"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Елена Чудинова. Отравители колодцев (Часть 2)



Часть 2 (ибо программ записано две)

В начале второй посвященной столетию Исхода записи Щипков повторился: «и красных и белых мы воспринимаем сегодня не такими, какими они были на самом деле, а через образы, сложившиеся у нас из кинематографа рубежа 60-х годов».

Разбудите меня! Этот человек понимает, какую околесицу он несет?

С конца восьмидесятых годов по сегодняшний день по эпохе опубликовано неимоверное количество документов, мемуаров, биографий, в России сложилась научная историческая школа. Что ни год публикуются новые труды. По одной только СЗА проводятся Калкинские чтения, на которые съезжается добрая половина белого Северо-Запада. Год на год не приходится, когда и больше.

Нет, это, вероятно, не я печалюсь иногда «успеть бы прочесть в жизни хоть десятую часть опубликованного, объем немыслим». И, вероятно, не у меня сейчас справа от компьютера лежит дневничок юного Галлиполийца (в ноябре Исхода сочла нужным разобрать с лупой еще хоть несколько страничек бисерных карандашных записей). Это не я. Такой дамы нет в природе. Я, вероятно, отмечаю Исход иначе: по сотому разу слушаю какое-то советское нытьё про «истертое золото наших погон». Погоны, правда, золотыми не были, но какая мне, глупенькой, разница? Я ж царские от дроздовских не отличу. Главное – слушать, умиляться, точить пошлую слезу, похрустывая французской булкой (которую Щипков также не забыл упомянуть).

Неловко объяснять, что все последние десятилетия все, кому сколько-нибудь интересно и дорого Добровольчество, энергически пользуются современными информационными возможностями. Да и при совдепе всерьез увлеченные отнюдь не из кино представление свое черпали. (Я себя не беру в качестве примера, мои информационные возможности в юности были много больше, чем у других, но так или иначе, а слова «самиздат», Щипков, вероятно, никогда не слышал).

Итак: увлеченные тему превосходно знают, ну, как правило. Иначе бы тематические издательства давно прогорели.

Есть ли кто-то, кто в самом деле до сих пор «представляет себе белогвардейцев и красных по советским фильмам»?

Тем не менее, да. Это люди немолодые (молодые советских боевиков не смотрят, зачем им это), которые никогда особо не интересовались темой. Ну да, в их юности какие-то «мстители» и «адъютанты» мелькали дома на экране, а такой с усами – это Юденич или Колчак? Но эти люди и обличений Щипкова слушать не станут, а станут слушать про уженье рыбы нахлыстом или про пчеловодство.

Так что в отсутствии экзистенции надлежит объявить не «красных и белых» сегодняшнего дня, а тех, о ком рассказал Щипков: каких-то умственно отсталых, которые, горячо увлекаясь темой, в 2020 году не почерпнули по этой теме ничего, кроме уныло невыразительного образа Высоцкого в погонах. Но при этом «раскалываются».

А в чем же, по Щипкову, «ненужный раскол» выражается?

«В соцсетях и на конференциях».

Да? Мне бы очень хотелось, чтобы так и обстояло дело.

Но дело обстоит иначе. Так, как этой весной в Стерлитамаке. Когда местный предприниматель Тагир Ибрагимов с детьми и близкими по убеждениям людьми дежурил ночами, чтобы уберечь от сноса памятник Адмиралу. Александру Васильевичу Колчаку – воину, выдающемуся океанографу, покорителю Арктики. Памятник, точнее бюст, работы скульптора Алексея Дикунова, отлитый на деньги г-на Ибрагимова и установленный на принадлежащей ему земле. Но в одну из майских ночей выстоять не удалось. Под покровом темноты нагрянула Росгвардия, подогнали технику. Людей оттаскивали от памятника, били, швыряли наземь. Одна молодая дама получила травму рук, что зафиксировано в медицинском пункте.

Памятник, являющийся кроме всего прочего, достаточно дорогой собственностью г-на Ибрагимова, был выкорчеван из земли и увезен в неизвестном направлении. И разбой, и грабеж.

Смею предположить, что дети Тагира Ибрагимова вырастут настоящими Добровольцами, теми самыми, которых, по мнению Щипкова «не существует».

