December 13th, 2017

А.И. Солженицын. Россия в обвале. 2. ПЕРВЫЕ ГОДЫ ЖДАННОЙ ДЕМОКРАТИИ

19-21 августа 1991 могли стать звёздным часом в истории России. События несли черты настоящей революции: массовое воодушевление, не только общественности, но в значительной мере и столичного народа (то же и в областях). Вольные изъявления уличной толпы. До горячего захлёба ощущение совершаемого великого исторического поворота. Немощные, боязливые действий ГКЧП уже выражали истощённость и конечную обречённость коммунистической власти в СССР. Возглавители переворота имели славную возможность несколькими энергичными мерами в корне изменить и всю обстановку внутри России, и внешние условия её существования в раздавшемся тотчас «хоре суверенитетов» союзных республик. От новых деятелей, движимых бы народолюбием, в те дни не встретило бы никакого сопротивления: мгновенно запретить и распустить всю коммунистическую партию; объявить открытым путь уже 60 лет запрещённому мелкому и мельчайшему производству, без чего задыхалось советское население и что стало бы самым естественным, верным первым шагом в экономической реформе; объявить реальные права местного самоуправления, каких никогда не имели Советы при коммунистах. И, расставаясь наконец с большевизмом, – тут же решительно заявить о неверности искусственных, надуманных ленинско-сталинско-хрущёвских границ между республиками: такой шаг не вынуждал далее ни к каким немедленным физическим действиям вовне, но создавал фундамент пусть и для многолетних политических переговоров. (Уж тут не будем замахиваться на масштаб исторический: что свержение большевицкой власти логически требовало восстановления государственного законопреемства от 1916 года. Ибо Февральская революция, в блаженно-радостной сумятице, не создала своего права).

Ничего этого или подобного сделано не было. Главари переворота в короткие дни обманули, предали надежды аплодирующей массы. Эти вожди, да и примкнувшие к ним активисты, – первым и ярким шагом демократической победы избрали расхват помещений, кабинетов в Кремле и на Старой площади, автомобилей, потом и частных квартир. Таким делом и занялись они в самые ключевые дни, когда судьбу России можно было формовать как тёплый воск. Победившая, наскоро сплотившаяся верхушка, войдя в очередной роковой акт Истории России, оказывается, думала только о власти, скатившейся в руки нечаянным подарком, ни о чём другом. Что же до границ государства – тогдашний российский вице-президент был тут же послан в Киев, затем и в Алма-Ату подписать отдачу десятка этнически русских областей и 18 миллионов русских людей. (Эту капитуляцию потом ещё и ещё подтверждали не раз, внутренние в СССР административные границы признав государственными, якобы под защитой Хельсинкских соглашений 1975.) Распад СССР был неизбежен, в 1991 уже и маячил, но ещё оставалось подготовительное время, чтобы уменьшить вред глубоким экономическим, бытовым и многомиллионным личным связям, и уж не было никаких причин ожидаемый распад подталкивать. Такой интерес имел украинский президент – но никак бы, никак не участвовать в том толчке и российскому.

Collapse )

И.В. Огурцов: "Мы испытываем агонию перестройки..." (18.11.17.)

Сей ненависть, разделяй и властвуй.

Не хотел писать про историю с «уренгойским мальчиком в Бундестаге», но видимо, придется. Фактическая сторона дела известна всем, само выступление можно посмотреть в Сети (https://youtu.be/xFrX95SEjOM), всесторонний разбор сути выступления проведен М.В. Назаровым (https://rusidea.org/250929301). А вот неадекватная реакция некоторых «журналистов» и СМИ, раскручивание темы "русский школьник призвал к реабилитации нацизма" - вызывает простой вопрос: зачем это делается и кому это выгодно?

Сразу в глаза бросается тот факт, что выступление прошло аккурат во время обсуждения в Думе вопроса о патриотическом воспитании. С ним в России дела обстоят не лучшим образом – во многом из-за отсутствия в нашем обществе цельного и беспристрастного взгляда на историю России, засилья различных пропагандистов, распространяющих самые разные небылицы о России, Русском народе. Особенно активно в этом направлении работают красные пропагандисты, навязывающие просоветскую повестку дня и решительную ресоветизацию страны. Но им мало просто вещать в своих «тупичках», вечерних ток-шоу и на страницах прессы – всем этим Семиным, Кургинянам, Спицыным, Юлиным, Пучковым, Прилепиным и прочим нужен официальный допуск в систему образования с правом редактировать учебники истории.

Но каким образом можно пустить этих пропагандистов так, чтобы это не вызвало обоснованных возражений преподавателей, профессиональных историков и патриотической общественности? Очень просто: на всякий голос разума повесить ярлык «фашистского прихвостня», «фальсификатора истории» и т.д. Сделать так, чтобы противники этого шага предпочитали молчать из-за боязни попасть под каток просоветской пропаганды, быть освистанными толпой и потерять публичную репутацию. Для большей убедительности провокация должна быть связана с чем-то крайне важным для наших сограждан, чтобы она имела большой резонанс. Ну а на волне этого резонанса можно устроить вирусное распространение просоветской точки зрения: когда всякий, кто чуть-чуть возмущен этой провокацией, будет писать в своих блогах статьи и выкладывать на своих видеоканалах в Сети ролики с бурной реакцией на провокацию и поддержкой требований просоветских пропагандистов. Вот и получается почти идеальная провокация с далеко идущими последствиями: школьник как представитель нового поколения России, тема Второй Мировой войны, речь о жертвах войны со стороны Германии, произнесенная немного дрожащим голосом – и вопль «караул, историю переписывают!»

Collapse )