May 23rd, 2020

Памяти Евгения Родионова

       


Я хочу написать стихи о солдате, чтобы каждый из нас знал его имя. Я хочу написать строки о юноше, который остался верен до конца своей семье, своей земле, своей стране. Помните имя того, кто доказал, что Россия жива. Кто погиб, защищая веру, честное имя матери своей и голубое небо жизни. Стоя в церкви, скажите ему спасибо. Рассказывайте о нем своим детям, братьям, сестрам. Рассказывайте о нем всем, кто сомневается в силе русского человека. Я преклоняюсь перед тобой, солдат. Я говорю тебе, что сделаю все, чтобы мой сын был похож на тебя.Молись за нас. Ибо наше спасение, это молитва.

О тебе я пишу на одном дыхании,
О тебе говорю я одной строкой,
Ты всегда в моем сердце, в моем сознании,
И для многих ты самый главный герой.
Ты погиб за Россию, ты жил для нее,
И теперь ты ее собой закрываешь,
Как и прежде в тот страшный последний день,
Ты с себя и сейчас креста не снимаешь.
Двадцать третье мая, село Чибирлей
Этот день стал для матери самым счастливым,
Не могла насмотреться она на тебя,
Для нее на земле ты был самым красивым
Только время летит. И счастливый май
Стал для матери самым кошмарным сном,
Ты убит был.И старый кладбищенский сад,
Для тебя стал навеки уютный дом.
Ты крещен был, когда атеизм процветал,
Помнишь, бабушка верить тебя призывала.
Ты простые молитвы в печали шептал,
И они в этот час тебе помогали.
Разве знал ты в двенадцать мальчишеских лет,
Когда крест одевал , что умрешь за него,
Разве знал, что померкнет когда нибудь свет,
И оставят тебя насовсем одного?
Нет не знал ты, не ведал, о вражеском зле,
И что будет не знал, да и надо ли знать,
Жажда жизни искрилась в юной душе,
И совсем не хотелось идти умирать.
Восемнадцать, какая смешная пора,
Ты уже не ребенок, но взрослый ли ты?
С уважением глядит на тебя детвора.
И девчонке ты даришь стихи и цветы.
Восемнадцать, какая развилка дорог,
Перекресток путей для ребят и девчат,
Только ты по другому наверно не мог,
И в июне ты стал называться солдат.
Девяностые годы чума для страны,
Грузом "200" легли на сердца матерей,
Если б знали они, где сейчас их сыны,
Если б знали они, что их ждет у дверей.
Только сердце всегда чует беду,
Если с сыном беда, кровоточит душа,
Вот и мама твоя, жить не смогла,
И поехала в ад,за тобою спеша.
Помнишь сын, колыбельные песни в ночи,
Помнишь мамины слезы, слезы любви
Ты скажи ей спасибо за детство свое,
Для тебя не жалела она ничего.
И сейчас, когда сердце тревожно стучит
Мать спешит на вокзал, чтобы сына спасти
Люди дайте ей сил, и Господь помоги
Сын в плену; и живым ей его не найти.
Русский крест, как он много таит в себе сил,
Сколько мощи в нем скрыто и сколько огня,
Если трудно, его в кулаке ты сожми,
И спасет от невзгод, защитит он тебя.
Только в красной от крови, жестокой Чечне,
Русский крест ненавидели всею душой,
Он был мостиком между тобой и страной,
Он тебе говорил, что Россия с тобой.
И когда командир приказал его снять,
И забыть навсегда о Иисусе Христе,
Понял ты, что не можешь Отчизну предать,
Вспомнил ты, как Он, умирал на кресте.
Знал, отсюда живым никогда не уйти,
Только все же бежал, только все же молил,
Даровании сил на опасном пути,
Ты у Бога душою и сердцем просил.
В это время почувствовав, что ты в беде,
Мать искала тебя по суровой Чечне,
Девять месяцев зла, девять месяцев лжи,
Привели ее к сыну, к тебе привели.
Но не встретил ее ты, к груди не прижал,
Не сказал:"Не волнуйся, я рядом с тобой"
В это время в холодной земле ты лежал
Не отрекшийся, верный России, герой.
Стало каменным сердце, застыла душа,
Но и это не все, надо вырыть тебя,
Надо свыкнуться с мыслью, тебя больше нет,
Что же это такое?В девятнадцать то лет?!
Двадцать третье мая. Чечня. Бамут
Обезглавленный сын. Неоконченный путь.
Вечность пред солдатом, церковный уют,
Сколько писем отсюда никогда не придут.


Д.К.



#стихи #Евгений_Родионов #Чечня #подвиг #личность #судьба #Чеченская_война #Россия #святой

Об одной встрече с Алексеем Борисовичем Мозговым в июле 2014-го.



Шла середина июля 2014 года. За спиной остались тяжелые дни окружения под Славянском и ночной многокилометровый марш трех бойцов, вырывающихся из окружения. Ранним утром мы, наконец, дошли до шоссе и засели в ближайшей посадке. По трассе в сторону Славянска шли грузовики с нацгвардейцами. Насчитали семнадцать. К вечеру за нами пришел транспорт из Северска – старенькая красная «девятка» с маленьких сухеньким мужичком за рулем. Двери в машине частично были заблокированы и не открывались. Одна очередь и из машины никто даже на ходу выпрыгнуть не успеет.

Едем. По иронии судьбы через какое-то время столкнулись лоб в лоб с украинским БТРом. Он стоял на заправке в нескольких метрах от дороги и вокруг него было выставлено охранение из нацгвардейцев. Деваться уже некуда, любое неадекватное действие водители и машина будет расстреляна в упор. Медленно проезжаем мимо. Я сижу рядом с водителем, прикрывая футболкой автомат на коленях и ловя взгляды сверху вниз бойцов охранения. «Вот бы захватить БТР, пришла в голову фантастическая мысль», тем более что один из нас «Бодрый» бывший офицер-танкист. Но один вскинутый автомат и все с нами было бы кончено за несколько секунд. Не остановили. Видимо на такую отчаянную наглость, что перед носом Украинского БТРра может проехать ржавая «девятка», набитая ополченцами, никто не рассчитывал.

К вечеру добрались до Северска и практически сразу влились в развед-группу «Хмурого» (не путать с генералом Петровским, с которым позже в Донецке будут у нас серьезные столкновения). По Северску передвигались на бронированной обваренной железными листами и порогами Ниве. Часть разведчиков набивалась внутрь машины, ощетиниваясь автоматами, а остальные размещались снаружи на порогах по сторонам и сзади, держась за поручни. На ходу смотрелся этот разведмобиль немного диковато. За рулем был сам «Хмурый».

Collapse )

Бог судил ей быть сильной

В прошлом номере газеты «Церковная жизнь» мы рассказывали о Свято-Елисаветинских чтениях. Тема «Любовь сильнее смерти» предполагала, что разговор вызовет самые сильные эмоции. Выступление на тему «Прославим мать святого воина», с которым сегодня хотим познакомить наших читателей, довел участников чтений буквально до слез. Мужество и стойкость Любови Васильевны Родионовой напомнили христиан-исповедников первых веков.

Экзамен на вечность

Наверное, каждый человек хотя бы один раз в жизни задумывался над тем, как люди переживают серьезные испытания и остаются верными своим идеалам, что помогает, что укрепляет их сердце? Свою работу я посвятила материнской любви, которой не преграда ни боль, ни смерть.

23 мая исполнилось 22 года со дня казни в чеченском плену воина-пограничника Евгения Родионова. Попавшего в плен девятнадцатилетнего Женю бандиты казнили только за то, что он не принял их веру и отказался снять нательный крест.

Подольский район Московской области, село Сатино-Русское. С раннего утра к Вознесенскому храму съезжаются автобусы и легковушки из разных регионов России. После Литургии по кладбищенской тропинке люди вереницей идут к могиле Жени. Здесь, на опушке леса, он нашел последнее упокоение. Море цветов, свечи, иконы и маленькая фотография пограничника. На высоком кресте надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года». Так сложилось – в один день Любовь Васильевна Родионова отмечает день рождения сына и день его смерти.

Collapse )

Разговор по-мужски