Но такова на самом деле суть нынешнего противостояния, которую Щипков пытается выставить бранью в соцсетях на пустом месте.

Далее (не могу не упомянуть просто к слову), что споткнулась о странную фразу «реформа Столыпина была направлена на отток крестьянства в города». Реформа? Интересно какая? Аграрная? А мне всегда казалось, что аграрная политика была направлена именно на земледельческое освоение новых земель (советская «целина» впоследствии) и ликвидации устаревшего института общины. Военная? Это точно не про то, это про перевооружение и всякий стратегический Транссиб. Земская вроде как о местном самоуправлении. Неужели речь о реформе по всеобщему начальному обучению?

А других реформ я у Петра Аркадьевича не знаю. Век учись, да…

Я не случайно «цепляюсь» почти к каждому слову. Такого рода эфиры я ранее слышала только у гоблина по фамилии Пучков и у разных других гоблинов. А теперь слышу по телеканалу СПАС.

Поэтому наберемся терпения и продолжим.

Ну и опять «февралисты, февралисты, февралисты все генералы, монархистами были только некоторые рядовые». В действительности же, по большому счету, фигур переворота две: Алексеев и Корнилов. А дальше феврализм это Брусилов, по слухам весьма почитаемый Щипковым, но пошедший, как мы знаем, отнюдь не к белым.

И – немыслимое, сумасшедшее утверждение:

Корнилов, Краснов, Врангель, Юденич – все эти люди поднялись благодаря именно Февралю.

Особенно, конечно, это относится к Юденичу, который, не случись Февраля, осуществил бы давнюю мечту Российских Императоров: Литургию в Святой Софии. Вот уж кто обязан Февралю, так обязан. Февраль убил героическое и победоносное шествие Генерала на Кавказском фронте.

Корнилов? Как был высоко, так и остался. Каких царских чинов или наград могло показаться мало этой легендарной личности, герою стольких сражений, чтоб он захотел новых от кого-то еще?

Краснов участия в февральских делах не принимал ни малейшего, вся «выгода», что с командования одной дивизией был переназначен летом 1917 командовать другой. Награды все царские.

Барон же Врангель за месяц до февраля произведен в чин генерал-майора. Да и вообще женат был на фрейлине, Камергерской дочери.

В одной фразе – какая запредельная концентрация гнусной клеветы… Выставляя перечисленных белых военачальников бенефициарами Февраля, Щипков либо намеренно, на голубом глазу, точит ложь, либо обладает таким уровнем знаний по взятой теме, что его реченья могут быть уместны только в домашнем кругу на кухне.

Опять гениальное: Гражданская война шла между двумя революционными силами.

Неужели Щипков никогда не слышал такого слова: «контрреволюция»?

Или это такое новое открытие в исторической науке? Все-то думают, что Добровольчество было контрреволюцией, а Щипков взял и общее заблуждение опроверг? Оставим читателю предполагать самостоятельно, что квалифицированно может «опровергнуть» лицо, утверждающее, будто Генерал Юденич «приподнялся на Феврале», и немного своеобразно оценивающее реформы Столыпина.

Русский народ не выиграл бы одинаково ни от победы красных, ни от победы белых.

То есть – белые бы тоже утопили в крови Тамбовское восстание, тоже организовали бы государственный террор, тоже ввели бы стратоцид (а кого бы, интересно, они стали бы убивать и преследовать по классовому признаку? Неужели рабочих? А каким образом возможно деклассировать рабочего?), тоже расстреливали бы за анекдот, тоже основали бы ГУЛАГ, устроили бы раскулачивание и колхозы, тоже взрывали бы храмы или превращали их в склады, устраивали бы отхожие места в алтарях, обдирали и взламывали раки с мощами?

Очень хотелось бы знать: эти свои милые предположения Щипков посмеет повторить лично духовным лицам из РПЦЗ?

Мы же позволим себе остаться во мнении, что перечисленного бы не случилось, а народ, соответственно, с победой красных проиграл.

Но феерический ведущий ведет нас к следующей немыслимой мысли: он объясняет не больше не меньше, почему красные выиграли. Послушаем.

