December 18th, 2018

«Коллективизация и раскулачивание в Крыму: как это было». Лекция Д.В. Соколова. Часть 1


В Симферополе состоялась новая лекция Д.В.Соколова

Конец 1920-х - начало 1930-х гг. вошли в отечественную историю как годы «великого перелома». Автором этого определения был лично Иосиф Сталин, который так охарактеризовал политику форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Именно в этот период происходит окончательный отказ от новой экономической политики, и переход к командно-административной системе, что ознаменовалось новым наступлением большевиков на деревню, и как следствие – новой вспышкой репрессий.

Трагические события начала 1930-х гг. имели свою предысторию.

В 1927-1928 гг. в СССР грянул острый хлебозаготовительный кризис. К началу 1928 г. было заготовлено только 300 млн. пудов зерна против 428 млн. пудов к январю 1927 г. Столь низкие показатели объяснялись тем, что в подавляющем большинстве крестьяне предпочитали не продавать хлеб государству по низким заготовительным ценам, а торговать им на более выгодном для них свободном рынке.
Collapse )

«Коллективизация и раскулачивание в Крыму: как это было». Лекция Д.В. Соколова. Часть 2


Значительное количество спецпереселенцев погибло по пути к месту ссылки. Нередкими были случаи, когда от голода, холода и болезней вымирал весь этап. Тех раскулаченных, кто все же добирался живым до места поселения, размещали в неприспособленных для жизни бараках, а то и вовсе выгружали из поезда прямиком в тундру, без пищи и теплой одежды, по сути, обрекая их на верную смерть.

«У нашей мамы всего детей было шестеро, — вспоминала спустя много лет одна из дочерей Никифоровых, Галина, — а выжили только мы, три девочки: Валя родилась в 1931-м, четыре года спустя я, еще через два года Марина. Как мы уцелели, сейчас понять трудно. Болели цингой, рахитом, от голода отекали — были похожи на стеклянные бутылки. Родители работали, но ссыльным денег практически не давали, только небольшой паек, который нужно было растянуть на месяц. В 1941 г. от туберкулеза умерла мама, ей было только 29 лет, отец остался с тремя маленькими детьми на руках»[40].
Collapse )

Герои и грантоеды

На уходящей неделе СМИ РФ активно освещали уход из жизни и прощание с главной отечественной кривозащитницей Людмилой Алексеевой. Я не имею привычки «отплясывать» на могилах идейных противников и даже врагов, но считаю должным называть вещи своими именами.

Людмилу Алексееву называют диссиденткой. Это слово у нас носит сугубо отрицательный оттенок, и претерпевшие за Россию – такие, как Солженицын, Огурцов, Осипов – этот термин к себе никогда не относили. Так уж сложилось, что диссидент – это главным образом представитель «малого народа» (по классификации Шафаревича), враждебный не только и не столько правящему режиму, системе, коммунистической партии, СССР, но – исторической России и русскому народу. В этом отношении Алексеева могла считаться «диссиденткой» по праву, ибо защищала она во все времена исключительно врагов России и русских, будь то богохульники и кощунники, будь то чеченские террористы и украинские сепаратисты, будь то этнопреступники и т.п. «угнетённые». Против кого выступала лауреат государственной премии РФ за «правозащитную» деятельность, дважды выдвиженка на Нобелевскую премию? Против русских людей Донбасса. Против русских людей, пострадавших и требовавших защиты от этнопреступности. Против русской армии, сражавшейся с террористами Басаева, Масхадова и Хаттаба. Для кого не нашлось защиты у г-жи Алексеевой? Да для Русских же. Для нетаджикских девочек и нетаджикских мальчиков, зверски убитых. Для их родителей. Для русских беженцев из Чечни, чудом уцелевших во время террора дудаевских бандитов. Для русских беженцев из бывших советских республик. Для убиваемых жителей Донбасса. Для русских политических заключённых. Для них у кривозащитников защиты не находилось никогда: ни в современной РФ, ни в СССР. Кто поднимал голос в защиту членов ВСХСОН или В.Н. Осипова? Солженицын. Русская Православная Церковь Заграницей во главе со своим первоиерархом митрополитом Филаретом. Но никогда – узурпировавшая звание «правозащитников» антирусская либеральная общественность.
Collapse )

От ОУН-УПА к УПА-ПЦ: Перспективы украинских раскольников после киевского «волчьего собора»


На многострадальной Юго-Западной Руси, именуемой «Украиной», начинается новая жаркая пора. Несмотря на грядущие рождественские и крещенские морозы, именно на начало января 2019 года намечены ключевые события антицерковного и русофобского проекта «укроавтокефалия». Проекта, одним из ключевых актов которого стал прошедший 15 декабря киевский «волчий собор» (в церковной истории именно так, а также «разбойничьими соборами», именовались подобные самочинные сборища), объединивший разномастных украинских псевдоправославных сектантов и единичных предателей канонической Украинской Православной Церкви в новое раскольническое формирование.

Ранее эта лжецерковная структура в социальных сетях и ряде публицистических материалов уже получила предварительные прозвища «ЕПУПЦ» и «ПУПЕЦ», в итоге аббревиатура оказалась чуть более благозвучной, но с вполне определенными коннотациями: УПАПЦ («Украинская поместная автокефальная православная церковь»). Созвучие с ОУН-УПА, радикально-националистической экстремистской организацией, запрещенной в России, очевидно неслучайно.
Collapse )

«Современный авианесущий корабль для ВМФ России – первые шаги на пути к цели».


20 июля 2017 года Указом Президента были утверждены «Основы государственной политики в области военно-морской деятельности на период до 2030 года», заменившие собой действовавший до этого аналогичный документ, принятый в 2012 году.

Данные Основы, за реализацию которых отвечает Правительство РФ, содержат ряд весьма интересных положений, к примеру, в качестве «основных угроз и опасностей» безопасности России в Мировом океане названо «стремление ряда государств, прежде всего США и их союзников, к доминированию в Мировом океане», а также их желание достичь «подавляющего превосходства своих военно-морских сил».
Collapse )