April 24th, 2017

«Мы крест свой несем, как носили погоны». Князь Фёдор Николаевич Касаткин-Ростовский — поэт и офицер

В год столетия Второй русской смуты, когда впору эпиграфически повторять слова Анны Ахматовой «взбесившийся Октябрь, как листья жёлтые, сметал чужие жизни...», уместно вспомнить замечательных людей России, ставших и участниками, и жертвами страшных событий. К таким людям, несомненно, относится офицер, стихотворец, прозаик, переводчик и драматург князь Фёдор Николаевич Касаткин-Ростовский, довольно известный русский литератор первой четверти ХХ века, однако впоследствии ушедший — со своими сочинениями и эмигрантской судьбой — под спуд общественной памяти...

Неизменно жёлчный и беспощадный в рецензионных суждениях поэт и критик Владислав Ходасевич в своем отклике («Книга и революция» 1921, № 27) на сборник стихотворений Ф. Касаткина-Ростовского «Голгофа России», вышедший в 1919 г. в Ростове-на-Дону, который тогда был центром Добровольческого движения, высказывает резкое суждение, что для ненависти, горя и любви автор не нашел настоящих слов.

Что ж, действительно не был Касаткин-Ростовский выдающимся поэтом. Но по прошествии века настаиваю на том, что произведения стихотворца Ф. К. Р. сегодня важны русскому читателю как пронзительное личностное свидетельство, лирический и эпический дневник русского православного человека, причастного к трагическим событиям нашей истории, говорившего, как выясняется, не только от себя лично, но и от имени миллионов:

«Мы — те, что сражались за Русь на войне, / Мы крест свой несем, как носили погоны»…

Collapse )

Ликвидация ради власти

Ликвидация – это расчёт, очистка счетов, развёрстка долгов; расплата и закрытие торгового дома, товарищества – такое непротиворечивое определение дано Владимиром Далем, выдающимся русским писателем и лексикографом, в его Толковом словаре живого великорусского языка. Это слово означает взаимные расчёты и погашение долгов, а не прекращение деятельности и не уничтожение кого-либо или чего-либо, как это трактовалось и трактуется в советских словарях и энциклопедиях, составленных после октябрьского переворота семнадцатого года, совершённого большевиками, для которых ликвидация всего и вся послужила основным средством захвата и удержания власти.

Зловещее слово «ликвидация» – это вовсе не выдумка большевицких «мудрецов». Оно во всеуслышание прозвучало давным давно, во время французской революции, начавшейся со взятия Бастилии в 1789 году. И с тех пор в течение долгих столетий кровавый шлейф безудержной ликвидации всего и вся тянется с запада на восток, покрывая всё новые и новые страны, включая далёкую Россию, где на широких бескрайних просторах мало кто знал о революции и тем более помышлял о ней.

Французская революция, длившаяся около пяти лет, привела к ликвидации абсолютной монархии и установлению французской республики. Такая цель была достигнута ценой немыслимо огромных жертв. Число жертв, как следует из авторитетных исторических источников разного времени, – сотни тысяч, среди которых десятки тысяч французов, обезглавленных на гильотине. Общее число жертв с учётом погибших в наполеоновских войнах – более двух миллионов.

Collapse )