"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Военно-топографическая служба в Отечественной войне 1812 года (часть 1)

Начало организации в России военно-топографической службы связывают с учреждением в 1763 году Генерального штаба, которому к концу XYIII века приходилось руководить действиями многочисленных и манёвренных армий. В дальнейшем на её развитие оказывали влияние как общие эволюционные и народнохозяйственные тенденции, истоки которых для начального периода находились в XYIII веке (генеральные межевание, географическое освоение отдаленных и малоизученных районов и др.), так и причины, порождённые в начале XIX века. Эти исторические события можно дифференцировать по таким сферам как военная, экономическая (промышленная) и социальная. Одно из наиболее решающих прямых и косвенных влияний в целом на развитие военно-топографической службы в России оказали военные компании.

В указанный период происходили широкомасштабные и длительные войны, в результате которых было в полной мере оценено значение топографической карты. К началу XIX века успех планируемых и проводимых военных операций в значительной степени стал зависеть от наличия точных карт. Переход от линейной тактики ведения боя (сражения) к новым стратегическим и тактическим приёмам, впервые широко применённым в европейском военном искусстве русским полководцем Суворовым А.В., потребовал использования для управления войсками крупномасштабных карт.

Любая местность становилась пригодной для боя, и полководцу необходимо было уяснить все её выгоды и неудобства и соответственно расположить войска. Но для выбора направления ударов и обходных манёвров войск, принятия оперативных решений, руководства боем и управления войсками существовавшие в XVIII веке элементарные «ландкарты», а тем более мелкомасштабные обзорно-географические карты не годились. Они не могли быть положены в основу топографического (топогеодезического) обеспечения (ТГО) войск [1].

Опираясь на исторический материал можно утверждать, что решаться данная проблема начала в период правления императора Павла I (1796-1801), в ходе проведения масштабной военной реформы. При этом стратегический курс на централизацию и специализацию геодезических, топографических и картографических работ были определены лишь накануне Отечественной войны 1812 года.

События 1812 года стали поворотным моментом в истории России. Отечественная война затронула почти все сферы жизни страны, так как отражение Наполеоновского вторжения потребовало от нее напряжения всех внутренних сил. Одновременно с этим Российская Империя получила сильнейший импульс в своем развитии. В частности, русская армия обрела бесценный опыт борьбы с лучшими европейскими войсками, что предопределило ее дальнейшую судьбу на многие годы вперёд. Такое же влияние эта война произвела на становление и развитие военно-топографической службы в России. Великие битвы под Смоленском, на Бородинском поле, под Красным и Малоярославцем не только памятные для нас исторические даты, – на долгие годы они стали важнейшим и действенным учебным материалом, на котором постигали топогеодезическую науку новые поколения русских офицеров-топографов, потомков героев 1812 года.

На основе исследования становления и развития Депо карт и квартирмейстерской части в период 1796-1812 гг., анализа деятельности Военного Топографического Депо карт и офицеров квартирмейстерской части накануне и в ходе Отечественной войны 1812 года представляется возможным утверждать о пересмотре отношения к роли топографических карт в военных действиях, которые в дальнейшем могут рассматриваться в качестве причины энергичного развертывания в России топографических съемок и градусных измерений.

Становление и развитие депо карт и квартирмейстерской части в период 1796-1812 годов

В 1796 году Генеральный штаб был реорганизован в Свиту его императорского величества (Е.И.В.) по квартирмейстерской части. Для эффективного использования государственных средств, взамен множества ведомственных картографических организаций было создано Собственное Е.И.В. Депо карт, под руководством вице-адмирала Кушелева Г.Г. Это явилось фундаментом будущей самостоятельной централизованной военно-топографической службы России.

На первом этапе, Собственное Е.И.В. Депо карт было независимо от военного ведомства и комплектовалось прикомандированными офицерами из Инженерного департамента, квартирмейстерской части (КЧ) и армии. Общее количество офицерских чинов не превышало 22-х человек [2].

К началу 1805 года Собственное Е.И.В. Депо карт издало тиражом 1500 экземпляров так называемую «двадцативёрстку» – «Подробную карту Российской Империи и близлежащих заграничных владений» (100 листов, масштаб 1:840 000). Уникальность данной карты определялась её информационной нагрузкой. Так, кроме населенных пунктов, дорог, лесов и других элементов местности, на ней был изображен рельеф методом не только полуперспективы, но и штриховки [3].

