное (?) издание».

Было предложено посетить Историческую библиотеку и просмотреть издания какого угодно времени. Нет, нет!

«Ну, пусть этого не было, но все равно Карамзин жег рукописи. В архивах. У него было задание опорочить Царя Ивана».

Собеседник мой, еще почитая в те дни Государя Мученика, не замечал приметного сразу: атаки на Дом Романовых, а, следовательно, и на Российскую Империю, которой была насквозь пропитана прочтенная им «историческая литература».

Но дальше пошло хуже. Человек начал нести абсолютный бред об … академике Вавилове.

В позднем СССР лиц, считающих Лысенка «оклеветанным гением», определили бы на лечение.

Казалось бы – какая связь между «добродетельным Малютой» и «гениальным Лысенком»? Я ее нашла. И то и другое, чем был так увлечен этот человек, было вычитано на сайтах с красной изнанкой. Там же печатались и тексты, ввинчивающие «мудрую ликвидацию Сталиным накануне войны тех кадров, с которыми войну бы непременно проиграли». Но – аккуратно, сначала всё шло аккуратно. Впрочем, замелькало и вовсе дикое: «Солженицын призывал бомбить СССР ядерным оружием».

Одно было мне непонятным, да так и осталось. Отчего моя разумная аргументация (знакомство с темой Грозного и историей Вавилова у меня достаточно серьезно) абсолютно не пробивала этих усвоенных столь крепко вбросов. Бьешь по вопиющей логической или фактической нестыковке – разбиваешь ложь вдребезги, а собеседник как не заметил. Над этим еще предстоит думать, и я отнюдь не хочу, чтобы у читателя сложилось мнение, будто я описываю общение с клиническим идиотом. По всем остальным вопросам человек был тогда вполне разумен, но – зайди лишь разговор – его словно бы подменяли. Причем подменяли именно на идиота с порушенным мышлением.

По всё большему и большему числу тем я стала натыкаться на эту непрошибаемую невидимую стену. Это сопрягалось с отказом от информации, от чтения серьезной литературы.

«Иван Грозный победил при Молодях! Опричники победили! Эту победу я (Это «я» было искренним, будто человек вправду прочел груды трудов и пришел к выводу) ставлю выше Куликовской битвы!»

«Молоди», впрочем, это особая тема, к которой мы еще воротимся.

Но тут же, за этими несчастными Молодями, выяснялось, что даже об иных успехах своего же любимого Грозного собеседник не знает почти ничего. Подробностей взятия Казани – ни единой в голове. «Казань» не кодовое слово. В отличие от слова «Молоди».

Но это еще не соотносилось напрямую с белой самоидентификацией. А далее в речах начала звучать тема «да, мы белые, но вот не надо идеализировать».

А почему бы, собственно, и не поидеализировать немножко тех, на кого почти век лгали?

Но дальше пошло прицельно. Началось с атаки на Адмирала. И снова ворох повторенной за кем-то лжи. Адмирал «нарочно не спас Августейших узников в Екатеринбурге, хотя это было проще простого». Что Адмирал тогда еще и власти-то не взял (есть различие между июлем и осенью) это пустяк. И что, строго-то говоря, белых летом не было, были своего рода протобелые вроде КОМУЧ (либеральные власти, под которые стекались, за неимением выбора, военные), но это тема отдельная. Далее пошла уже странно горячая атака на личную жизнь Александра Васильевича. Мол, де «его дочь умерла по его вине, когда он развлекался с любовницей», выражения были еще хуже. Полная глухота к фактам и датам. Но какое отношение имеет личная жизнь Адмирала к его военной роли? Нет, ну как же, можем ли мы считать образцом «изменявшего жене…» Оппоненту было предложено поглядеть поближе, хоть на собственного дорогого друга, что изменяет жене на каждом шагу, что его, впрочем, отнюдь не сделало адмиралом.

Но нет, друга мы не обличаем, «это другое». Другое, да. У Адмирала был единственный в жизни грех, а у друга многочисленный блуд.

Но тенденция – изучать своих под лупой достаточно ли идеальны – набирала силу. Уже и Марков «как он мог написать двусмысленное письмо представителю Временного правительства». И это, повторюсь, гневно рек человек, утверждавший, что «нормального фестиваля невозможно организовать, не прогнувшись перед всякими отбросами».

Но совершенно убила меня такая фраза:

«А вдруг и за Дроздовским что-нибудь найдется?»

Прошу о еще некотором количестве терпения. Скоро мы перейдем к сложению, и тогда лишним не покажется ничего из мною сейчас рассказанного.

В этих странных речах звучало все больше и больше озлобления. Против руководителей Белого движения, против простых добровольцев, не надо идеализировать, февралисты, февралисты, февралисты проклятые. И чем больше озлобления против своих – тем терпимее делались отзывы о красных.

Ну, как у Щипкова. «К белым имелись вопросы». К красным: ну какие ж вопросы к этим замечательным людям?

И за год, в котором я наблюдала это падение, этот человек все больше и больше сближался с тремя лицами: двумя убежденными красными и одним белым, но также убежденным февралистом-бонапартистом.

Один из этих новых друзей в июле 2018-го отметился размещением в социальной сети мерзкой открытки «Поздравь монархиста!» (на картинке фигурка с пулевым отверстием во лбу), другой сетовал, что «Ноги его не будет в РПЦ, ибо РПЦ канонизировала Романовых» (то-то потеря для РПЦ). Третий обожал петь людоедскую «Марсельезу» и скабрезные частушки опять же про Государя.

Но, сколь ни странно, а нашего ревизора в отношении монархизма великих людей нисколько эта гнусность рядом с собой уже не смущала. Жалко оправдываясь, что де «это всего лишь деловые контакты» (а как насчет выигрывания войн идеально чистыми руками?) он на самом деле одного из своих красных «партнеров» называл прилюдно «братом». Оголтелого ненавистника Государя – «братом». И сделался полностью подконтролен этой революционной тройке, абсолютно манипулируем, странным образом утратил энергию и прежнюю харизму.

Есть монашеское выражение: человек подцепил пассажира. Этот повёз на себе троих.

На том же кусочке белого пространства, что оказался доверен ему лично, началось полное разложение.

И тот, кому три года назад казалось зазорным надеть корниловскую фуражку, недавно хвастался, что скоро сфотографируется в богатырке. «А почему нет?»

Но перебежал ли он в красный лагерь? Отнюдь. Продолжает считаться «белым» – и сам, и в глазах других.

Идет чудовищная маргинализация дискурса изнутри, смысловая подмена.

Идёт работа. Та самая «адовая», о которой рапортовал в стихах мертвому Ленину Маяковский.

Сейчас мы посмотрим, как разрозненные кусочки складываются (на приведенном и очень печальном для меня примере) в единую картину.

«Легитимист», информационное агентство РИС-О (legitimist.ru)

#история #Россия #мнение #пропаганда #большевики
Tags: #Россия, #большевики, #история, #мнение, #пропаганда, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История
Subscribe

  • США: молитва ацтекскому идолу войны

    В калифорнийских вузах вводится странная учебная программа Госдеп США 30 марта опубликовал доклад о состоянии прав человека в мире.…

  • Ударная беспилотная

    «Корсар», «Орион», «Альтиус» вооружены и очень опасны Фото: regnum.ru Длительное время Россия плелась в хвосте стран, которые выпускают…

  • Советы молодому офицеру. На службе

    — Пусть ошибки и ложные приёмы не смущают тебя. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments