September 6th, 2020

Воскресение. О злых виноградарях. Неделя 13-я



Мф.21:33–42

1Кор.16:13–24

Некий хозяин сдал свой виноградник в аренду. Хозяин этот – могущественный человек: у него есть власть и силы наказывать злодеев. Но он на удивление терпелив: посылает одних слуг, потом других. Он бесконечно верит в силу добра. Хотя из предыдущих посланников кого били, а кого и убивали, он все же напоследок посылает и сына. Он надеется, он даже уверен (а иначе бы он сына не послал), что тут-то у них проснется совесть, и они «постыдятся сына моего». Сын же – одного духа с отцом: послушно идет туда, где неоднократно проливалась кровь. И лишь когда окончательно обнаруживается, что совесть у злодеев мертва, – только тогда хозяин предает их злой смерти, а виноградник отдает другим.

А что за люди эти виноградари? Не будем уже говорить об их совести, но неужели они не знают силы хозяина и не боятся ни его самого, ни законов своей земли? Может быть очень уж выгодно они арендовали виноградник и думали, что хозяин ничего не понимает в делах? Может быть считали, что хозяин у них в руках и не посмеет отплатить за зло? А может быть того же духа, как тот злой должник, который ни во что поставил прощение ему огромного долга (Мф.18:23–32)? Или – как те завистливые работники, которые фактически не признавали за хозяином права распоряжаться своим добром (Мф.20:1–15)? – Ни те, ни другие, ни третьи просто-напросто не признавали права собственности. И тем, и другим, и третьим – так или иначе говорится: «Друг!.. разве я не властен в своем делать, что хочу»? – И платить сколько хочу, и прощать кому хочу, но и требовать свое, сколько мне положено. Это – мое, и я никому не должен отчитываться.

Писание со всей определенностью утверждает, что «не любящий брата, которого видит», не «может любить Бога, Которого не видит» (1Ин.4:20). А если я не признаю права собственности за человеком, за братом моим, то как я смогу признать право Верховного всемирного Собственника? Как я смогу оценить милость Его прощения, как я признаю за Ним право каждому уделять, сколько Он сам считает нужным, и как я смогу считать себя должником, обязанным что-то давать Ему в свое время? Не случайно всякому насильственному переделу собственности обязательно сопутствует и борьба против Бога.

А значит, на пути к Богу необходимо научиться и уважать право собственности, и даже считать его священным: не подсчитывать чужие доходы, не судить, как ими распоряжаются. И – не требовать, а смиренно просить, и не обижаться, когда не считают нужным дать.

Протоиерей Вячеслав Резников,
"Азбука веры"

Порабощение через дерусификацию


Фото: © скриншот youtube

1 сентября 2020 года режим Зеленского сделал еще один важный шаг для окончательного решения русского вопроса: отныне все русскоязычные школы там перешли на преподавание на украинском языке начиная с пятого класса. И это при том, что перед выборами Зеленский обещал противоположные вещи. Впрочем, там и так почти не оставалось уже русскоязычных школ и вузов, и теперь добивают только их остатки. При этом русский язык как был, так и остается главным средством общения во всех влиятельных деловых и политических кругах, где говорить по-украински считается совсем дурным тоном. Украинский же остается, с одной стороны, государственным языком чиновного делопроизводства, образования и большинства СМИ, но с другой – языком наименее влиятельных слоев общества: крестьян, пенсионеров, рабочих и служащих небольших городов и поселков. Языком депрессивных районов Центральной и Западной Украины.

Потому и складываются странные парадоксы в поведении, например, украинских националистических бандформирований востока Украины. Вошли туда, в основном, местные спортсмены и мелкие уголовники, для которых основными мотивами был поиск денег и социальное положение, а вовсе не укронационализм. Родным языком для них, конечно же, является русский, но при этом они обязаны публично орать о своем патриотизме и любви к украинскому. Потому нередко бывает так, что днем харьковский представитель какого-нибудь «Нацкорпуса» (запрещен в РФ) может перед журналистами с трудом вымучивать из себя украинские слова, кляня «страну-агрессора». Но уже вечером, выпив пива на полученный у олигархов гонорар, такой необандеровец вполне может избить заехавшего в Харьков крестьянина за употребление украинского, ведь его раздражает, выражаясь его жаргоном, «наречие лохов». Все это четко показывает, что политическое «украинство» имеет мало общего с лингвистической ситуацией или с этничностью. «Украинство» – это не этнос, а идеология, следование которой может помочь заработать деньги и сделать карьеру. А вот публично выраженная русская идентичность на Украине не только вредит карьере и доходам, но может быть даже опасной для жизни.


Pavlo_bagmut/Keystone Press Agency

Конечно, кроме таких лиц, из выгоды принявших русскоязычную русофобию, там есть еще и немало украиноязычных русофобов, особенно в Галиции. Тем не менее, даже эти вроде как реально «щирые» украинцы постоянно пользуются русским языком. Примерно 80% запросов в интернет-поисковиках, сделанных с Украины, подаются на русском языке. В современном мире просто невозможно пользоваться только региональным языком. Ведь на украинском даже близко нет такого массива информации, который есть на русском или на английском. Человек, знающий только украинский язык, на сегодня не может занимать высокие посты, не может работать в важных государственных сферах. Человек, знающий только русский, – может. Правда, на Украине все, даже жители глухих деревень Западной Украины, прекрасно знают русский на уровне первого или, во всяком случае, второго родного языка. Однако они уже теряют возможность грамотно им пользоваться, ибо он практически полностью вытеснен из сферы образования.

Collapse )

Кого отравят Новичком следующим?



Представляю как сейчас должно быть страшно лидерам нашей оппозиции. Тем кто хоть немного способен анализировать происходящее.
Кто следующий после Навального?

Они побаивались Путина и российскую власть и так. Они с ней боролись. Но представьте, как теперь им надо опасаться всего чего угодно, уже со всех сторон.

То ли НАВАЛЬНЫЙ по рассшатанному здоровью попал в кому, то ли его сделали ритуальной жертвой западники, то ли наказали частные заказчики "расследований".

Появление вновь в деле "новичка" - секретного, военного, страшного, российского, но не убывающего яда - должно пугать лидеров оппозиции больше чем кого бы то ни было.

Но не потому что против них его может применить наша власть. А совсем наоборот. Если он не убивает в реалиях Британии, зарубежом и даже в нашей провинции. То это вызывает два вопроса:

1) Может ли его безрезультатное применение быть делом рук российских спецслужб? Применяют ли несколько раз то что не работает, но оставляет кучу следов? Ведь называют ещё какого-то болгарского предпринимателя, якобы так же отравленного, но не убитого "новичком". Особенно неубедительно новая "неудача" с "новичком" у нас дома, где спецслужбы могут действовать абсолютно комфортно.
2) Если российские спецслужбы неудачно отравили, то кому могло бы прийти в голову Навального отдать в Германию. Если бы хотели отравить и представить невозможное - что снова не смогли? То почему не дотравили или не долечили по летального исхода в нашей больницы?

Это вообще смешно.

"Отравили", потом подлечили и отдали в руки тех которые нашли "следы новичка". Таких тройных проколов не бывает.

Но если зарубежные жертвы благополучно живы, то новая жертва "новичка" в коме.

А если умрёт в этот раз?

А если следующая жертва "новичка" из оппозиции, для продолжения информационной кампании по демонизации России, - помрёт?

У оппозиции теперь нет тихого пристанища. Их политическая неэффективность, всё больше наталкивает их хозяев на мысль, что они окупятся только будучи отравленными или умершими.

Ни на Западе, ни в России теперь не уйти от "новичка".

М. Смолин

#политика #мнение #оппозиция #РФ