June 14th, 2018

И.Б. Иванов. Капитан Борис Михайлович Иванов (К 25-летию со дня кончины)

22 апреля 2018 года исполнилось 25 лет со дня смерти Председателя Русского Обще-Воинского Союза капитана Бориса Михайловича Иванова (1895–1993) – человека необыкновенной судьбы, прожившего очень долгую жизнь, одного из тех немногих Белых Воинов, кто с самого начала, с 1917 года, принял участие в борьбе против коммунистической диктатуры и увидел крах коммунистического режима в 1991-м.

Когда автор этих строк, будучи молодым старшим унтер-офицером, вступал в ряды легендарного РОВСа, Борису Михайловичу было 97 лет. Тяжело болея, он уже отошёл от дел в Союзе. Мне не посчастливилось знать его лично, но я помню, с каким уважением говорили тогда о капитане Б.М. Иванове старые офицеры, помню, как хлопотал тогдашний Председатель Обще-Воинского Союза поручик Владимир Владимирович Гранитов о том, чтобы как-то помочь своему бывшему начальнику, находившемуся в американском госпитале. Корниловского ударного полка капитан Иванов и тогда был для всех нас легендой, живым связующим звеном, которое соединяло новые поколения членов РОВСа с «Первыми начавшими» – генералом Л.Г. Корниловым и его соратниками-первопоходниками…

Борис Михайлович родился 29 июля 1895 года в семье кадрового офицера Русской Императорской Армии. Отец его погиб в 1914-м, в самом начале Великой войны, в которой успеет принять участие и сын. Борис окончил 1-ю Пензенскую гимназию и ускоренный курс Павловского военного училища. Был произведён в чин прапорщика. После краткого пребывания в 241-м и 98-м запасных полках, направлен на фронт, в 724-й пехотный Любартовский полк 181-й пехотной дивизии, а по его расформировании в июле 1917 года, переведён вместе с пулемётной командой этого полка в 31-й пехотный Алексеевский полк, на Западный фронт. Участвовал в боях, получил сильную контузию и был эвакуирован.

После большевистского переворота, он добрался до Новочеркасска и в декабре 1917 года вступил в Добровольческую Армию. Первоначально находился в личном распоряжении Командующего Добровольческой Армии, генерала-от-инфантерии Л.Г. Корнилова, затем служил в Офицерском отряде полковника В.Л. Симановского и в Корниловском ударном полку. Был дважды ранен. К январю 1919-го состоял в должности фельдфебеля 2-й роты 1-го батальона Корниловского ударного полка. 26 января того же года попал в плен к красными в районе станции Камышёваха Северо-Донецкой железной дороги и едва не был расстрелян. После четырёх с половиной месяцев нахождения в плену, ему удалось бежать из Москвы на Юг России, чтобы вновь присоединился к своему полку и продолжить борьбу с большевиками.

После эвакуации Русской Армии из Крыма подпоручик Иванов находился в Галлиполи, в 4-й роте Корниловского ударного полка. Уже в эмиграции был произведён в последующие офицерские чины – поручика, штабс-капитана и капитана. Проживал в Болгарии и в Королевстве СХС. Состоял в РОВСе и в Объединении Корниловского полка. Во время Второй мировой войны служил в рядах Русского Корпуса, сражаясь с югославскими красными партизанами-титовцами. В 1950 году переехал в США, жил в г. Детройте (шт. Мичиган). Сотрудничал в журналах «Атаманский Вестник», «Вестник Общества Русских Ветеранов Великой Войны», «Наши Вести», «Первопоходник», газете «Русская жизнь». Был Начальником Мичиганского Отделения РОВСа, заместителем Начальника Северо-Американского Отдела РОВСа и заместителем Возглавляющего Объединение Корниловского ударного полка. Позднее сам возглавил Объединение Корниловцев. С 17 февраля 1982 года – Начальник Отдела РОВСа в США. С 25 марта 1986-го – Первый Заместитель Начальника РОВСа. И, наконец, 6 июня 1986 г. он был назначен Начальником Русского Обще-Воинского Союза (с 6 августа того же года эта должность вновь стала именоваться «Председатель РОВСа» – как при генералах А.П. Кутепове и Е.К. Миллере). В ту пору Борису Михайловичу было уже около 91 года.

