April 27th, 2017

Цитаты. И.Б. Иванов

Россия и Царь. Часть 1 (из книги "Чудо русской истории")

"Величие и падение Римской Империи" - под таким названием написал когда-то Монтескье свое знаменитое исследование о причинах гибели величайшего культурно-политического и государственного образования античного мира. Под подобным же наименованием можно было бы написать теперь исследование и о судьбах России - с той разницей, что, быть может, еще большим было величие и, уж наверное, более страшным было падение этого величайшего, после первого и второго Римов, Императорского тела- более страшным, как в смысле быстроты низвержения, действительно мгновенной, так и в смысле глубины падения, положительно неизследимой.

Громадность катастрофы тем более потрясает воображение, что, вопреки нередким суждениям, ни на чем, кроме тягостного неведения и злого предубеждения, не основанным, катастрофа эта никакими объективно-вразумительными причинами обусловлена не была. Она возникла в обстановке такого блистательного расцвета живых сил и среди такого обилия широко раскрывающихся конкретных возможностей дальнейшего, еще более блистательного, расцвета этих сил, что всякий, самый проницательный человеческий разум, руководимый самой, казалось бы, трезвой человеческой волей, должен был бы в своем практически-политическом делании исходить из предположения о всецелой вероятности дальнейших успехов России, дальнейшего разрастания ее могущества, дальнейшего экономического и культурного преуспеяния ее.

Ведь буквально по всем статьям под резким углом вздымалась вверх кривая развития России: хозяйственное благосостояние, гражданственность, политическая мощь, военная сила, просвещение, наука, технический прогресс, искусство всех видов -везде Россия ставила рекорды, несравненную степень которых только сейчас можем оценить мы, озирая умственным оком весь прошедший путь русской истории. На безбрежных русских просторах расцветал новый культурный мир легко и свободно осваивавший все достижения Запада и вместе с тем лишенный того слепого преклонения пред материальными благами, того узкого практицизма, той прижимистости и приземистости, той тесноты духовных горизонтов, того культурно-морального крохоборства, которые, составляя в известном смысле силу западного человечества, вместе с тем так безысходно обедняют его жизнь. Уверенной, но легкой и свободной поступью выходила Россия на мировую арену, как некий исполин, который может себе позволить во всем быть широким и великодушным, вплоть до политики, привычно, даже поскольку она выходит за пределы торговых интересов, исполненной, в представлении -Запада, национальной корысти и принципиального макиавеллизма И другую роскошь могла позволить себе Россия: не рекламировать себя! Не кричала о себе, а замалчивала себя Россия. Не только не домогалась признания Россия, а скорее стеснялась слишком громких его проявлений...

И вдруг -катастрофа, внезапная и оглушительная, начисто и до конца упразднившая все многочисленные "коэффициенты", которыми так выразительно можно было измерять "прогресс" на всех поприщах общественной, государственной, культурной жизни России. Дикое поле! Погорелое место!

Продолжение: http://rys-strategia.ru/publ/arkhiv/arkhim_konstantin_zajcev_rossija_i_car_ch_1_iz_knigi_chudo_russkoj_istorii/3-1-0-2062

#РОВС #историяРоссии #100летреволюции #катастрофа

Архим. Константин (Зайцев)

#РОВС #историяРоссии #100летреволюции #катастрофа

Повесть о генерале Кутепове. Ч. 10/1.

Между тем органы госбезопасности СCCР планировали продолжение борьбы с представителями Белого движения и после окончания гражданской войны. Они не без основания считали, что часть наиболее активных русских офицеров и в эмиграции продолжит борьбу за свержение Советской власти (тем более, что и экономическое положение СCCР в начале 20-х годов находилось в крайне бедственном состоянии).

Основным средством борьбы стали оперативные игры, проводившиеся советскими органами госбезопасности. Уже в ноябре 1921 года Иностранный отдел (ИНО) ГПУ начал игру «Трест», нацеленную на дезинформацию политэмиграции, внедрение собственной агентуры, вывод лидеров зарубежной русской эмиграции и кадровых сотрудников на подставные «подпольные организации» с целью захвата и оперативного использования. Непосредственным руководителем операции «Трест» был назначен заместитель Особого отдела ВЧК Артур Христианович Артузов (Фраучи). Возглавили «Трест» (конспиративное обозначение, якобы существовавшего в Москве тайного Монархического Объединения России – М.О.Р.) советские агенты: бывший генерал-лейтенант императорской службы, профессор советской военной академии Андрей Медардович Зайончковский; бывший Российский военный агент в Черногории, генерал-майор Николай Михайлович Потапов; бывший директор департамента министерства путей сообщения, действительный статский советник Александр Александрович Якушев.

Одной из жертв «Треста» стал разведчик Сидней Рейли. Этого уроженца Одессы отправили в СССР для «встречи с представителями Высшего монархического совета», инсценировав гибель подданного Его Величества в перестрелке на финской границе. Из Рейли сотрудники контрразведывательного отдела ОГПУ выкачали максимум информации, а затем застрелили жертву в лесу под Петроградом.

Следующей мишенью стал генерал Кутепов.

Collapse )