February 10th, 2019

ВЕРНОПОДДАННЫЙ. ГРАФ Ф.А. КЕЛЛЕР. «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою» (Окончание)

Отношение Ф. А. Келлера к происходящему в 1918 году на Украине не было однозначным. С одной стороны, создание независимого украинского государства и немецкая оккупация были для него неприемлемыми, с другой — некоторые обстоятельства давали надежду на изменение ситуации к лучшему. Это прежде всего касалось деятельности монархических организаций в Киеве и надежд на появление вооруженной силы, открыто провозгласившей бы борьбу за восстановление монархии. Предполагая, видимо, что кадры армии Украинской державы могут быть впоследствии использованы для создания армии монархической, Федор Артурович открыто не осуждал П. П. Скоропадского. В гетманских войсках было немало сослуживцев Ф. А. Келлера, с которыми он воевал на фронте Великой войны (генерал от инфантерии А. Ф. Рагоза, полковник А. В. Сливинский, генерал-майор В. В. Чеславский и др.), что делало вполне реальным использование кадров армии Украинский державы для строительства новой вооруженной силы.
Collapse )

ВЕРНОПОДДАННЫЙ. ГРАФ Ф.А. КЕЛЛЕР. «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою». Часть 2

Деятельность графа Келлера

Действительной силы в руках графа Келлера нет. Против Петлюры на позиции под Киевом ему удалось выдвинуть около 1500 человек при нескольких орудиях. Военные операции предпринятые им, кончились неудачно, и на фронте установилось равновесие. Главная надежда — на выступление германцев, но и тут, по слухам, вредит неумеренно проявляемый монархизм графа Келлера, так как германский совдеп не желает служить орудием «явной реакции».
В организационной работе по созданию войсковых частей из добровольцев проявляется необыкновенная сумбурность. Прежде всего бросается в глаза возникновение ряда организаций, формируются армии, корпуса, летучие и партизанские отряды и прочее, без связи между собой и обыкновенно одна в ущерб другой. Все эти формирования дальше создания громадных штабов обыкновенно не идут, причем первым делом изыскиваются между политическими единомышленниками крупные денежные средства и устанавливаются большие оклады.
Collapse )

Иван Ильин. Я ВГЛЯДЫВАЮСЬ В ЖИЗНЬ. Книга раздумий. Наставления. Месть

Передо мною старое письмо. По всей видимости, оно могло бы вскоре отпраздновать свой столетний юбилей. Пожелтела бумага, подобно старой слоновой кости; края вот-вот осыпятся, складки подобны шрамам. Можно думать, его годами носили в кармане на груди. Как память? Как наставление? Этого никто уже не скажет. Я подобрал это письмо во время войны в заброшенном замке и сохранил его. А сейчас я хотел бы опубликовать его без изменений и дополнений.

«Мой любимый сын! Тяжестью легло мне на сердце твое последнее письмо. Читая его, я не верил своим старым глазам. Какими же гнусными, какими подлыми могут быть люди! Какие отвратительные последствия имеют похоть и ревность. Поверь мне, я пережил все вместе с тобой. Сначала эта попытка вкрасться в доверие, когда старый граф хотел тебя перехитрить и подкупить; затем эта бесстыдная клевета и, наконец, издевка и приказ по службе отправиться в дальние края. И сейчас кровь пульсирует у меня в висках. А твоя милая, бедная невеста! Сумеет ли она противостоять этим козням? Ах, как хорошо я понимаю тебя в том, что ты поклялся отомстить и ищешь мщения. Но возьми себя в руки, мой дорогой Фридрих, и спокойно выслушай меня.
Collapse )