September 4th, 2018

Иван Ильин. Я ВГЛЯДЫВАЮСЬ В ЖИЗНЬ. Книга раздумий. Проблемы характера. Легкомыслие

Не дар ли оно богов, которые порою сочувствуют нашей тоске? Или оно лишь случайный сквозняк в пашен чердачной каморке? Безобидный и радостный порыв в танце жизни или чреватая последствиями ветреность неполноценного человека? Цветение невинности или дорога в вину? Возможно — все вместе?

Легкомыслие — род свободы, получаемой путем душевного стряхивания приобретенного бремени; свободы, достигнутой не силой, покорением и властью, а скорее — отсутствием проблем. Задачи не разрешаются, но делается вид, будто их вообще не существует. Легкомысленный убегает в свободу, он закрывает глаза и грезит, что он свободен. От чего?

Во-первых, от прошлого и от будущего. Пусть исследователь копается в прошлом и сидит над своими раскопками. Пусть беспокойный мечтатель утомляет свое зоркое око на пустом будущем. Оба «ищут», потому что у них «этого нет». У легкомыслия «это есть». Что? Мгновение. Он живет в настоящем, а настоящее — лишь мгновение:

краткое «сейчас» в маленьком (редко — большом) «здесь». Это мгновение так же быстро исчезает, как и возникает; так же кратко пребывает в нем и легкомыслие, не ломая себе голову над «почему» прошлого или «куда» будущего. Легкомыслие забывает прошедшее и весьма близоруко по отношению к приходящему. Оно сжигает нить жизни и горит само вместе с ней — дитя легкокрылого времени.

Collapse )

«Немедленно приступил к разбору дел всех обвиняемых лиц»

В декабре 1917 г. в Севастополе впервые установилась советская власть. Перевороту предшествовала вспышка насилия. Разгулявшаяся матросская вольница истребила десятки офицеров и обывателей. 16 декабря 1917 г. на объединенном заседании представителей судовых и берего­вых частей, президиумов исполкома Совета военных и рабо­чих депутатов, Центрофлота, представителей социалистичес­ких партий и штаба революционного отряда, проходившее днем в театре «Ренессанс», принято решение об избрании постоянного Военно-рево­люционного комитета (ВРК) из 20 членов, преимущественно большевиков[1]. Одним из своих первых распоряжений новообразованный орган объявил о прекращении самосудов и учреждении революционного трибунала. Учрежденный постановлением ВРК Черноморского флота и крепости от 16 декабря 1917 г., трибунал «немедленно приступил к разбору дел всех обвиняемых лиц»[2]. 17 декабря 1917 г. об организации трибунала сообщили по радио в Петроград[3]. По кораблям и частям разослали приказ, в соответствии с которым судовые команды обязаны были арестовать своих офицеров при каютах или жеприводить их в помещение исполкома для допроса и следствия, а затем при наличии вины предавать их суду[4].

Несмотря на то, что о начале работы ревтрибунала было объявлено сразу, и в дальнейшем советские историки и мемуаристы всячески подчеркивали, что «эта мера дала возможность выявить действительно реакцион­ное офицерство и спасти невиновных и полезных для флота», до конца декабря 1917 г. о ней практически ничего не сообщалось в газетах. По данным современника и участника революционных событий в Севастополе, В.Жукова, в начальный период «многие части требовали немедленного освобождения своих офицеров и выносили даже протесты по поводу необоснованных арестов. Несколько десятков офицеров помещалось в течение недели в комнатах Исполкома, где велось формальное следствие, пока не создалась спокойная атмосфера и не было больше опасений за их жизнь»[5].

22 декабря 1917 г. в газете «Крымский вестник» опубликовали объявление ВРК и исполкома, о том, что «в настоящее время экстренно организуется при совете в<оенных>. и р<абочих>. депутатов народно-революционный трибунал, суд, для чего все профессиональные союзы, политические партии, центрофлот, советы крестьянских депутатов должны послать своих представителей в состав суда, в который также должны войти комиссары судов и частей. Суд начинает свои заседания для разбора дела по обвинению в контр-революционной деятельности арестованных не позже 23 декабря с.г.»[6].

Collapse )

Ядерный арсенал Израиля. Часть 3, окончание

Помимо развития своей ракетной программы, Израиль непрерывно совершенствует и другие средства доставки ядерных боеприпасов. В 1998 году ВВС Израиля получили первые многофункциональные истребители F-15I Ra’am. Этот самолет является улучшенной версией американского истребителя бомбардировщика F-15E Strike Eagle и в основном предназначен для нанесения ударов по наземным целям.

По данным Flightglobal, все 25 самолётов этого типа на постоянной основе базируются на авиабазе «Тель-Ноф». Иностранные военные эксперты сходятся во мнении, что именно F-15I являются основными носителями израильских свободнопадающих атомных бомб. С учётом того, что эти самолёты имеют боевой радиус, более 1200 км и оснащены достаточно продвинутой аппаратурой РЭБ, вероятность выполнения ими боевой задачи достаточно высока. Впрочем, для доставки ядерного оружия могут быть также использованы истребители F-16I Sufa. Данная модель является серьёзно модернизированным вариантом американского F-16D Block 50/52 Fighting Falcon.

Помимо свободнопадающих бомб израильские боевые самолёты способны нести крылатые ракеты «Далила» с дальностью пуска в базовом варианте 250 км. Ракета комплектуется боевой частью массой 30 кг, что теоретически позволяет разместить малогабаритный ядерный заряд. Турбореактивная «Далила» имеет длину 3,3 м, стартовый вес 250 кг и летит почти со скоростью звука.

Командование ВВС Израиля в будущем намерено заменить устаревающие F-16 и F-15 истребителями нового поколения F-35A Lightning II. В октябре 2010 года израильские представители заключили контракт на поставку первой партии из 20 истребителей F-35 общей стоимостью $ 2,75 млрд. долларов. От американской стороны было получено согласие относительно установки на самолёты собственного электронного оборудования и вооружения. При этом США поставили условие, что если Израиль увеличит количество приобретаемых F-35, то ему будет позволено больше вносить собственных изменений в электронную начинку и системы вооружения.

Collapse )