February 23rd, 2017

В день памяти генерала М.М. Зинкевича

Белое движение закончится лишь тогда, когда не будет в России власти большевиков. И каждый, кто несет в себе веру в воскресение России, ненавистны к большевикам, как поработителям Родины, осквернителям всех ее святынь, расхитителям ее духовных и материальных сокровищ, - есть воин Белого движения, будь то эмигрант или житель подъяремной Совдепии. Что же изменилось за последние десять лет? И опять-таки - и ничего и многое. Ничего, потому что большевики еще правят Россией. Много, ибо подходит то время, если уже не наступило, когда Русский народ готов будет восстать против ненавистной ему власти. И насколько резко будет отличаться обстановка, в которую попадет горсть рыцарей Белого дела, численности хотя бы такой, как в памятный день первого Кубанского похода, - от таковой же обстановки в 1918 году. Hо ненависть или равнодушие народных масс, погубившее дело Деникина и Врангеля, в России встретит она, а содействие своей живой силой. И не партийных лозунгов потребует восставший народ, a дела, действия. И если там, среди восставших, будет изобилие бойцов, то мы по примеру многих уже бывших восстаний, хотя бы и по происходящему сейчас на Дальнем востоке, знаем, что им не будет доставать организованности. Организацию делают кадры. Кадрами все время с 1918 года была Добровольческая Армия. Кадры есть сейчас в эмиграции. Что такое кадры? Кадры есть известное для выполнения данной задачи число людей, хорошо знающих свою специальность, могущих научить и заставить продуктивно работать поступающих к ним, не знающих и не организованных работников. В военном деле эти кадры должны быть крепко спаяны не только высокими знаниями своей профессии и доверием друг к другу, но и общей идеей; должны быть готовыми служить и рядовым и выше до предела своих знаний и, наконец, обладать в высшей степени духом дисциплины, т. е. способностью, доведенной до степени инстинкта, повелевать и подчиняться, поборов в своей душе, губящее дисциплину, критиканство. Где же искать эти кадры? Конечно, прежде всего среди тех, у кого живы воспоминания славных дел, описанных мною, а из них, - кто в эмиграции сохранил и развил качества, требуемые от кадров.

Сохранились строки, написанные к близким рукою генерала Алексеева перед выходом в 1-й Кубанский поход: «... Мы уходим в степи. Можем вернуться только, если будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы была хотя одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы.»

Впоследствии, в течение 1918, 1919 и 1920 г. г. пламя от этого светоча, разгораясь, озаряло то большее пространство России, своими зарницами достигая Москвы и Петербурга, то меньшее и меньшее, и затем бережной рукой вождей перенесено в изгнание и хранится в сердце каждого старого добровольца. Искры его остались на Родной Земле и им суждено быть тем источником пламени, который рано или поздно ровным, спокойным светом зальет всю Россию...

Из Доклада генерал-майора М.М. Зинкевича по случаю годовщины Основания Добровольческой Армии 10-й годовщины Галлиполи
http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15098/

#РОВС #БелоеДвижение #Русскаяармия #Русскийкорпус #книга #историяРоссии

Февральская годовщина

В общественном сознании дата 23 февраля ассоциируется с Днем Защитника Отечества. Прежде десятилетиями отмечавшийся как День Советской армии, теперь этот праздник воспринимается скорее просто как своего рода "мужской" аналог "международного женского дня" – 8 марта.

Но, как и другие даты советской истории, праздник 23 февраля, помимо наличия в своей основе широкой мифологической составляющей, имеет трагичную и горькую подоплеку.

О несоответствии реальности события, положенного в основу данного праздника – якобы одержанной в этот день первой победы Красной армии над кайзеровскими войсками в 1918 г. под Нарвой и Псковом – в настоящее время известно достаточно широко.

В действительности никаких побед созданная большевиками армия в этот день не одержала, а напротив, именно в этот день сводный матросский отряд в 1000 штыков под командованием народного комиссара по морским делам Павла Дыбенко, посланный против немцев, был полностью разбит. После короткого столкновения под Ямбургом (ныне – Кингиссепом) матросы покинули позиции и бежали до Гатчины, которая находилась в 120 км от линии фронта.

По пути в тыл "братишки" захватили на железнодорожных путях цистерны со спиртом. Этим спиртом и был впервые отмечен "день рождения Красной армии". За весь этот позор Дыбенко был снят с должности наркома и исключен из партии.

Collapse )

О родине, часть 3: что есть патриотизм

Патриотизм есть чувство любви* к родине, и потому он, как и всякое чувство, а особенно чувство любви, уходит корнями в глубину человеческого бессознательного, в жи­лище инстинкта и страстей, куда далеко не всякий любопытный глаз имеет доступ. Однако есть ступень духовного опыта и сила духовного видения, которая этот доступ открывает. Тогда обнаруживаются следующие фор­мы и законы.

Прежде всего, обретение родины должно быть пере­жито каждым из людей самостоятельно и самобытно. Никто не может предписать другому человеку его роди­ну — ни воспитатели, ни друзья, ни общественное мне­ние, ни государственная власть, ибо любить и радоваться, и творить по предписанию вообще невозможно**. Пат­риотизм, как состояние радостной любви и вдохновен­ного творчества, есть состояние духовное, и потому он может возникнуть только в порядке автономии (свобо­ды) — в личном, но подлинном и предметном духовном опыте. Всякое извне идущее предписание может помешать этому опыту и привести к злосчастной симуляции. Любовь возникает "сама”, в легкой и естественной предметной радости, побеждающей и умиляющей душу. Эта свобод­ная предметная радость или осеняет человека — и тогда он становится живым органом любимого предмета и не тяго­тится этим, а радуется своему счастью; или она минует его душу — и тогда помочь ему может только такое жизнен­ное потрясение, которое раскроет в нем источники духов­ного опыта и любви.

Так называемый "казенный”, внешне принудительный, официальный патриотизм далеко не всегда пробуждает и воспитывает в душе чувство родины, нередко даже по­вреждает его. А между тем опытный и тактичный воспита­тель может действительно пробудить в ребенке настоящий патриотизм. Но именно пробудить, а не навязать. Для этого он сам должен быть искренним и убежденным пат­риотом и уметь убедительно показывать детям те глу­бины и прекрасности родины, которые на самом деле заслуживают любви и преклонения. Он должен не "пропове­довать” любовь к родине, а увлекательно исповедовать и доказывать ее делами, полными энергии и преданности. Он должен, как бы вправить душу ребенка в духовный опыт его родины, вовлечь ее в него и приучить ее пре­бывать в нем и творчески расцветать в нем. Тогда пат­риотическое самоопределение осуществится свободно и непосредственно. И ребенок станет незаметно живым орга­ном своей родины.

Collapse )