В одном из своих первых Приказов по РОВСу, посвящённом очередной годовщине создания Добровольческой Армии, капитан Иванов писал:

«Осталось нас считанное число. Физически – мы стары, мы больны, но крепки духом и по-прежнему непримиримы к большевикам-коммунистам. Мы не можем бороться с оружием в руках, но можем и ОБЯЗАНЫ продолжать борьбу свободным словом правды! Перед Родиной наша совесть чиста. Долг перед ней и свою присягу мы выполнили. За ВЕРУ ПРАВОСЛАВНУЮ, за ЦАРЯ, за РУСЬ СВЯТУЮ мы дрались с врагом внешним. За ЧЕСТЬ, СВОБОДУ и ПРАВО мы боролись с врагом внутренним – коммунистами. Мы, русские офицеры и солдаты с гордостью можем сказать свободному миру: «Не забудьте, что своей свободой вы ОБЯЗАНЫ НАМ, нашей жизни и нашей крови! В 1-ю Мировую МЫ спасли Францию. В Гражданскую МЫ не дали вторгнуться красным полчищам в Европу и на много лет задержали продвижение коммунизма во всём мире. Настанет час, а он не за горами, проснётся ваша совесть, и вы вспомните о нас! Как вспомнили гордые бритты, поставив в своей столице памятник выданным в Лиенце!» Я верю в Благость и Милость БОЖИЮ, что с ЕГО помощью Родина наша – РОССИЯ – освободится от коммунистической власти и восстановится СВЯТАЯ РУСЬ!»[1]

Несмотря на свой возраст, капитан Иванов проявил на постах Начальника Отдела РОВСа в США и Председателя РОВСа кипучую энергию, стремясь объединить в одну воинскую семью всех, кто по каким-то причинам уже утратил связь с Союзом, укрепить связь между разбросанными по всему миру Белыми Воинами, соединить в рядах РОВСа все русские воинские организации, ещё не состоящие в ней.

В одном из писем, адресованном участнику Белой борьбы на Дальнем Востоке поручику Евгению Александровичу Леонтьеву (1901–2001), проживавшему в США, в штате Калифорния, Борис Михайлович писал:

«И мы «на восточном побережье», и вы на «западном» являемся членами одной русской Белой воинской семьи. Мне думается, что нам было бы неплохо восстановить не только письменную связь, но и более действительную – состоянием в одной Русской воинской семье, РОВСе. Время, переживаемое нами, очень и очень тревожное… Во имя нашего долга – борьбы нам доступными средствами, с коммунизмом, возможной нашей помощью делу освобождения Родины, для борьбы с усиливающейся русофобской кампанией смешения понятий «советский» и «русский», наше единение было бы очень желательно.

Конечно, «строевыми» быть не можем. Но для того, чтобы говорить и писать власть имущим, быть представителем в наших общественных организациях, взявших на себя право говорить от имени русской эмиграции, говорить в них от имени старейшей русской национальной воинской организации, мы, надеюсь, можем… дабы нашу воинскую организацию не считали заживо погребённой!»[2]

Работа Бориса Михайловича по сплочению и укреплению РОВСа увенчалась успехом. Именно благодаря энергии капитана Иванова в 1984–1987 гг. на его призыв откликнулись и вошли в состав Обще-Воинского Союза: Общество Ветеранов Великой Войны в Сан-Франциско (8 июня 1984), ещё до Второй мировой войны состоявшее в РОВСе, но потом утратившая связь с Союзом; Союз чинов Русского Корпуса (17 августа 1987); Обще-казачья имени Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича станица (24 августа 1987); Забайкальская Казачья Станица в г. Сан-Франциско (12 ноября 1987). Особенно значимым было, конечно, присоединение к РОВСу Союза чинов Русского Корпуса – в то время самой «молодой», многочисленной и активной воинской организации Русского Зарубежья.

