February 22nd, 2017

Командировка к походному Донскому атаману

22 февраля вечером, после взятия села Средне-Егорлыцкое (Лежанка), меня вызвал к себе генерал Корнилов.

— Мне доложили, что некоторые из донских партизанских отрядов хотят отделиться от генерала Попова. Поезжайте и приведите их в армию. Вы хорошо знаете как атамана, так и начальников отрядов, и поэтому я командирую вас, надеясь, что вы сумеете доказать им все значение усиления армии, идущей на помощь кубанцам... Вам даю разъезд из офицеров 6-го Донского полка, — сказал мне командующий армией.

— Слушаюсь, Ваше Высокопревосходительство.

Разговор был кончен. С нелегким сердцем я ехал в эту командировку: задача была деликатная; кроме того, армия шла на Кубань, а походный атаман — в восточные зимовники, то есть в противоположную сторону, и расстояние, доходившее между ними в тот день до 100 верст, должно все увеличиваться. Где и как я найду Добровольческую армию?

Рано утром 23 февраля я выехал из Лежанки; со мною были мой младший брат корнет и 12—15 офицеров 6-го Донского полка под командой войскового старшины. Офицеры были вооружены шашками и винтовками, сидели на хороших лошадях, так что разъезд был вполне боеспособен и мог драться со значительно более сильным противником. Для меня это было очень важно, так как в степи бродило много небольших шаек красных. Как-то невольно вспомнил я пугачевщину и заволжские степи. Там и тогда маленькие заброшенные в степи крепости-деревни служили оплотом русской государственности в борьбе с самозванцем. Теперь и здесь этим оплотом, скорее, символом была маленькая Добровольческая армия, охраняющая светильник национального огня. И тогда, и теперь был бунт, беспощадный русский бунт низов против верхов.

Collapse )

Первый день Ледяного похода

«Белая Армия, чёрный барон снова готовят нам царский трон…» – и сейчас ещё ежегодно в последние февральские дни мелодия этой революционной песни часто звучит по радио, проникает в телеэфир. Ею сопровождаются анонсы передач на 23 февраля. Что ж, как не называй сей праздник – Днём Советской Армии или Днём защитников Отечества, по сути, он всё же остаётся «красным».

И не важно, что никакие рабочие отряды под Нарвой и Псковом не останавливали наступающих немцев: данный факт – из области исторических мифов. Да и войскам кайзера Вильгельма вовсе не было надобности прорываться с боями к Петрограду: там и без них вовсю хозяйничали агенты германской разведки. Немцы спокойно дошли (доехали по рельсам) до Нарвы и Пскова, ускорив этой демонстрацией подписание Брестского мира.

А по мирному договору в Брест–Литовске Германия получала от большевиков такие земельные пространства, что и захватить–то их сразу не могла. Плюс к тому – пятьсот миллионов золотых рублей контрибуции, колоссальные запасы обмундирования и оружия с военных складов и заводов, находившихся в оккупационной зоне, свыше двух миллионов пленных соотечественников для пополнения боевых потерь.

Collapse )


ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ
http://rys-strategia.ru/news/k_grjadushhej_100_letnej_godovshhine_nacionalno_gosudarstvennoj_katastrofy/2016-11-06-2107

Слава


Слава погибшим бойцам,
С жизнью умевшим бороться.
Пусть их порыв по сердцам
Нашим, гудя, пронесется.

В дикие хмурые дни
Злого и страшного века
Нам показали они
Силу любви человека.

Годы, меняясь, пройдут,
Пусть же всегда для народа
Жгучим примером живут
Дни ледяного похода.

Жалкий развал февраля,
Речи паяца — кумира;
Ложь их Россию вела
К подлости Брестского мира.
Грянул удар октября...
Вопли измены о мире.
Горькие думы Царя
В саване белой Сибири...

Русь захлестнула волна
Низости, крови и смрада:
Черни привольна она, —
Чернь междувременью рада!

Все, чем гордилися мы,
Рухнув, в крови утонуло.
Ночь. Но средь горестной тьмы
Что то, блеснув, промелькнуло:

С скорбью на гордом лице
Там, на далекой Кубани
Слава в терновом венце
Встала в кровавом тумане.

Павел Булыгин

Кенигсберг, Декабрь 1921 г.

#РОВС #историяРоссии #100летреволюции #Гражданскаявойна #БелоеДвижение #Добровольческаяармия