November 30th, 2017

Архив РОВСа. О нашей внутренней жизни и работе, которые регулируются «Положением о РОВ Союзе»



г. Париж 12 июня 1969 г.

Не для печати

Более 50 лет отделяет нас от дня основания Белого Движения, нам есть о чем подумать, ибо мы были свидетелями коренных изменений не только на нашей Родине, но и во всем мире. Говорят – «горе побежденным» – но еще большее горе для победителей, если они забудут, что в жизни существует неизменный процесс изменения действительности.

Наша жизнь протекает в ненормальных условиях: нет Отечества, как и нет непререкаемых авторитетов. Но с 1917 года мы остались верным России и Белой Идее. Это есть наша основа, которую надо беречь, о которой всегда и всюду нужно с гордостью говорить.

За эти годы каждый из нас имел достаточно времен, чтобы расширить свои познания и кругозор, создать свои убеждения, понять справедливость и разумность Белого Движения, вставшего на непредрешенческую позицию в смысле будущего устройства России.

Надо отдать себе отчет, что жизнь не остановилась на 1917 году, что произошли колоссальные перемены в жизни и психологии народа, что к старому возврата нет, и что Новая Россия будет построена в согласии с чаяниями населения. Тогда каждый русский патриот сможет и должен честно служить Родине, как при монархии, так и при республике.

Collapse )

Двенадцать мгновений семнадцатого. Хроника переломного года. «Да здравствует Государь Император!»

Январь

Накануне днём стоял морозец градусов в двадцать, но к вечеру поднялась метель и слегка потеплело. В новогоднюю ночь в неверном свете восковых свечек братия Саровского монастыря молила Господа о даровании измученной войной и смутой России покоя и благополучия. Монахи знали, что и в столице в это время по распоряжению митрополита Питирима во всех церквах совершалось торжественное молебствие. Сам митрополит служил в соборе Александро-Невской лавры; в Исаакиевском и Казанском служили архиереи Вениамин Гдовский и Геннадий Нарвский.

Первый день нового 1917 года в России пришелся на воскресенье, и утром, после литургии, снова состоялись молебны. Молились братии на Соловках и в Оптиной пустыни, священники в больших соборах городов и деревянных церквушках самых захудалых приходов по окраинам империи.

Молились монахи саровской обители, но не было успокоения в их душах: поневоле вспоминали они предсказания батюшки Серафима, чьи нетленные мощи хранились тут же. Ведь всем известно было, что ещё в 1832 году Преподобный предсказывал: «Они дождутся такого времени, когда и без того очень трудно будет земле русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах земли русской всеобщий бунт, и, так как многие из служащих тогда будут и сами участвовать в их злоумышлении, то некому будет унимать их, и на первых порах много прольется невинной крови, реки ее потекут по земле русской, много дворян, и духовенства, и купечества, расположенных к Государю, убьют…»

Collapse )

Материалы к биографии тайного советника Г.А. Мейнгардта

Георгий Александрович Мейнгард (Мейнгардт) (1866 – 1945) в годы Гражданской войны не командовал воинскими частями Белой Гвардии, не организовывал вооруженных антисоветских восстаний, не планировал террористических актов против большевицких лидеров, но, тем не менее, весной 1920 г. его имя было внесено в список политических преступников, разыскиваемых Московской ЧК. И даже спустя многие годы после окончания Гражданской войны в России имя этого белого эмигранта значилось в картотеке ОГПУ СССР, по крайней мере, в первой половине 1930-х гг.

Кем же был этот опасный, с точки зрения советских чекистов, политический преступник?

Георг – Эдуард, или по-русски Георгий Александрович Мейнгардт (Мейнгард) родился в Москве в 1866 г. в семье инженера-архитектора А.А. Мейнгарда (1825-1894). После окончания гимназии, поступил нa юридический факультет Императорского Московского университета. Успешно закончив его в 1890 г. с дипломом 1-й степени, он начал службу на юридическом поприще в Москве. В 1895 - 1900 гг. служил в Туле.(1) В Памятных книжках Тульской губернии за 1896 – 1899 гг. упоминается о том, что он осуществлял прокурорский надзор Белевско – Одоевского участка в чине титулярного советника. В Тульской губернии Мейнгардтами, чья фамилия все чаще писалась без буквы "т", принадлежало имение у села Лески в Одоевском уезде. А сами Мейнгарды были в1894 г. внесены в 3-ю часть дворянской родословной книги Тульской губернии.(2)

Collapse )