Из сохранившихся в действующем Архиве РОВСа писем и приказов, видно, как сильно беспокоила Бориса Михайловича проблема отсутствия в Белых организациях молодой смены. Увы, в 1980-е гг. ассимилировавшиеся в странах проживания дети, внуки и правнуки, предпочитали «не слышать» призывов Белых Воинов и обходить стороной старые русские воинские организации. А мода на создание новодельных «обществ потомков» и «объединений потомков», активно поощряемая в 2000-е гг. из посольств и консульств Российской Федерации, тогда ещё не пришла…

В апреле 1988 года капитан Б.М. Иванов тяжело заболел и был помещён в госпиталь, откуда перешёл в старческий дом. По состоянию здоровья он сложил с себя обязанности Председателя РОВСа и 20 июня 1988 года передал эту должность своему Заместителю – сотнику Никите Ивановичу Иовичу. Чины РОВСа не оставили своего старого Председателя и хлопотали о том, чтобы перевести его в более комфортные условия проживания, в другой американский штат, что, к сожалению, в силу законодательства США, сделать было не так просто, т.к. наталкивалось на многочисленные юридические трудности и препоны.

Скончался капитан Б.М. Иванов 22 апреля 1993 г. в городе Детройте, на 98-м году жизни. Но перед смертью Господь дал ему счастье увидеть осуществление заветной мечты всех Белых Воинов – падение богоборческого коммунистического режима на Родине. Хотя до возрождения Великой, Единой Святой Руси, какой им мечталось увидеть свободную Россию, было ещё очень далеко… Похоронен Борис Михайлович на кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (шт. Нью-Йорк, США).

В действующем Архиве РОВСа сохранились воспоминания капитана Иванова, относящиеся к периоду с декабря 1918 по февраль 1920 гг., когда он попал в плен к красным, с немалыми приключениями бежал и вновь пробрался к своим. Можно сказать, что современным читателям, даже тем из них, кто всерьёз интересуется историей Белой борьбы, Русского Зарубежья и РОВСа, эти интереснейшие воспоминания под заголовком «Плен» неизвестны, несмотря на то, что однажды они всё же были напечатаны. Дело в том, что капитан-корниловец опубликовал их в весьма малодоступном для читателей журнале «Вестник Общества Ветеранов Великой Войны» (Сан-Франциско, 1986, № 256), выпускавшемся в то время минимальным тиражом, фактически «самиздатовским» способом, с помощью печатной машинки и ксерокса. К тому же опубликовал не под своей фамилией, а скрывшись под псевдонимом из двух букв – «Б.И.», мало что говорящим непосвящённому читателю. Полагаю, что ныне, в год 25-летия со дня смерти капитана Бориса Михайловича Иванова, будет уместно раскрыть его псевдоним и напечатать воспоминания уже под полным имением автора.

И.Б. Иванов
Русская Стратегия
http://rys-strategia.ru/

#РОВС #историяРоссии #БелоеДвижение #Белаяэмиграция #воспоминания

Крым, Косово и легитимность

Президент Сербии Александр Вучич заявил, что если бы Сербия признала Крым частью России, то это бы означало поддержку независимости Косова. Воспроизводим статью четырехлетней давности на эту тему с просьбой донести ее до обоих президентов. ‒ Июнь 2018.

Странная штука "дипломатия", особенно трусливая и во многом зависимая от объекта критики... Это когда имеешь дело с бандитом, но нужно делать вежливый вид, что – с "партнером". Таковы методы и лексика МИДа РФ по отношению к США – нынешним строителям Нового мiрового порядка: «наши партнеры всё еще не понимают-недооценивают-ошибаются...», «пытаются вести с нами неконструктивный диалог на основе двойных стандартов».

Как будто "наши партнеры" никогда ранее так себя не вели и "ошибаются" только сейчас в связи с Крымом... А нужна ли эта вежливость после Ирака, Афганистана, Ливии, Сербии? Это уже звучит смешно и самоунизительно как "357-е последнее китайское предупреждение" (если кто помнит те времена)...

Самое смелое, на что решается сейчас МИД РФ, – это сравнивать Крым с Косово, хотя это и не первый такой "прецедент" и вообще совершенно не сравнимые случаи.

Территория Косово – исконно сербская, отнятая теперь албанской наркомафией у Сербии. Она была лишь в ХХ веке заселена пришлыми албанскими мигрантами и насильственно отторгнута от Сербии с геноцидом и изгнанием сербского населения, разрушением сотни православных храмов, кладбищ, сербских исторических памятников. Сделано это было даже без формального референдума, решением албанского оккупационного правительства при поддержке Запада.

Collapse )