June 24th, 2017

Конфликт вокруг могилы Н.Н. Туроверова

От редакции: О конфликтной ситуации, возникшей в связи с идеей перезахоронения русского поэта-белоэмигранта Н.Н. Туроверова, "Перекличка" уже писала. В ответ на опубликованный нами материал, мы получили несколько откликов, которые помещаем ниже, считая своим долгом информировать наших читателей о судьбе праха одного из выдающихся Белых поэтов. Кстати, как нам стало известно, несмотря на продолжающийся скандал вокруг могилы поэта, в РФ уже намечена дата перезахоронения - 7 октября 2017 года.

ПИСЬМО В "ПЕРЕКЛИЧКУ" ОТ ИВАНА И НИКОЛАЯ
ТУРОВЕРОВЫХ

Уважаемые господа!

В ответ на публикацию интервью Елены Туроверовой инфомируем, что две судебные инстанции тщательно изучили все доводы ответчиц и материалы дела, и постановили решение именем народа Франции, которым признали необоснованными действия Елены и Юлии Туроверовых, которые являются ненадлежащими сторонами по делу, не имеющими никаких законных оснований для оспаривания решения об эксгумации останков семьи поэта Туроверова Н.

Единственными близкими родственниками, имеющими на это право, являются племянники умершего Это также было указано в ранних решениях общего собрания Союза казаков( 2007-2008 годы), а так же в рекомендациях общественности в лице представителя известного княжеского рода, к которому обращалась Елена, который указал в письме, что это чисто семейный спор.

Надеемся, что вы уважаете законы страны, Конституция которой говорит о верховенстве права. Решение суда окончательное и не подлежит оспариванию.

Просим не поддаваться на провокации и не переводить семейные дела в политическую плоскость.

С уважением
братья Иван и Николай Туроверовы.

Collapse )

Геройская оборона Наурской станицы в 1774 году

Оборона Наурской станицы моздокскими казаками десятого июня 1774 года представляет собой один из тех подвигов, которые, не имей большого политического и военного значения, вместе с тем невольно останавливают на себе внимание и современников и потомства, поражая ум и воображение. И в летописях царствования великой императрицы русской, столь славного богатырскими делами, и в летописях кавказской войны этот эпизод должен занять место между славными подвигами, прославившими русское имя.

Была первая турецкая война, и Наурскую столицу обложило восьмитысячное скопище татар, кабардинцев и турок, под предводительством калги из рода крымских султанов. Строевые казаки еще не возвращались из похода, и дома оставались только старики, женщины, дети и легионная команда. У неприятеля был явный расчет захватить врасплох беззащитных жителей станицы, которая едва только устраивалась, хотя, правда, и была обнесена валом и снабжена орудиями. Неприятель не знал, однако же, с кем будет иметь дело – и встретил небывалое войско с небывалым оружием. Разряженные наурские казачки в красных сарафанах вышли на защиту родного города и отражали неприятельские приступы наряду с мужьями и братьями. На женщин, между прочим, была возложена обязанность поддерживать костры, разогревать смолу и лить со стен кипяток на головы штурмующих. Сохранилось предание, что даже щи, варившиеся к обеду, шли у казаков на дело защиты.

Оборона Наура была первым случаем, когда от кавказской женщины понадобилась серьезная и опасная боевая служба. Впоследствии она уже не расставалась с ней и сроднилась, как с чем-то неизбежным среди суровой обстановки порубежного быта. Моздокские . казачки не пугались ни свиста вражеских пуль, ни стрел, ни дикого рева и гика нападающих неприятелей. Спокойно, рядом со старыми волжскими бойцами встречали они яростные атаки татар, защищались серпами, косили косами смельчаков, появлявшихся на земляном валу станицы. Чугунные пушки перевозились на людях с места на место, смотря по тому, откуда усиливался приступ.

Collapse )

Письмо Белогвардейца


О, ангел мой, Наталья Николавна!
Боярышня из пушкинских времён.
Ах, как несправедливо, Боже правый,
Что век наш страшный взял и вас в полон.

Наташенька, в голодном Петрограде
Испанка или тиф вас унесут.
Ваш светлый мир безжалостно украден,
И рыцари теперь вас не спасут...

Вы юная. Вы чистая. За что же
Кошмарный смерч и вас не пощадит?
И мой клинок вам больше не поможет,
Я месяц уж, как пулею убит.

Наташенька! Вы помните, катались
На лодке в лучезарный, вешний день?
И шуткам вы так весело смеялись,
Лицом уткнувшись в белую сирень?

Но это никогда не повторится.
Тот сон случился сотню лет назад...
Быть может, до сих пор у вас хранится
Моё письмо с дыханием Карпат...

Наташенька! Я ваши письма помню.
Они в душе все жемчугом горят.
И там их хам глумящийся не тронет,
И там они в пожарах не сгорят.

Вы помните... Но это всё неважно!
Осталась там любовь, Россия, жизнь...
И оказался, видимо, бумажным
Корабль грёз наших средь горящих брызг.
Остались там блестящие парады,
Что Государь убитый принимал,
И пешие прогулки Летним садом,
Поэзия и самый первый бал.

В минувшем веке б вам стихи дарили,
За вас бы вызывали на дуэль,
А ныне, наглумившись, погрузили
В наполненную слезами купель...

Наташенька, вы плачете, я вижу...
Что сотворили с вами, ангел мой?..
Ко мне идите. Я вас не обижу.
Я буду сон беречь ваш и покой.

Наташенька, простите Бога ради,
Что из могилы не могу я встать,
Чтобы из лап мучителей и татей
Вас, неземная, нежная, отнять.

Но не развеять мне их лютых полчищ,
Навек прошла пора моих боёв.
Я был расстрелян в Стрельне белой ночью,
И волны тело приняли моё.

И в кабаке бушующем кровавом
К могиле общей кто-то вас свезёт.
Наташенька! Наталья Николавна,
Вам с этим веком шёл 20-й год...






Е.В. Семёнова
Картина В. Первунинского

Заказать книгу:
http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15291/