Ах, вот оно что! Первая-то причина, оказывается, такова: у красных идеи были сформулированы понятнее для крестьян. И у них лучше работала пропаганда.

Японский городовой! Это человек не читал ни одной профессиональной работы по войне какой-либо эпохи. Он вовсе не понимает, что такое война.

Вот поверим ему на минуту. Допустим, у красных лозунги что надо, у белых непонятные, крестьяне верят красным. И что – дальше?

Крестьяне бросают избы и бегут массово записываться в РККА? Чтоб, значит, побить этих белых с их плохими лозунгами? Что-то мне подобных фактов массового и добровольного пополнения рядов не встречалось. Под ружьё ставили принудительно. Крестьянин, он норовит, кто б ему там ни пришелся по душе с лозунгами, остаться дома и чтоб поменьше фуража отдать за пустые бумажонки, как хорошим, так и плохим. Крестьянин до последнего будет держаться за избу. До края, до полного ужаса, до Тамбовщины. Ничего подобного Тамбовскому восстанию крестьяне против белых не устраивали.

На войне всё решают штыки, боеприпасы, личная отвага, качество командования и еще очень большое количество серьезных факторов. А с кислой миной тебя встречают в очередной деревне или кланяются в пояс – это уже лирика.

Пропаганда – оружие холодных войн, оружие предвоенное. Во время войны пропаганда играет в лишь в тылу, на фронте – только в очень специфических ситуациях. Да, агитаторы большевиков вели растление в окопах Мировой, но растлевали они солдат, а не крестьян.

Вторая причина победы красных: белые были не пассионарны.

Вообще-то этот мутный термин каждое новое поколение евразийцев перетолковывает по-своему, поэтому попробуем перевести на человеческий язык: недоставало куража, энергии, убежденности в правоте, мужества, наконец?

Это серьезно? Это о тех, кто прошел Ледяной? Я всего одни сутки (даже меньше, световую часть, пусть летнюю) прошла в мемориальном марше по холодной грязи по колено от Шенджия к Натухаю, в полной выкладке – и это оказалось нечеловеческим напряжением не только для хлипкой меня, но и для крепких мужчин. А они, те – они не сели после в теплые автобусы, а вступили в очередной бой. Все походы ВСЮР, СЗА, кампании Восточного фронта – все отличаются способностью Добровольцев к превышающим мыслимые силы свершениям.

Слышал ли Щипков о победе над красным бронепоездом единолично Генерала Маркова, читал ли о баронессе Софии де Боде? Перечислять можно опять же слишком долго. А у «пассионариев» даже песен-то своих не было боевых, всё у нас краденое.

Но, оказывается, есть и третья причина поражения. «К белым военачальникам имелись вопросы». (Я так понимаю, если сие – причина белого поражения, то логически вытекает, что никаких «вопросов» к красным не имелось).

И какие же?

А вот Деникин бросил свою армию и удрал на английском пароходе.

Деникин не «бросал своей армии», он передал командование Врангелю. О причинах здесь говорить долго, но какие вообще претензии к тому, кто и кампанию-то начинал с тяжелой пневмонией, (над чем очень ёрничал после возвращенец Толстой)? Вообще штатским этого в полной мере не понять, к вопросу о пассионарности. Половина Северо-Западников тоже наступала осенью, кашляя и задыхаясь на ходу.

Но идем дальше.

Конечно, все в этой войне опирались на иностранную поддержку. Красные на германские деньги, а белые на Антанту.

Это так теперь называется? Вообще-то германца мы воевали, а Великобритания и прочие были наши союзники. Крошечный такой нюанс, пустяк.

Но опять же: а пропаганда (ох) у красных была лучше, крестьяне не знали про иностранную помощь у красных, а знали, что она есть у белых.

Еще раз повторить, что мнение крестьян, сидящих по своим деревням, не значит при военных действиях практически ничего?

Приглашение интервентов у многих вызывало отторжение, крестьяне воспринимали белых именно как предателей.

Ой, как интересно. Крестьянин, он, конечно, здорово отличит латыша от белочеха, поймёт, что латыши это не предательство, а чехи очень. Зато уж чудовищные полчища китайцев он увидит только у красных. Китайцы в РККА – тема особая, обморочно лютая. Виртуозные умельцы заплечных дел.

