July 26th, 2017

Русские добровольцы Белой Испании - новая книга серии "Архив РОВС"

Долгими десятилетиями историю гражданской войны в Испании подъяремная Россия знала лишь в версии советского агитпропа, сложившего целые легенды о том, как «фашистскому» режиму Франко противостояли «доблестные» интербригады. Сегодня мифы о Франкистской Испании ещё очень далеки от преодоления, ибо в идеологию «свободной», многопартийной, толерантной Европы режим Франко также не вписывается. Без малого 80 лет назад «испанский Корнилов», как именовали его в Белой эмиграции, сумел победить в своей стране смертоносный вирус большевизма, за 20 лет до этого уничтоживший Россию и унесший множество жизней в Испании. Ни советские, ни нынешние «свободные» исследователи (за редким исключением) не рассказывают об учинённом коммунистам беспощадном терроре, в ходе которого, в частности, были убиты 7937 представителей духовенства, и уничтожено до половины всех испанских храмов. Редко вспоминают о том, что разорённая гражданской войной Испания не позволила Гитлеру и Муссолини вовлечь себя во Вторую Мировую войну, сохранив нейтралитет, что правление Франко привело к испанскому экономическому чуду… И уж, конечно, по сей день в тени пресловутых интербригад остаются Белые Добровольцы, служившие у Франко. 80-летию сформирования Русского добровольческого отряда в составе Испанской Национальной Армии посвящается эта книга, в которую вошли публицистические материалы, публиковавшиеся в военной прессе Русского Зарубежья, мемуары и дневники русских Добровольцев, многие из которых ещё никогда не издавались в России.

Книгу "Русские Добровольцы Белой Испании" можно приобрести по акции на Планете.ру в рамках сбора средств на издание Юбилейного Врангелевского сборника: https://planeta.ru/campaigns/vrangll . Спеццена только для проекта! В магазинах книга появится позже и будет стоить дороже.

Обращаем внимание читателей, что в рамках того же проекта теперь можно заказать комплект книг серии "Архив РОВС": "Белая Борьба", А.А. фон Лампе "Пути верных", "Русские Добровольцы Белой Испании".

Все доступные акции расположены в правой колонке проекта. Заказанные книги будут, как обычно, высланы заказчикам почтой наложенным платежом.

#РОВС #БелоеДвижение #Испания #гражданскаявойна #Франко #добровольцы #воспоминания #книга

Миссия РОВС

На протяжении почти векового существования Русского Обще-Воинского Союза не умолкают голоса всевозможных «критиков» и «хоронителей». С самого первого дня справа и слева звучали злобные выпады тех, кому претила беспартийность русского воинства в изгнании, верность Союза одной лишь России, не размениваемой ни на какие «ориентации». От Милюкова до крайних монархистов неустанно звучали огульные обвинения во всевозможных «грехах».

Первым ответил поэт-мученик Иван Савин: «Когда я слышу неодобрительный отзыв о Белом движении, — я знаю, что лицо, этот взгляд высказывающее, никогда в руки свои винтовки не возьмет, никогда не отдаст просто и прекрасно своей жизни за Россию так, как это сделали десятки тысяч незаметных героев на всех противобольшевистских фронтах. Ибо и трус может критиковать героя и высказывать мудрые — и то не всегда — мысли задним числом, но любовь к своей стране и народу запечатлеть смертью может только герой. Ибо болтовня есть болтовня, а жертва есть жертва. Поэтому оскорбляют слух и сердце факты, когда самовольная болтовня моральных и политических дезертиров ставится выше безмолвной жертвы.»

О вторых горько отозвался рыцарь Монархии генерал Дитерихс: «Все те, кто называет себя ныне монархистами, причисляют себя к таковым не по исповеданию принципов, понятий и религии монархизма, как идеологически мощного, объединяющего массу, общественность, государство – начал, а лишь по форме, по внешним осязаемым материальным проявлением его. При этом форма и внешность обращаются ими в сущность, исчерпывая всю содержимость их монархического чемодана. Отсюда понятие ими идеи возрождения в России монархизма является для них только в формально-аксессуарном восстановлении трона, возведении на него того или другого из Романовичей, занятие при троне определенного придворного или административного положения и приведение всех прочих граждан России к "поднози трона" путем тех же чекистских мероприятий, изменив лишь название органов: охранка, жандармерия, гвардия и так далее. Вот, мне кажется, весь запас их идеологии и все их мировоззрение на монархизм вообще и в частности – на современные задачи монархического объединения и движения. Такой идеологией предполагается победить мировое большевицкое движение и дать России мир и благоденствие, а себе… Этих взглядов и понятий я не разделяю, а потому к современному монархическому движению примкнуть не могу, какое бы имя не выдвигалось, как претендующее на трон, или для возглавления объединения и движения. После осатаневшего всем чесночного духа, конечно, русского человека можно увлечь любым другим. Поэтому в ходе нашей смуты от современного монархического движения я предвижу, быть может, в недалеком будущем, появление Шуйских, Самозванцев, Петров, Тушинских воров, но не национальной работы. Как таковое, оно столь же вредно, как и работа большевиков, но, по-видимому, это движение неизбежно».

Collapse )

Приамурский Земский Собор. Попытка воплощения монархической идеи в рамках Белого Движения. Ч.4.

Новая структура власти. Мероприятия Правителя Земского Края. Повышение боеспособности Земской Рати

Сразу же после своего избрания М.К. Дитерихс приступил к созданию новой системы управления краем. Многочисленные учреждения прежнего Правительства с раздутыми штатами, часто дублировавшимися функциями и к тому же часто с подпорченной репутацией упразднялись. На их месте создавались 2 исполнительных органа: Совет Внешних Земских Дел с подотчетными ему Ведомствами Финансово-промышленным, Иностранных Дел и Путей Сообщения и Приморский Поместный Совет с подотчетными Ведомствами Внутренних Дел и Народного Просвещения. Ведомство Юстиции и Государственный Контроль переходили под непосредственное руководство Правителя. Для урегулирования жизни казаков создавалось Правление Казачьих Войск из Атаманов всех казачьих войск Сибири. После окончательного урегулирования вопроса местного самоуправления (о нем будет сказано ниже) в подчинении Приморского Поместного Совета также должен был быть создан Совет рабочих, мастеровых и мелких частных служащих «для делового разрешения вопросов жизни, быта и продуктивности работы этих тружеников Земли Русской» [2, стр. 407].

Но главной задачей новой власти стала разработка механизма прочной связи власти с местным населением. «До сих пор за время пятилетней гражданской борьбы все наши государственные объединения стремились выявить главным образом только объединение всероссийского масштаба, слишком мало обращая внимания на заложение под этой крышей, под этим верхом прочной базы и местного прочного управления. […] Все наши бывшие государственные объединения гибли из-за того, что тыл оставался совершенно неустроенным и совершенно с властью ничем не связанным». [3, стр. 526]

Collapse )

И.А. Ильин. О сопротивлении злу силою. 10. О сентиментальности и наслаждении

Еще более глубокие и определяющие связи соединяют доктрину «непротивления» с содержательными корнями всего учения. Ибо идея «любви», выношенная и выдвинутая Л. Н. Толстым, вносит от себя такое содержание во все его основоположения и выводы, которое предопределяет собою неверность почти всех его вопросов и ответов.

«Любовь», воспеваемая его учением, есть, по существу своему, чувствожалостливого сострадания, которое может относиться к какому-нибудь одному определенному существу, но может захватывать душу и безотносительно, погружая ее в состояние беспредметной умиленности и размягченности. Именно такое чувство, укоренясь в душе, захватывая ее глубочайшее чувствилище и определяя собою направление и ритм ее жизни, несет ей целый ряд опасностей и соблазнов.

Так, прежде всего это чувство само по себе дает душе такое наслаждение, ополноте и возможной остроте которого знают только те, кто его пережил [77]. Испытывать его – есть благо совсем не в том только смысле, что оно моральноценно и что его следует испытывать, но и в том смысле, что оно само по себе дает душе величайшее удовлетворение, услаждая ее и насыщая ее этою сладостью. В этом состоянии душа переживает себя блаженно-единою, целостно охваченною и растворенною; в ней все как бы течет и струится, звучит и светится, поет и сияет; она обретает в себе самой источник ни в чем другом не нуждающегося счастья, и притом такой источник, которого не может отнять у нее чужой произвол и по сравнению с которым другие источники кажутся скудными, слабыми и ненадежными. Но именно эта непосредственная доступность ключа к наслаждению, его самодовлеющий характер, интенсивность даруемого им удовлетворения и особенно способность его играть и петь в беспредметном умилении [78] – могут незаметно приучить душу к духовно неоправданному и духовно малозначительному самоуслаждению, к сосредоточенности на этом самоуслаждении и на его добывании. Это «благо может приковать к себе душу не силою своего духовного превосходства и совершенства, а силою своего услаждающего блаженства [79], и, далее, именно постольку оно может повести к охлаждению и инстинктивному отвращению ото всего, что не есть это благо или что не ведет к нему. Это может породить практику и теорию морального наслажденчества («гедонизма»), искажающую и силуочевидности, и миросозерцание, и основы личного характера.

Collapse )