April 2nd, 2021

Безродная советская аристократия



Автор: Александр Гончаров

Для России одним из самых страшных последствий Февральско-Октябрьской революции 1917 года стало утрата национальной аристократии, то есть, того важнейшего слоя на котором на протяжении веков лежали две главные задачи: управление государством и производство поведенческих стереотипов для основной гущи народа.

Гражданская война, эмиграция, насильственные высылки людей на «философских пароходах», а затем еще и репрессии – это все звенья единой цепи выкорчевывания русской аристократии.

Коммунисты XXI века на эти слова могут лишь презрительно фыркнуть: «Подумаешь, развернул здесь плач о «хрустящих французской булкой». Партия освободила творческую энергию масс, привела во власть выдающихся управленцев!» Далее идет перечисление этих самых управленцев: Феликс Дзержинский, Иосиф Сталин, Лаврентий Берия (про которого «красные» публицисты часто пишут, мол, лучший менеджер XX века)…

Но весь это перечень «кризисных менеджеров» не стоит и выеденного яйца. О властных качествах вышеупомянутых и других столь же высокопоставленных партийных лиц свидетельствует множество исторических фактов, хотя бы и то, что опекаемое гг. коммунистами государство – СССР развалился, не просуществовав и 70 лет, а во время Второй мировой войны наша держава оказалась один на один в противостоянии с военной машиной Третьего Райха и враг дошел от западных границ до Кавказа и Волги, чего не бывало никогда за всю русскую историю.

Советская псевдоаристократия оказалась крайне низкокачественной, ибо она не имела традиций ни в управлении, ни в самовоспроизводстве, ни в производстве стереотипов поведения. Она не выросла естественным путем из тысячелетней жизни государственного организма, а в качестве паразита присосалась к нему медленно отравляя социальный организм.

Collapse )</div>

Тридцать лет отставания — часть I

Кто и как привел советскую микроэлектронику к краху



Считается, что современной России не дано выйти на передовые позиции в производстве микроэлектроники. По выражению академика Евгения Велихова, «в науке каждая страна находит свою нишу. У США это гаджеты, Россия же всегда была сильна фундаментальными вопросами, энергетикой». Но именно электронные компоненты, микропроцессорная техника сегодня определяют развитие многих других высокотехнологичных отраслей, в том числе энергетики. По силам ли нам сократить отставание на этом направлении и как сейчас решаются подобные проблемы?

Ключевая технология

Производство интегральных микросхем (ИС) – ключевая технология современной промышленности. ИС, образно говоря, – это чудо мысли, фактически целая область науки, рожденная в XX столетии. Микросхема размещается на одном-единственном кристалле – полупроводниковом чипе (чип – англ. chip – тонкая пластинка). В нее входят миллионы полупроводниковых диодов, резисторов, транзисторов, выполненных на микронном уровне, и она может в целом обладать законченным сложным функционалом вплоть до целого микрокомпьютера.

Современные микросхемы разнообразны по конструкции и назначению. К ним предъявляется ряд требований по быстродействию, помехоустойчивости, потребляемой мощности, надежности и другие.

О сложности и миниатюризации ИС говорит такой факт. Сколько, например, транзисторов может поместиться в ширине человеческого волоса 0,08 миллиметра (80 микрон)? Если транзистор размером 14 нанометров (0,014 мкм), то примерно около 5700 транзисторов, которые в микросхеме выглядят величиной с вирус гриппа (0,12 мкм). А при размере семь нанометров – около 1,5 миллиарда транзисторов.

Для того чтобы разработать новую архитектуру чипа, от проекта до производства обычно требуется три – пять лет. Сам цикл производства каждой ИС на одной общей кремниевой (Si) подготовленной подложке толщиной около миллиметра и диаметре 200 миллиметров роботизированными механизмами и многослойными процессами фотолитографии может занимать до трех месяцев при выполнении до 1500 отдельных технологических операций. Вместе с фотолитографией транзисторы создаются, печатаясь слой за слоем на кремнии. Таким образом рождаются сотни идентичных микросхем на одной кремниевой подложке путем формирования различных слоев и рисунков элементов микросхемы. Подложка в конце стадии процесса разрезается на отдельные прямоугольные кристаллы – чипы. Затем золотой нитью распаивают выводы и помещают в их корпуса.

Collapse )

МОЛОДящиеся историки и квазиисторики. Часть 1



Историей интересуются многие, и это прекрасный интерес. Но мне хочется дать один совет, который будет полезен для того, чтобы ориентироваться в море книг и океане статей, не пойти на поводу у тех, для кого история (с нашим к ней интересом) лишь повод впутать нас в грязноватые современные дела.

Если речь идет о битве, происшедшей половину тысячелетия назад, то надлежит понимать: о ней всё уже сказано. Принципиально новое о таком сражении можно услышать лишь в двух случаях. 1. Если были проведены новые археологические раскопки. Тут да - посчитали пробитые черепа, откопали оружие, оказалось, что... далее всякое. Таким новым нас обычно и радует участник (организатор) работ. 2. Если обнаружились новые архивные документы, прежде не бывшие в профессиональном обороте. Опять же - и тут-то выяснилось, что ... далее всякое. В этом случае нас просвещает обычно тот, кто открыл документ. Без одного из этих условий переоценка сражений - в лучшем раскладе непрофессионализм.

Однако уже несколько лет не прекращается истерический крик относительно битвы при Молодях. Казалось бы: сенсационных открытий наука не преподнесла, битва давно и превосходно описана историками, в чем дело? Можно ли устроить сенсацию при отсутствии тех двух условий, о которых мною сказано выше.

Collapse )