"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

НЕ ПАДАЙТЕ ДУХОМ, ПОРУЧИК ГОЛИЦЫН! (ЧАСТЬ 1)

Рассказы Елены Куртовой, внучки офицера царской армии

Однажды Государь Николай II при посещении юнкерского училища зашел на урок литературы... Что из этого вышло, и другие истории тех лет рассказывает внучка офицера царской армии, матушка Елена Куртова.


Матушка Елена в храме преподобного Серафима Саровского

Как моя бабушка училась готовить у китайца

Моя бабушка была дочерью царского офицера и женой царского офицера. Так что я – внучка и правнучка офицеров Российской императорской армии. Бабушка, Варвара Дмитриевна, родилась в 1898 году в Хабаровске, в семье полковника Дмитрия Павловича Мартьянова. У Мартьяновых росли также трое сыновей и воспитанница – девочка по имени Августа, которую вырастили как родную, дали хорошее образование.

Почти членом семьи был и повар-китаец, который восхитительно готовил. Он учил готовить мою бабушку, тогда юную девушку, и приговаривал:

– Твоя мама – жена офицера. А ты, может быть, и не будешь женой офицера, и тебе придется готовить самой. Так что учись!

Как в воду глядел. Шел 1913 год, и бабушке было 15 лет. Ей пришлось в своей жизни не только готовить самой, но и многое другое делать своими руками. Она была невысокого роста, но очень смелая, энергичная, не гнушалась никаким трудом.

Помню, как она на нашей кухне лепила пельмени, стряпала пирожки – все у нее получалось очень вкусное, пальчики оближешь! Не зря китаец старался.


Моя бабушка Варвара Дмитриевна Малинникова, урождённая Мартьянова

Бабушка рассказывала мне о своем папе, моем прадедушке, – бывшем кадете, юнкере и, наконец, полковнике царской армии. У него была удивительная судьба, в которой отразились все катастрофы и катаклизмы последних десятилетий великой Российской империи.


Царская Росия. Белуга в магазине Бобкова на Балчуге


Царская Россия. Александро-Невский собор в половодье в Нижнем Новгороде

«Сам погибай, а товарища выручай»

Мой прадед, Дмитрий Павлович Мартьянов, родился в 1864-м году и учился в Псковской кадетской гимназии. Туда принимали десятилетних сыновей дворян, офицеров, чиновников. Учились мальчишки 7 лет, так что выходили семнадцатилетними юношами в юнкерские училища и становились кадровыми офицерами – защитниками Российской империи.

Бывший кадет и юнкер, Анатолий Марков, вспоминал о своей кадетской юности так:

«Нигде в России чувство товарищеской спайки так не культивировалось и не ценилось, как в старых кадетских корпусах, где оно достигало примеров воистину героических. Суворовский завет ‟Сам погибай, а товарища выручай” впитывался в кадетскую плоть и кровь крепко и навсегда».

Кадет, как будущих военных, готовили не к тихой и сладкой, а к бурной и разносторонней жизни военной среды и к войне. В 1882-м году прадедушка окончил кадетский корпус.

За год до этого был зверски убит террористом Государь Император Александр II – Освободитель, и на престол вступил его сын, Император Александр III.


Государь император Александр II с детьми

Выпуск прадеда состоял из 38 кадет, и почти все они поступили в знаменитые военные училища Российской империи: 17 человек – в Константиновское, четверо – в Михайловское артиллерийское, четверо – в Павловское, остальные – в Николаевское кавалерийское и прочие.

Юный Дмитрий Мартьянов, один из лучших кадетов своего выпуска, поступил в Первое Павловское военное училище в Санкт-Петербурге.

Кто такие «павлоны», «михайлоны» и «констапупы»?

Интересно, что юнкера разных училищ соперничали между собой и давали друг другу прозвища по названию училищ: «михайлоны» (или «михайловны»), «констапупы», «павлоны»...


Павловец

Бывший юнкер Виктор Ларионов вспоминал о соперничестве константиновцев и михайловцев так:

«По существу, и те и другие – бывшие кадеты, часто одноклассники и товарищи, и ‟вражда” носила лишь внешний характер, вызванный традиционным соревнованием двух отличных артиллерийских училищ. Обвиняли друг друга в непонятных для постороннего человека вещах. Например, в Константиновском училище не воспрещалось ругаться, в Михайловском ругань, по традиции, не допускалась. Константиновцы издевались над ‟приторной вежливостью” михайловцев, которые отвечали песенкой-‟журавлем”:

Кто невежлив, глуп и туп –
Это юнкер-констапуп…

Оба училища обвиняли друг друга в пристрастии к пехоте. Константиновцы дразнили михайловцев, что те слишком усердно занимались пешим строем, что у константиновцев возбранялось...».

Первое военное Павловское училище, старейшее в Петербурге, считалось «первейшим из первейших» и самым престижным, но юнкера других училищ с этим утверждением, разумеется, были несогласны. Павловцы носили прозвище «павлоны» и сами пользовались этим прозвищем.

«За славу Родины всей грудью постоим!»

«Павлоны», к которым принадлежал прадедушка, были лучшими строевиками в Российской императорской армии, отличались высочайшей дисциплиной и, вследствие этого, стойкостью в бою. Шефами училища были Императоры, начиная с Александра II и заканчивая Николаем II.

Анатолий Марков в своей книге «Кадеты и юнкера» писал:

«Павловское военное училище имело свое собственное, ему одному присущее лицо и свой особый дух. Здесь словно царил дух сурового Императора, давшего ему свое имя. Чувствовалось во всем, что это, действительно, та военная школа, откуда выходили лучшие строевики нашей славной армии».

Свою стойкость павловцы доказывали не раз: так, весь выпуск 1877 года был отправлен в стрелковую бригаду, получившую во время русско-турецкой войны прозвище «Железной» за стойкость и мужество.

Военный марш павловцев начинался так:

Под знамя Павловцев мы дружно поспешим,
За славу Родины всей грудью постоим!
Мы смело на врага,
За русского Царя,
На смерть пойдём вперёд,
Своей жизни не щадя!!!
Рвётся в бой славных Павловцев душа…

К началу Первой мировой четверть состава офицеров Генерального Штаба состояла из бывших «павлонов». Во время войны и «павлоны», и «михайловны», и «констапупы» сражались плечом к плечу за Родину.

В начале войны, по свидетельству бывшего константиновца Эраста Николаевича Гиацинтова, у молодых юнкеров было

«восторженное настроение. Мы все рвались на фронт как можно скорей для того, чтобы положить свою жизнь за нашего Царя и за наше Отечество. Многим, к сожалению, это удалось. Около 50 процентов моих сверстников по училищу были убиты или тяжело ранены и умерли от ран».


Костенко Александр Степанович, подпоручик. Погиб в бою в 1915

(продолжение следует)

Елена Куртова
Записала Ольга Рожнёва,

«ПРАВОСЛАВИЕ.ru» (pravoslavie.ru)
Tags: Вера и Церковь, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История, Книжная полка, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment