November 13th, 2017

Цитаты. И.Б. Иванов

100 лет памяти памяти священномученика Иоанна Кочурова

31 октября (13 ноября по новому стилю), всего лишь через 5 дней после прихода к власти партии большевиков, недалеко от Петрограда (так тогда назывался Санкт-Петербург) в Царском селе отрядом красноармейцев был зверски убит священник Екатерининского собора протоиерей Иоанн Кочуров.

Известие об этом событии, конечно же, должно было взволновать народ, но мало кто мог тогда предполагать, что это преступление будет не просто еще одним кровавым эпизодом смуты, начавшейся уже после Февральской революции 1917 года (для мирных граждан давно уже стали привычными сообщения об убийствах, грабежах и погромах, совершенных распоясавшимися из-за воцарившегося безвластия бандами, по большей части, солдатами-дезертирами, уголовниками и просто опьяненные революционной вольницей люди, а именно таких в основном и вербовали в свои ряды большевики). На самом деле, насильственная смерть о. Иоанна Кочурова стала началом кровавых гонений на Церковь, а имя царскосельского священника - первым в бесконечно длинном списке мучеников за веру. Удивительно, что советская власть, только-только в результате государственного переворота утвердившаяся в Петрограде, которую многие еще не воспринимали всерьез (а многие, в том числе - вполне достойные граждане, даже испытывали иллюзии относительно ее), так скоро, явно и жестоко покажет свою богоборческую сущность. Пройдет время, когда новый режим создаст аппарат массового террора и русскую землю зальют реки невинно пролитой крови, – тогда уже всем станет очевиден масштаб катастрофы, случившейся с Россией. Только Православная Церковь уже в первые дни смогла дать правильную оценку происходящим трагическим событиям и обличить насилие и грех, в том числе, и устами таких мужественных, готовых пойти на смерть ради Христа пастырей, как отец Иоанн Кочуров.

Мученический венец не дается человеку случайно. Так и вся предыдущая жизнь протоиерея Иоанна была в некотором смысле предисловием к его мученическому подвигу. В свете этого подвига и обстоятельства жизни, показавшиеся бы вполне обыкновенными в карьере священника, открываются совершенно иначе.

Collapse )

Персональная выставка А.С. Красногородцева



С 1 по 12 ноября 2017 г., в самом центре Северной Столицы России, в доме-музее И.И. Бродского, прошла персональная выставка русского художника Александра Красногородцева - подпоручика Русского Обще-Воинского Союза, офицера Ополчения Новороссии, одного из героев обороны Славянска и Иловайска.

Основная тема в художественном творчестве Александра Сергеевича - пейзажи родной Русской Земли. Посетители смогли увидеть на его полотнах мастерски написанные виды Прибайкалья, Соловков, Крымского полуострова и других уголков России.

11 ноября на выставке побывали боевые соратники и друзья живописца. Гости осмотрели выставку, поздравили её создателя и от всей души пожелали ему дальнейших успехов в творчестве.

#РОВС #художник #Ополчение #Новороссия

Егор Холмогоров: 12 ответов Захару Прилепину о Революции и Гражданской войне

Защита Ленина и большевистского порядка в новой статье Захара Прилепина настолько характерна, что посвященные ей пункты невозможно оставить без разбора, как в идейном, так и в фактическом плане. Рассмотрим их, сохраняя авторскую нумерацию.

Великий Октябрь к своему столетию потерпел сокрушительное поражение. Это поражение состоит в том, что даже те люди, которые сегодня занимаются апологетикой большевистского переворота, никогда не используют для его оправдания апелляцию к собственным ценностям, программе и слоганам большевиков.

Никто не говорит о том, что Октябрь открыл путь к построению социализма и коммунизма во всем мире, никто не выражает счастья по поводу того, что сокрушена была власть буржуазии и царских приспешников и возникла власть трудящихся. Никто не говорит, что было покончено с поповским мракобесием и воссиял свет безбожной мысли, никто не настаивает, что большевики дали землю крестьянам, заводы – рабочим, а народам – мир.

Вся красная апологетика строится на разных формах оправдания октябрьского переворота, большевизма и советской власти в рамках чужеродных большевизму ценностных систем.

Патриотической, националистической, конспирологической, народнической, даже православной. Фактически это софистическая манипуляция гегелевским «Хитрым разумом». Большевики хотели одного, но на деле получилось совсем другое, но именно это неосознанное благо и есть подлинная выгода от революции.

Collapse )

«Гладко было на бумаге…» И снова о «контрактной армии»

На днях президент РФ заявил о том, что российская армия идёт к полному отказу от призывной системы. В прежние времена такое заявление обсуждалось бы толпой «экспертов» в различных телестудиях. Ныне оно прошло практически незамеченным. Это, пожалуй, и хорошо, т.к. весьма дурна и вредна практика обсуждения армейских вопросов людьми, ни йоты в них не понимающими и зачастую предубеждёнными против самой армии. Хуже и вреднее этого только одно: реформы, проводимые с аналогичным пониманием…

Вопрос о призыве дебатировался ещё в царские времена. В частности, известный публицист и морской офицер М.О. Меньшиков полагал за благо переход, как сказали бы сейчас, на контрактную основу. Михаил Осипович считал, что упор нужно делать на качество воинов, а не на их количество, что количество, набираемое из людей, воинскому делу вполне чуждых, разрушает сам дух армии, её крепость. Надо признать, что суждения Меньшикова не были лишены основания, но… были мало применимы к практике. Можно сказать, что в данном вопросе блестящий публицист победил офицера. Красивая идея была поставлена выше реального положения дел.

То же можно сказать о сегодняшних радетелях о контрактной армии. Идея прекрасна, но… «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги, а по ним идти…» Постараемся же не забыть о них мы.

Само собой, костяк армии должны составлять кадровые военные, профессионалы. Но одного костяка для защиты столь обширной страны, как Россия, недостаточно. Вспомним Первую мировую войну. Костяк армии – в первую очередь, кадровые офицеры – был в значительной мере выбит уже в первый год войны. Замену им в полугодичный срок готовили на ускоренных офицерских курсах. Вспомним Вторую мировую. Сколько дошли до весны 45-го из тех, кто приняли на себя первый удар? Известно, что призыва 41-го года выжило два процента. Два человека из ста. А теперь представьте себе маленькую профессиональную армию… Её истребляют в первые же месяцы. Что дальше? Если нет призыва, значит, нет и резервистов. Есть толпа людей, которые не имеют ни малейшего представления ни о военной службе, ни об уставе, ни о том, как пользоваться оружием – ни о чём вообще. На что будут они годы, если призвать их в строй? А обучать хотя бы азам времени уже не будет – война его не оставляет. Итог: бессмысленные жертвы и проигранные сражения.

Collapse )