И опять на колу мочало, начинай сначала: демагог Ленин заткнул за пояс худшего оратора Врангеля, крестьяне поверили Ленину, красные победили.

Создается впечатление, что результат борьбы решался голосованием.

«Слышь, Петька, урны-то уже подвезли! И бюллетени писарь нарисовал. Пошли-ка туда Фурманова с плакатами, пусть еще поагитирует мужичков».

«Да не боись, Василий Иваныч, по сведениям разведки социологи говорят: у нас будет перевес! Займём село!»

В стране был хаос, и красные оказались единственной (Sic!!) силой, которая смогла его подавить. Ну да, подавляла жестоконько, но как иначе-то государственность-то восстановить?

Даже, пожалуй, без комментариев.

И да, опять Хабенский – опошляет, я, вероятно, тоже опошляю, так что смотреть фильмов никаких не надо, а читать надо три вещи: «Тихий Дон», «Хождение по мукам» и «Доктор Живаго».

Особенно сильное впечатление на меня произвела вторая рекомендация для молодого поколения из списка.

Еще немного терпения, позволю себе процитировать, какую именно правду жизни ведущий рекомендует молодежи:

«Он (Ленин, ЕЧ) быстро ладонью вытер лоб:

- ...И недалеко от Москвы, и в губерниях, лежащих рядом, в Курской, Орловской, Тамбовской, мы имеем, по расчету осторожных специалистов, еще теперь до десяти миллионов пудов избытка хлеба. Давайте, товарищи, браться за дело с общими усилиями. Только общие усилия, только объединение всех, кто больше всего страдает в голодных городах и уездах, нам помогут, и это тот путь, на который вас зовет Советская власть: объединение рабочих, объединение бедноты, их передовых отрядов, для агитации на местах, для войны за хлеб против кулаков...

Он чаще проводил ладонью по лбу, голос его тускнел, - он сказал уже все, что хотел. Он взял со стола листок, взглянул, собрал остальные листки:

- Итак, товарищи, если мы все это усвоим, все это сделаем, тогда победим наверняка.

И вдруг улыбка, добродушная и ясная, осветила его лицо. И все поняли: свой, свой! Закричали, захлопали, затопали. Он побежал с трибуны, втягивая голову в плечи. Зубастый парень около Даши ревел бычьей глоткой:

- Да здравствует Ильич!

... Вернувшись с митинга, она сидела на кровати, расширенными глазами глядела на завиток обоев.

Во-первых, это другое было сурово моральное, значит - высшее...

Говорилось о хлебе. Раньше она знала, что хлеб можно купить или выменять: цена ему известна: пуд муки - пара штанов без заплаток. Но оказалось, что этот хлеб революция гневно отталкивает от себя. Хлеб тот нечистый. Лучше умереть, но этот хлеб не есть. Три тысячи голодных людей отреклись сегодня от нечистого хлеба.

Отреклись во имя... (Но тут в Дашиной бедной голове снова все спуталось.) Во имя униженных и угнетенных... Ведь так он сказал? Отдать все силы, все поставить на карту, жизнь - за трудящихся и эксплуатируемых... Вот почему у них эта трагическая суровость...»

И еще:

« - Где Ленин? - спросила Катя, вглядываясь с высоты пятого яруса. Рощин, державший, не отпуская, ее худенькую руку, ответил также шепотом:

- Тот, в черном пальто, видишь - он быстро пишет, поднял голову, бросает через стол записку... Это он... А с краю - худощавый, с черными усами - Сталин, тот, кто разгромил Деникина...»

Да, насчет «чёрных усов» мы уже поняли из первой программы. Хотя ведущий подводит к ним аккуратно, временами даже немножечко красных поругивая.

Так или иначе, не споря о художественных достоинствах первой и третьей вещи, скажем так: одна вещь просто красная, другая бесстыдная красная агитка, третья – бесцветна. Это и рекомендуется к чтению «молодому поколению» в трагический канун белого исхода.

«Легитимист», информационное агентство РИС-О (legitimist.ru)

#история #Россия #мнение #пропаганда #большевики
Tags: #Россия, #большевики, #история, #мнение, #пропаганда, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments