June 6th, 2017

Архив РОВС. ПРИКАЗ Русскому Обще-Воинскому Союзу № 24


18 мая я возвратился из поездки в Югославию и Чехословакию, где лично и по докладам соответствующих начальников и председателей, я близко ознакомился с жизнью расположенных там чинов наших войсковых частей, полковых объединений и воинских союзов и обществ.

Очень был рад удостовериться, что среди чинов РОВ Союза, проживающих в этих странах, продолжают царить бодрый дух и готовность во всякое время перейти на военное положение, причем многие в жертвенном своем порыве горят желанием теперь же вступить на путь непосредственных действий против советской власти.

В блестящем виде представились мне в Белище – Гвардейская Кубанская сотня и часть Гвардейской Терской сотни.

До сих пор, несмотря на 10-тилетнее пребывание за рубежом, казаки сохранились как образцовая воинская часть: стройные ряды кубанцев с хором музыки на правом фланге заставили меня пережить незабываемые минуты, перенесшие меня в далекое прекрасное прошлое и подтвердившие мою уверенность в его возрождении.

Collapse )

Дмитрий Кузнецов. О себе, о стихах и о Белом движении

Всё что имею – в бедламе прожитые годы,
С кляпом во рту, не на той стороне баррикад.
Мертвой водой потянуло от новой свободы,
Будто бы смотрит со стенок знакомый плакат.
Тычет мне пальцем: «А ты записался в иуды?»
Нет, брат, я к Белому Дону направлю коня!..
Время бежит, только жаль, не туда, а оттуда,
Где за Россию распяли другого меня.
Кирилл Ривель, 1992 г.

Если когда–то Николай Рубцов говорил, шутя, что учится он в семинаре у Тютчева, то я точно так же могу сказать, что учился в семинаре у Гумилёва. Мне близка поэтика акмеистов, классическая строгость стихов петербургской школы. Но вот назвать себя поэтом я бы всё–таки не решился, – стихов у меня не так уж много. Да и занимаюсь я в основном журналистикой. Хотя в своё время был студентом Литературного института и многим обязан этому славному учебному заведению.

А ещё я с детства люблю историю, особенно – военную историю России. Это отчасти объясняется тем, что вырос я в военной семье, и первые детские впечатления были во многом связаны с армейской средой. Помню, я часто просил своего деда, подполковника в отставке, рассказать «что–нибудь о старине». И он рассказывал мне про Полтавскую баталию, про Суворова... А также про Будённого, Котовского.., которые для меня тогда, конечно же, были героями.

Я рано пристрастился к чтению, благо дома была неплохая библиотека. Но, правда, книг мне всегда не хватало. «Мастера и Маргариту», к примеру, я однажды классическим образом выпросил на одну ночь.

Collapse )