July 19th, 2018

Иван Ильин. Я ВГЛЯДЫВАЮСЬ В ЖИЗНЬ. Книга раздумий. Опасности.

Самомнение

Оно имело место во все времена, но прежде никогда не встречалось в подобном масштабе. Эпоха все опошляющей популяризации, эпоха полу-науки и полуобразованности вызвала к жизни этот тип человека. Он воображает, что умен и рассудителен, что все понимает, что знает «это» и еще кое-что, что он может «то» и еще многое. Наконец, он «все» может. И уже из одного этого он орет, третирует всех, загоняет в угол, клеймит позором. Он выступает самоуверенно и напыщенно и повергает в изумление весь мир; его могло бы, пожалуй, устроить разве что всемирное землетрясение. Меньшим он едва ли будет удовлетворен.

Чего он только не «знает»! Для него не существует трудностей и тайн: все плоско и примитивно. С Богом — давно покончено. Отечество — предрассудок. Национализм—предубеждение. Частная собственность—хищение и злоупотребление. Человек — похотливая тварь. Наука — классовый обман. Свобода — лишь во всеобщей пролетаризации. И вообще — мир должен склониться и не пищать.

Понятно: не могут все быть равно образованными и равно скромными. Многие знают немного. Ладно. Но вот один знает мало и не подозревает об этом; он наивен. Другой знает столь же мало, как и первый, однако воображает, что знает много и точно; значит, он предается высокомерию. Наивный еще даже и не размышлял о самом себе; его собственная умственная способность и власть, их пределы еще не стали для него проблемой. Высокомерный, напротив, поднял на щит самого себя. Он безмерно переоценил свои возможности. Он неверно очертил свои пределы. Мания величия точит его нутро, как червь.

Collapse )

Адмирал Колчак: герой или преступник? Интервью Председателя РОВСа в ток-шоу телеканала "Мост"

140 лет со дня рождения генерала С.Л. МАРКОВА. Сплошной порыв без перерыва



К чёрту за синею птицей…
Смело в атаку! Вперёд!
Нам ли пристало смутиться,
Если наш пробил черёд?..

17 (30) декабря 1917-го года Антон Иванович Деникин, прибыв на Дон, впервые посетил 1-й Офицерский батальон. Следом за генералом шёл странный человек, не носивший ни усов, ни бороды, но явно не брившийся уже больше недели, одетый в обветшалый, не по росту пиджак и обшарпанные, с длинной бахромой брюки. Неизвестный держался свободно, отличался большой живостью. В конце концов, добровольцы, заинтригованные личностью странного человека, решили, что он, вероятно, адъютант генерала Деникина. Когда Антон Иванович, поздоровавшись с частью батальона, переходил из одной комнаты в другую, незнакомец подошел к кроватям и стал заглядывать под одеяла.
- А вот у меня, так и подушки нет. Налегке приехал! - весело заметил он.
Один из офицеров не выдержал и полюбопытствовал:
- Простите! А ваш чин?
- А как вы думаете? - игриво откликнулся «адъютант».
- Поручик?
- Давненько был. Уже и забыл...
- Капитан?
- Бывал и капитаном, - засмеялся он.
- Полковник? – удивление офицеров нарастало.
- Был и полковником!
- Генерал?!
- А разве вы не помните, кто был в Быхове с генералом Корниловым?
- Генерал Марков?
- Я и есть!
Тем временем, простившись с батальоном, генерал Деникин начал одеваться.
- Одевайся, одевайся, буржуй! - смеясь, сказал ему генерал Марков, натягивая на себя заношенное серое пальтишко, рукава которого оканчивались где-то посередине между локтем и кистями руки, а воротник украшался имитацией барашка с вытертыми лысинами…

Collapse )

Брошенные беженцы Чечни: 23 года забвения

Сегодня редко вспоминают о трагических событиях в Чеченской республике. В школьной программе лишь порой упоминают даты первой и второй Чеченской кампании. Ни в одном учебнике по истории России не написано о том, что перед началом первой Чеченской войны, которая официально началась 31 декабря 1994 года в республике помимо чеченцев проживали сотни тысяч русских и русскоязычных жителей.

Эти люди массово безвозвратно покинули Чечню из-за бандформирований, беспрепятственно разгуливавших по городу, а также после начала военной кампании. Только по официальной статистике за период с августа 1991 года по август 1994 года убыль русского и русскоязычного населения (армяне, евреи, украинцы и др.) из Грозного составила более 223 тысячи человек. На сегодняшний день в Чечне проживает 1 млн. 436 человек и только около 2% населения составляет русское население.Также сегодня мало кто знает о том, что беженцы из Чечни до сих пор продолжают борьбу за восстановление своих законных прав на компенсацию за утерянное в Грозном жилье и имущество.

Беженке из Грозного Зое Александровне Ульяновой, ветерану труда, недавно исполнилось 90 лет. Из Грозного она уехала в девяностые годы. Приехала в Петербург, где жила ее дочь. Зоя бежала от бомб и боевиков, но в Петербурге ее ожидала другая война - борьба с местными чиновниками за право жить в своей квартире. За это боролись многие другие грозненцы. Немало тех, кто умер, так и не получив своего жилья от государства.

История Зои Александровны напоминает тысячи таких же историй людей, которые стали изгоями в своей стране. Ульянова продолжает добиваться справедливости в судах несмотря ни на что. Своего жилья у нее нет, судьба квартиры в Грозном также остается неизвестной. Несмотря на свой преклонный возраст Ульянова помнит все события, будто это произошло только вчера:

Collapse )

100 ЛЕТ: ДНЕВНИК 1-ГО КУБАНСКОГО ПОХОДА. 4-11 апреля 1918 г.

4 апреля. Дневка в ст. Дядьковской.

Станичники встретили Добровольческую Армию приветливо, с хлебом-солью. Дневка прошла спокойно. Было и сытно и уютно.

Для ускорения движения ген. Деникин приказал всю пехоту посадить на повозки и в дальнейшем движение армии от Дядьковской к ст. Успенской было прекрасно организованным маршем для выхода из большевицкого окружения.

В Дядьковской выяснилось чрезвычайно тяжелое положение раненых. На некоторых повозках раненые не выгружались трое суток, ни медикаментов, ни перевязочных материалов не было. Смертность усилилась. Ген. Деникин собрал старших офицеров и некоторых общественных деятелей, ехавших с армией, и на совещании было решено, отчасти под влиянием сведений, оказавшихся потом ложными, что оставленных без ведома ген. Деникина в Елисаветинской раненых, - казаки спасли и отправили в лазареты, - оставить раненых, не могущих вынести перевозки, в станице. По составленному врачами списку было оставлено около 200 человек, при враче и сестрах, и взятые еще в Екатеринодаре заложники. Видный большевик Лиманский дал слово, что он сбережет раненых и свое обещание сдержал. Из оставшихся 119 человек двое были убиты, шестеро умерли и сто один остались в живых и спаслись.

Ген. Деникин писал об этом решении: «Переживая мысленно минувшее, я помню свои душевные терзания. Подписать приказ заставлял тяжелый долг начальника».

Collapse )