October 4th, 2017

Антон Керсновский. Философия войны. Военная этика и воинская этика

Под военной этикой мы разумеем совокупность правил и обычаев — как кодифицированных, так и некодифицированных, — которыми противники должны руководиться на войне. Под воинской этикой — правила и обычаи, которые члены военной семьи соблюдают при сношениях друг с другом — и вся военная среда в сношениях с невоенными.

* * *

Конец XVII века и почти весь XVIII — с их «кабинетными войнами», веденными за государственные интересы профессиональными армиями, — были золотым веком человечества. Война велась без ненависти ко врагу — да и «врагов» не было — были только противники, упорные и свирепые в бою, учтивые и обходительные после боя, не терявшие чувства чести в самом жарком деле.

После битвы на Требии Суворов приказал вернуть шпаги взятой в плен 17-й полубригаде из уважения к двухсотлетней славе и доблести Королевского Овернского полка, из коего она была составлена. За полстолетие до того, при Фоншенуа, шотландцы сблизились на пятьдесят шагов с Французской Гвардией, продолжавшей безмолвно стоять. Лорд Гоу крикнул французскому полковнику: «Прикажите же стрелять!» — «После вас, господа англичане!» — ответил французский командир граф д’Отрош, учтиво отсалютовав шпагой. Залп всем фронтом шотландской бригады положил сотни французов. Это «Apres vous, messieurs les Anglais!» стало нарицательным. Свою роль в истории двух народов эпизод этот сыграл — о нем сто семьдесят лет спустя напомнил Фошу маршал Френч, когда та самая шотландская бригада пожертвовала собой, прикрывая отход французов в критическую минуту под Ипром.

Collapse )

Людмила Селинская: Жизнь в Зарубежье немыслима без веры

Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.

– Мой отец, Ростислав Владимирович Полчанинов, работает над третьей книгой воспоминаний, где эта тема раскрываeтся примерами из жизни семьи и современников. Предыдущая книга «Мы, сараевские скауты-разведчики, дети Белого движения» рассказывает, как с оружием и тысячами беженцев армия Врангеля отступила из Крыма в 1920 году из великой державы с целью вернуться. Этот ключевой момент семейной истории я помню с раннего детства. В нём сочеталось самое главное: глубокая вера, надежда на спасение России и пылкая к ней любовь.

Отец родился в Новочеркасске в 1919 году во время Гражданской войны в семье Владимира Павловича Полчанинова, полковника штаба Верховного главнокомандующего. В то время англичане решили эвакуировать раненых и больных в Египет. В их числе оказался и новорожденный отец. Но дед не уехал с семьей, а остался с главнокомандующим. Когда Врангель призвал «военных, которые достаточно поправились, вернуться в строй», дед попросил семью приехать в Крым. «Русский консул в Египте, – пишет отец, – уговаривал не возвращаться, так как катастрофа могла произойти в любой день. Всё-таки в октябре мы вернулись, а уже 15 ноября эвакуировались... Мы не беженцы, а эмигранты – эту фразу я слышал и от своих родителей, и от их друзей. Впрочем, эмигрантами они считали только свою, "крымскую" эвакуацию, "новороссийскую" же эвакуацию называли беженцами, а мужчин так и просто дезертирами…»

Collapse )

Памятник русскому гению, сидящему за решеткой

4 октября 1957 г. был запущен первый искусственный спутник Земли. За прошедшие 60 лет о значении этого события написано много. Но одна деталь бросается в глаза сразу: запуск «Спутника-1» практически всегда используется коммунистами для рекламы своих «достижений», вместе с полетом Гагарина, первой АЭС, бесплатными медициной и образованием и т.д.

Но так ли это? Достаточно посмотреть на биографию творца «Спутника-1» и всей ракетно-космической программы СССР. Сергей Павлович Королев, родившийся в 1907 г., с малых лет проявлял тягу к знаниям и технике. В 1917 г. он поступил в гимназию в Одессе – но из-за революции обучение было прервано. Благодаря отчиму с педагогическим и инженерным образованием Королев смог учиться на дому и избежал участи многих своих свертников. В советскую систему образования и инженерного дела Королев пришел уже не как ученик – а как талантливый юноша, который уже в 17 лет сделал проект своего первого самолета. А ведь Королев мог запросто попасть в жернова развязанной коммунистами Гражданской войны, пополнить армию беспризорников или умереть от голода и болезней.

Далее в биографии Королева – университет, оконченный экстерном, и группа изучения реактивного движения (ГИРД), на энтузиазме развивавшую ракетную технику. В 1938 г. – арест по обвинению во вредительстве, пытки, Колыма, работа в «шарашке». И везде чудом Королев оставался жив – то получил ослабление в режиме незадолго до тяжелой болезни, то опоздал на баржу, которая затонула со всеми заключенными. Облегчилась жизнь конструктора только после войны, когда встал вопрос об освоении немецкого опыта ракетостроения и создания боевых баллистических ракет. Только после этого гений Королева смог реализоваться в полной мере.

Collapse )

В.В. Аксючиц о Церкви и антирусской революции