March 12th, 2020

ПОХОД



Как в страшное время Батыя,
Опять породнимся с огнем.
Но, войско, тебе не впервые
Прощаться с родным куренем!
Не дрогнув, станицы разрушить,
Разрушить станицы и сжечь, —
Нам надо лишь вольные души,
Лишь сердце казачье сберечь;
Еще уцелевшие силы, —
Живых казаков сохранять, —
Не дрогнув, родные могилы
С родною землею сравнять.
Не здесь — на станичном погосте,
Под мирною сенью крестов,
Лежат драгоценные кости
Погибших в боях казаков;
Не здесь сохранялись святыни,
Святыни хранились вдали:
Пучек ковыля, да полыни,
Щепотка казачьей земли.
Все бросить, лишь взять молодаек.
Идем в азиатский пустырь —
За Волгу, за Волгу — на Яик,
И дальше, потом — на Сибирь.
Нет седел, садитесь охлюпкой, —
Дорогою седла найдем.
Тебе ли, родная голубка,
Впервые справляться с конем?
Тебе ли, казачка, тебе ли
Душою смущаться в огне?
Качала дитя в колыбели,
Теперь — покачай на коне!
За Волгу, за Волгу — к просторам
Почти неоткрытых земель.
Горами, пустынями, бором,
Сквозь бури, и зной и метель,
Дойдем, не считая потери,
На третий ли, пятый ли год.
Не будем мы временем мерить
Последний казачий исход.
Дойдем! Семиречье, Трехречье —
Истоки неведомых рек...
Расправя широкие плечи,
Берись за топор, дровосек;
За плуг и за косы беритесь, —
Кохайте и ширьте поля;
С молитвой трудитесь, крепитесь,
Не даром дается земля —
Высокая милость Господня,
Казачий престол Покрова;
Заступник Никола-Угодник
Услышит казачьи слова.
Не даром то время настанет,
Когда, соберись у реки,
На новом станичном майдане
Опять зашумят казаки.
И мельницы встанут над яром,
И лодки в реке заснуют, —
Не даром дается, не даром,
Привычный станичный уют.
Растите, мужайте, станицы,
Старинною песней звеня;
Веди казаку, молодица,
Для новых походов коня,
Для новых набегов в пустыне,
В глухой азиатской дали...

О, горечь задонской полыни,
Щепотка казачьей земли!
Иль сердце мое раскололось?
Нет — сердце стучит и стучит.
Отчизна, не твой ли я голос
Услышал в парижской ночи?

Н. Туроверов
1939

#стихи #поэзия #казачество #история_России

Пропаганда, очерняющая Россию и русских, идет из глубины веков.



Пропаганда, очерняющая Россию и русских, идет из глубины веков. С того самого момента, как русские начали строить сильное государство и претендовать на региональное лидерство.

Так, миф о «Петербурге, построенном Петром на костях его подданных» придумали битые Петром же шведы.
Шведский историк Стринберг писал про великого самодержца: «Чтобы защитить Россию от врагов, он разорил ее хуже любого врага».
Первую утку о том, что при строительстве Петербурга люди мрут пачками, пустили жители шведского города Ниена. Он стоял чуть выше по Неве, и когда русские разгромили шведов, жителей этого города лишили поместий и капиталов, отправив обратно в Швецию.

На самом деле, при раскопках в слоях 18 века не было обнаружено массовых захоронений людей, зато нашли много костей животных, что свидетельствует о том, что строители Петербурга неплохо питались мясом.
Collapse )

За каспийскую нефть может пролиться кровь



Распад СССР породил множество конфликтов внутри новых государств и между ними. Самым экзотичным, безусловно, является туркменско-азербайджанский.

Главный трофей вероятной войны – нефть, а именно – ее месторождения на дне Каспия. Море порождает конфликт и одновременно препятствует его силовому разрешению.

Вопрос дележа возник после распада СССР. До этого Москва владела почти всем морем, лишь участок на юге принадлежал Тегерану. В конце 1991-го прикаспийских государств стало пять, при этом взгляды на принцип дележа моря были разными. Вопрос был уже в том, считать ли Каспий морем, которое необходимо делить по нормам международного права, или озером, когда действуют исключительно договоренности прибрежных государств. Россия, Казахстан и Азербайджан в целом выступали за раздел моря по срединной линии. Иран выдвинул весьма экзотический вариант пяти равных частей. Туркмения склонялась к дележу по серединной линии, но с нюансами. Азербайджан предлагал считать ее от выдвинутого далеко на восток Апшерона. Туркмения настаивала на том, чтобы этот полуостров игнорировать и считать линию от собственно берега. Других трех стран данный нюанс не касался, но для Баку и Ашхабада был принципиальным: именно от его решения зависело, кому принадлежат спорные месторождения. Если считать от собственно берега, они относились к Туркмении, если от полуострова – к Азербайджану. Баку ссылался на то, что в советское время месторождения были отнесены именно к его экономической зоне.
Collapse )

Молоко за 400 евро: Как наши деньги выпивают футболисты