С другой стороны, следует подчеркнуть, что в эти годы все съёмки оставались в основном, «безопорными». Для них в качестве основы принимались реки, дороги и другие характерные объекты местности, в соответствии с которыми происходила разбивка картографируемой территории на участки. Съёмку деталей геодезист осуществлял с помощью измерения линий мерной цепью и «верстомерными инструментами» – специальными аршинными колёсами на телеге, а углов астролябией. Кроме того, невозможно было учитывать количественные и качественные характеристики, что было обусловлено отсутствием опорной геодезической сети России и, следовательно, наличием слабой математической основой карт той эпохи. Директор Собственного Е.И.В. Депо карт (1801-1809) генерал-квартирмейстер Сухтелен П. К.[2], осознавая, что «первое и самое видное действие геодезии есть определение главных пунктов» [4], увидел в этом будущее российской картографии.

На геодезических работах появляются все основные виды геодезических инструментов: теодолит, нивелир, мензула, кипрегель, стальная лента, базисные приборы, нормальные меры. Для топографических работ Варшавская фирма «Герлях» выпускала малые теодолиты. Площадь территории, покрытой съёмкой, к 1804 году была равна 36000 кв. верст.

В 1811 году была учреждена Механическая мастерская. Для первых русских триангуляций выпускали повторительные теодолиты и базисные приборы. Пользовалась популярностью мензула конструкции Рейссига. Сам Рейссиг опубликовал описание и методику исследования инструментов, изготовил первый отечественный нивелир, секстант, ртутный барометр, отражательную буссоль, высотомер, повторительный теодолит. В мастерской изготовлялись также астролябии, секундомеры, хронометры, пассажные и астрономические трубы, гелиотропы, нормальные меры, термометры, мерные ленты, поперечные масштабы, готовальни и др.

Значимость триангуляции [3] в создании точной опоры для топографических работ понимало большинство геодезистов. В этот период основные усилия Собственного Е.И.В. Депо карт были направлены на создание обзорных и специальных топографических карт (маршрутных, квартирных, почтовых, дорожных, этапных), определение астрономических координат опорных пунктов ряда городов.

В 1808 году профессор астрономии Московского университета Гольдбах Х.В. и геодезист Депо карт Панснер Л. начали работы по созданию триангуляции в Московской губернии. Углы треугольников измерялись повторительным кругом Борда, для базисных измерений применялась точная копия «перуанского тоаза». Работы велись в Звенигороде, Рузе, Можайске, Волоколамске, Воскресенске и Верее. В 1809 году геодезистам Теннеру, Панснеру и Досту была «тригонометрическая съёмка» Петербурга и южного берега Финского залива.

С 1810 года Гольдбах, уже с другим помощником – Вильдеманом, начал съёмки Москвы. Смерть Гольдбаха в 1811 году, а затем начавшаяся в 1812 году Отечественная война и пожар в Москве привели к прекращению работ и даже их утрате. Тем не менее, эта и все последующие триангуляционные работы выполнялись с высокой точностью, основательностью и практически не уступали лучшим французским, английским, прусским и австрийским триангуляциям.

Вместе с тем все выполненные съёмки, производившиеся без какого-либо общего плана, без соблюдения единых принципов, по инициативе отдельных организаций и штабов и при отсутствии между ними связи и согласованности, не могли быть удовлетворительными. Подчас после окончания одной съёмки на этой же территории начиналась другая.

Тем не менее, общее положение и состояние съёмочного дела в России по сравнению с европейскими странами было вполне удовлетворительным. На съёмках стали использовать мензулу[4]. В этот период под руководством директора Депо карт инженер-генерала Оппермана К.И. (с 1810 года) разрабатываются единые правила составления карт и планов, а также единых условных знаков. Значительно возросла квалификация геодезистов и топографов. Резко увеличились объемы работ. Уже в 1810 году территория, покрытая съёмкой, по площади занимала более 450000 кв. вёрст. Значительную часть этого объёма составляли маршрутные съёмки.

Как известно в начале XIX века проходят широкомасштабные и длительные войны, в результате которых было в полной мере оценено значение топографической карты. Руководству Военного министерства и лично императору Александру I становится ясно, что успех планируемых и проводимых военных операций в значительной степени стал зависеть от наличия точных карт. Поэтому военно-топографическая служба в России с течением времени приобретает всё большее значение.

С 1810 года Собственное Е.И.В. Депо карт было передано в непосредственное подчинение военному министру, получив название Депо карт. В этом же году военный министр дал указание произвести съёмку пространства по всей западной границе и «начертить генеральную в большом размере карту, дабы на оной можно было обозначить важнейшие позиции с их окрестностями» [5].

Таким образом, основной целью Депо карт в этот период 1809-1812 гг. являлась заблаговременная подготовка описания внутренних районов страны и возможных театров военных действий (ТВД) в топографическом отношении. Только по Европейскому ТВД можно перечислить следующие работы: уточнение генеральной карты России; составление и гравирование пограничной карты с Австрией; карты Германии; пограничной карты России.

В 1809 г., как отмечено в сборнике «Столетие военного министерства», офицерами квартирмейстерской части было осмотрено 25 тыс. верст дорог западных губерний России, что послужило материалом для составления военно-дорожной карты [6].

При этом проведённые в рассматриваемый период изменения, направленные на централизацию и специализацию крупномасштабных картографических и картосоставительских работ, оптимизацию структуры и состава КЧ, позволили Собственному Е.И.В. Депо карт в дальнейшем стать высшим вспомогательным органом военного управления русской армии.

Деятельность военного топографического депо и офицеров квартирмейстерской части накануне и в ходе Отечественной войны 1812 года

Князь Волконский П.М. [5], назначенный в 1810 году, на должность управляющего Свиты Е.И.В. по квартирмейстерской части, для повышения эффективности в работе по оказанию помощи командирам дивизий по выбору позиций, взаимодействию войск, их перемещению и обеспечению топографическими данными, создает центральный аппарат.

Творчески используя опыт своих предшественников – генералов квартирмейстеров Германа И.И., Аракчеева А.А. и Сухтелена П.К., а также собственный опыт изучения французского генерального штаба в 1808-1810 гг., Волконский П.М. в кратчайшие сроки разработал новое штатное расписание, организовал собственную канцелярию, библиотеку, механические мастерские и военно-учебные заведения. В дальнейшем, в рамках реформы армии было предложено создать Военное Топографическое Депо, «по примеру французского военного депо, чтобы оно могло управлять астрономическими – тригонометрическими съемками» [7]. Кроме того, военное министерство и руководство Депо карт решает комплекс организационных вопросов, связанных с разработкой различных регламентирующих технических документов, определению целей и задач чинов КЧ.

11 августа 1811 г. Волконский П.М. представил военному министру «Расписание чинов свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части господ генералов, штаб и обер-офицеров по корпусам и дивизиям» [8].

Уже 15 августа 1811 г. военный министр распорядился на основании своего распоряжения № 301 от 7 августа 1811 г. «приступить к рассылке сих чиновников по корпусам и дивизиям, под разными предлогами и не вдруг всех» [9].

На личный состав КЧ были возложены такие задачи, как разведка местности, составление планов и карт, дислокация войска. Кроме того каждый офицер КЧ помимо наличия у него навыков по специальности обязан был умело выбирать позицию, в иных случаях принимать меры по руководству к их укреплению, то есть обладать высокой тактической и инженерной подготовкой.

В связи с обширным кругом обязанностей в КЧ служили самые различные люди, среди них можно было встретить ученых, иностранцев, строевых офицеров и т. п. Всё это было подчинено решению одной из важнейших задач – разработке комплекса мероприятий по топогеодезическому обеспечению войск, что требовало привлечения большого количества квалифицированных специалистов и средств. Комплектование КЧ квалифицированными офицерами стало насущной задачей, для решения которой требовалось создать новые военно-учебные заведения. Источником комплектования КЧ специалистами-топографами были: Санкт-Петербургское училище колонно-вожатых, основанное в 1810 году подполковником Хатовым А.И.[6], а также «новое военное учебное заведение в Финляндии, в казенном геймате Геопаньеши Куопиокской губернии, под названием Финляндского топографического корпуса с целью образовать искусных топографов для рекогносцировки края и для исследования рек, способных к судоходству» [10].

Одновременно, в конце первого десятилетия XIX века в Москве образовалось общество математиков. При обществе была создана частная школа, в которой подготавливали колонновожатых. В школу принимались гражданские лица, которые по прохождении соответствующего курса производились в офицеры Свиты Е.И.В. по квартирмейстерской части. Душой и организатором общества был подполковник в отставке Муравьев Н. Н.[7]. Следует отметить, что с 1816 года школа стала государственным училищем.

Перед Отечественной войной 1812 года характерной чертой многочисленных приказов, адресованных в Депо карт, и КЧ, являлось прямое указание использовать только глазомерные способы съёмок для оперативного получения плана в виде брульона. Глазомерный брульон, снятый наскоро, отражал характер местности и расстояния между важнейшими точками (имея ввиду факторы, которые могут повлиять на военные действия). В военное время или во время маневров к брульонам присоединяли особые записки о качестве дорог, состоянии мостов и переправ, размерах рек, населенности деревень [11]. «Сочинение же точнейших карт, – писал М.Б. Барклай-де-Толли, – мы оставим, пока будем иметь более времени и офицеров» [12].

Однако князь Волконский П.М. в своих донесения военному министру настаивал на инструментальных способах съёмок и неукоснительно требовал от исполнителей предоставлять ему точные и достоверные сведения. В ноябре 1811 года князем Волконским П.М. по такой важнейшей характеристики топографической карты, как масштаб, впервые в КЧ директивно была введена классификация карт по масштабному ряду. Безусловно, такая мера способствовала обеспечению точности съёмок и облегчала составление по их материалам карт в каком-либо одном масштабе.

Одновременно Собственное Е.И.В. Депо карт накапливало от российских зарубежных посольств материалы разведывательного характера. Зарубежным военным агентам во всех европейских столицах было предписано снабжать Депо карт всеми полезными и необходимыми воинскими сведениями, картами и планами. Были особые способы приобретения карт иностранного издания. Так, согласно донесению военного агента в Париже военному министру, экземпляры карты реки Дунай на французском языке «с переводом от слова до слова… доставлен в Депо карт тайным советником Тамарою с прочими, найденными в портфеле бывшего турецкого инженера Кауферта» [13]. При этом должно отметить, что российская карта «двадцативёрстка», накануне кампании 1812 года попав в руки французской разведки, была приведена к масштабу 1:500 000, переведена на латиницу и с успехом использовалась наполеоновскими генералами для планирования своих боевых действий.

Список литературы

1. Кудрявцев М.К. О топографической службе и ТГО войск. М., РИО ВТС, 1980.;
2. Рычков С.Ю. Депо карт и квартирмейстерская часть накануне Отечественной войны 1812 года. М., Военно-исторический журнал, № 4, 2006.
3. Литвин А.А. Столистовая карта России. М., Энциклопедия «Отечественная война 1812 года», 2004.
4. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 18 Оп. 1. Д. 19.
5. Материалы ВУА: в 21 т. Т. 1. Подготовка к войне в 1810 году. Ч. 1. С. 82. СПб. 1900.
6. Рычков С.Ю. Топографическое обеспечение войск офицерами квартирмейстерской части накануне войны 1812 года по материалам военно-учетного архива (ВУА) в 21 т. СПб. 1900.
7. РГВИА. Ф. 26. Оп. 1 Д. 477.
8. Там же. Т. 4. № 58-59. С. 212-216. СПб. 1903.
9. Там же. № 78. С. 248.
10. Военно-учебные заведения и военные школы (история). Военный энциклопедический лексикон. С. 178. СПб. 1853.
11. Краткий словарь-справочник. Росархив. ВНИИДАД. С. 12. М. 1997.
12. Материалы ВУА. Т. 6. С. 254.
13. Там же. Т. 1. Ч. 1. С. 89.
14. Полное собрание законов, Т. XXXII, № 24971.
15. Учреждение для управления Большой Действующей Армии. СПб. 1812.
16. Материалы ВУА. Т. 10. № 1. С. 1; № 41. С.35-47.
17. Там же. С. 35-47.;
18. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 65. Л. 3.
19. Материалы ВУА. Т. 12. С. 136.
20. Дурново Н.И. Дневник 1812 г. Отдел рукописей РГБ. Ф. 95. № 9535.
21. Сергеев С.В., Долгов Е.И. Военные топографы русской армии. М. 2001.
22. Документы, письма, воспоминания. С.64. М., 1962.
23. Планы Бородина. Топографический и Геодезический журнал. Общественно-литературный журнал . № 19-20. С. 318-320. 1911.


А. Гирин

Продолжение следует
Tags: Русская армия
Subscribe

  • Памяти генерала Корнилова

    31 марта (13 апреля) 1918 г., при штурме г. Екатеринодара, погиб Командующий Добровольческой Армией генерал-от-инфантерии Лавр Георгиевич…

  • Приказ Русскому Обще-Воинскому Союзу № 66.

    С.-Петербург, 12 апреля 2021 г. Семь лет назад, 12 апреля 2014 года, первый отряд русских добровольцев прибыл в город Славянск на помощь мирным…

  • Причины поражения Белых

    Главная из этих причин – захват красными власти в центре России. Большевикам достались все ресурсы Империи – от невероятных запасов драгоценных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments