November 22nd, 2017

Лев ТИХОМИРОВ. Единение народного идеала с царским

Это не есть передача государю народного самодержавия, как бывает при идее диктатуры и цезаризма, а просто отказ от собственного самодержавия в пользу Божьей воли, которая ставит царя, как представителя не народной, а божественной власти.

Царь, таким образом, является проводником в политическую жизнь воли Божией. "Царь повелевает, а Бог на истинный путь наставляет". "Сердце царево в руке Божией". Точно так же "Царский гнев и милость в руках Божиих". Чего Бог не изволит, того и царь не изволит". Но получая власть от Бога, царь, с другой стороны, так всецело принимается народом, что совершенно неразрывно сливается с ним. Ибо представляя перед народом в политике власть Божию, царь перед Богом представляет народ. "Народ тело, а царь голова", и это единство так неразделимо, что народ даже наказуется за грехи царя. "За царское согрешение Бог всю землю казнит, за угодность милует", и в этой взаимной ответственности царь стоит даже на первом месте. "Народ согрешит - царь умолит, а царь согрешит, - народ не умолить". Идея в высшей степени характеристичная. Легко понять, в какой безмерной степени велика нравственная ответственность царя при таком искреннем, всепреданном слиянии с ним народа, когда народ, безусловно ему повинуясь, согласен при этом еще отвечать за его грехи перед Богом.

Невозможно представить себе более безусловного монархического чувства, большего подчинения, большего единения. Но это не чувство раба, только подчиняющегося, а потому неответственного. Народ, напротив, отвечает за грехи царя. Это, стало быть, перенос в политику христианского настроения, когда человек молит "да будет воля Твоя" и в то же время ни на секунду не отрешается от собственной ответственности. В царе народ выдвигает ту же молитву, то же искание воли Божией, без уклонении от ответственности, почему и желает полного нравственного единства с царем, отвечающим перед Богом.

Collapse )

Головокружение от безумия

В великой крестьянской России после чудовищного октябрьского переворота семнадцатого года крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения, оказались в репрессивной ловушке большевицкого самовластия, которое с особой жестокостью проявилось в начале тридцатых годов прошлого века. Именно об этом времени полного крестьянского закабаления, неведанного ранее, беседовали коллеги Сергей Корнеевич и Иван Савельевич.

– В конце прошлой беседы вы, Сергей Корнеевич, упомянули о статье Сталина, «отца всех народов, который всё мог», – начал разговор Иван Савельевич. – Я полагаю, вы имели в виду его обращение к народу с заумным названием «Головокружение от успехов», опубликованное в марте 1930 года сначала в «Правде», далёкой от правды, а потом во всех мелких советских газетёнках, перепечатывавших слово в слово из этой и других центральных газет навязываемую сверху «правду».

– Совершено верно, я имел в виду именно эту статью. И мне хотелось бы знать, отчего же закружилась голова у Сталина, «гениального вождя»? И беспокоило ли его головокружение на самом деле, ведь он был поражён совсем другим, более страшным и трудно излечимым недугом – чудовищным властолюбием, которое одолевало его всю долгую жизнь вплоть до самой смерти? Разве бывает головокружение от успехов у здорового, нормального человека? Каковы же истинные причины такого неожиданного и совсем непонятного головокружения кремлёвского небожителя, восседавшего в царских палатах на самом высоком престоле власти? Что же вынудило этого главного партийного вожака, одержимого демоном зла и насилия, спуститься на грешную землю и обратиться к простому «тёмному» народу, бесконечное горе, страдания и муки которого он не мог разглядеть из-за высокой кремлёвской стены?

Collapse )

Новости Севастополя

В Севастополе прошли памятные мероприятия, приуроченные к 97-й годовщине эвакуации Русской Армии генерала П.Н. Врангеля.

Ноябрь для Севастополя является особенным месяцем. Он отмечен сразу тремя историческими датами: Днем народного единства (4 ноября), годовщинами Октябрьского переворота (часто называемого Великой Октябрьской социалистической революцией) (7 ноября), и Крымской эвакуации частей Русской армии генерала Петра Врангеля (также именуемой Русским Исходом) (14 ноября).

Последняя из вышеперечисленных дат имеет для города особенное значение. В 1920 г. Севастополь оставался последним городом на Юге России, где развевалось национальное трехцветное знамя. Отсюда ушли на чужбину тысячи наших соотечественников. Это были не самые худшие люди. Трагична была участь изгнанников. Но все же она не шла ни в какое сравнение с тем, что выпало на долю тех, кто остался.

Collapse )