October 2nd, 2017

Спецоперация «Матильда». Ждёт ли нас «поджог Рейхстага»?

Хотя тема «Матильды» успела порядком набить оскомину за последние месяцы, приходится вновь обратиться к ней. Мне уже приходилось писать и говорить, что указанное творение Учителя – ничто иное, как провокация. Цель-минимум – приковать внимание наиболее активной православной патриотической общественности к отдельно взятой мерзости и, пользуясь этим, преспокойно творить мерзости иные, которые остаются уже без особого внимания. Оборона отдельно взятого бастиона таким образом происходит на фоне почти беспрепятственного захвата противником – в данном случае имею ввиду необольшевизм – всей линии фронта…

Не стану, впрочем, повторяться о цели-минимум, т.к. события последних недель заставляют подозревать наличие куда более серьёзной цели-максимум. Оставляя в стороне религиозные и исторические разборы, рассмотрим вкратце развитие провокации.

1. Режиссёру Учителю, некогда снимавшему фильмы про комсомол с цитатами из Брежнева, а в «демократической России» переключившемуся на псевдоисторическую порнографию, выделяется из Госбюджета (наших то бишь налогов) сумма в 280 мил. рублей.

Collapse )

На графских развалинах. Часть 2.

Ещё одно свидетельство принадлежит известному историку Русского зарубежья и общественному деятелю С.Г. Пушкареву (1888 – 1984). Он происходил из потомственных дворян. Причём в юности увлекался левыми, социалистическими идеями. В конце 1917 г. он вернулся в имение своих родителей в Прохоровке, Курская губерния. Вот его свидетельство.

«В это время советская власть на селе еще не была организована: не было ни партийных коммунистических комитетов, ни органов ЧК. Лозунг «Власть на местах!» означала, что на селе власть принадлежала сельскому сходу. В сельских местностях, как и в городах, появились коммунистические комиссары, но их функции и полномочия были неопределенны.

В нашей местности волостным комиссаром назначили высокого, здоровенного балтийского матроса бандитского вида и характера, с патронташем через плечо и с револьвером на поясе. На второй день после Рождества он объявился в Прохоровке и созвал сход.

Собрание состоялось в местной школе. Толпа крестьян в полушубках, шапках и валенках тесно стояла в большой пустой комнате. Ораторы влезали на стол и держали речь.

Collapse )