February 11th, 2017

«Смерти я не страшусь». К 185-летию со дня рождения Д.И. Иловайского

Дмитрий Иванович Иловайский, известный русский историк, публицист, педагог, а также активный участник монархического движения родился в маленьком городке Рязанской губернии Раненбурге 11 февраля 1832 года в семье мещанина, служившего управляющим имением графини Пален. Окончив трехклассное раненбургское уездное училище, Дмитрий в 1843 году поступил в Первую городскую гимназию. Из-за недостатка в средствах, Иловайский уже с 4-го класса гимназии начал зарабатывать на жизнь, содержа себя репетиторством. За проявленные в гимназии успехи педагогический совет рекомендовал юноше продолжить свое обучение в Московском университете, на историко-филологический факультет которого Дмитрий Иловайский вскоре и поступил.

В университете Д.И.Иловайский также проявил себя как один из лучших студентов. Здесь он оказался однокашником Петра Ивановича Бартенева (1829−1912), основателя, издателя и редактора исторического журнала «Русский архив», в будущем также как и Иловайский ставшего членом черносотенного Союза Русских Людей (оба они закончили одну и ту же раненбургскую гимназию и всю жизнь поддерживали приятельские отношения).

Когда в 1853 году разразилась Восточная (Крымская) война, втянувшая Российскую Империю в неравную схватку с коалицией, состоящей из Великобритании, Франции, Турции и Сардинского королевства, Дмитрий Иловайский решается уйти с выпускного курса университета, чтобы поступить в действующую армию добровольцем. Бог весть, как сложилась бы судьба Иловайского, уйди он рядовым солдатом на войну, но этому решительному намерению не суждено было сбыться. Врачи обнаружили у студента Иловайского туберкулез, и молодому человеку ничего не оставалось, как отказаться от своей благородной затеи. Впрочем, в следующую войну с Турцией (1877−1878 годов) уже известным историком Иловайский все-таки побывает на фронте, и будет находиться в самом центре событий — под Плевной — стремясь разобраться в причинах неудач Русской армии.

Collapse )

Рецидив красного обновленчества

Газета “Завтра” опубликовала статью епископа Городецкого и Ветлужского Августина. Прежде всего, о самой газете “Завтра”, где была эта публикация. Газета “Завтра” выходила сначала под названием “День” и была запрещена как экстремистская газета – был суд, было решение суда. Однако затем она продолжила выходить под названием “Завтра”, тот же главный редактор, те же сотрудники, то же направление. Если бы у нас в полной мере сложилось правовое государство, то экстремистская газета, конечно, не продолжила бы выходить. Но она продолжила. И главный редактор этой газеты, сталинистской и прокоммунистической газеты, на днях предложил канонизировать Сталина. Я уверен, что это не произойдет, но идет целый поток соответствующих просталинских публикаций, в том числе, и этот монолог или статья епископа Августина. Сказанное Августином характерно для сталинистов. То есть он говорит обо всем, вообще обо всем – от древних славян, о том, что было 950 лет назад, до, скажем, бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. И так, перепрыгивая с одного на второе, на третье, – обо всем. Столько поверхностно затронутых тем, что обо всем сказать мне в ответ невозможно… Я хочу остановиться только на нескольких принципиально важных положениях, высказанных епископом Августином. Цитирую Августина: “Сталин стал автором военной доктрины, научной доктрины, культурной доктрины”.

Давайте разбираться. Сталин стал автором военной доктрины, это что за доктрина? Согласно сталинской доктрине, мы должны были воевать малой кровью и на чужой территории. Это было или этого не было? Епископ говорит об этом в положительно-утвердительном плане. Но этого, конечно, не было – ни малой крови, ни чужой территории, и отступали аж до Москвы, Ленинграда и Сталинграда. Нельзя не сказать вот о чем: именно по инициативе Сталина было репрессировано 95% командного состава Красной армии, начиная от командиров полка и выше. Сталинисты очень любят твердить о великом полководце Сталине, но от сталинских пуль в процентном соотношении погибло больше командиров Красной армии, чем от пуль фашистских. Я просто некоторые цифры вам приведу. На всех вопросах останавливаться не буду, это и невозможно, но всё-таки хотя бы по этому вопросу. Вот только 1937-1938 годы, и только расстреляны: маршалы – трое из пяти расстреляны, командующие армиями – 14 из 16-ти расстреляно, командиры корпусов (генерал-полковники) – 58 из 62-х расстреляно, командиры дивизии – расстреляно 122 из 201-го, флагманы флота первого ранга – два из двух, армейские комиссары первого ранга – два из двух, армейские комиссары второго ранга – 15 из 15-ти, корпусные комиссары – 25 из 28-ми расстреляно, бригадные комиссары – расстреляно 34 из 36-ти, расстреляно восемь заместителей наркома обороны, 68 из 85-ти членов Военного совета при наркоме обороны, начальники 13-ти военных академий расстреляны, в должностях от комбрига до маршала – 412 человек расстреляно, полковников расстреляно 379. Слава товарищу Сталину, спасибо товарищу Сталину! Вот была военная доктрина, вот какой был ужас.

Collapse )

Памяти Каледина


Вспомню о том, как было,-
Небо краснее меди.
Позже погиб Корнилов,
Первым ушёл Каледин.

Резки слова простые,-
Так Атаману стыдно,-
«Хватит болтать!... Россия
От болтунов погибла.»
Сто сорок семь...Печально,
А остальные, братцы?!...
Мимо супруги в спальню
Молча прошёл стреляться.

Не на штыках матросских,
Не от шрапнельной раны,-
Выстрел ударил хлёстко
В сердце в упор с нагана...


Сергей Бехлер

1. «Хватит болтать!... Россия
От болтунов погибла.»

Последние слова Каледина на заседании Донского правительства: "Господа, короче говорите, время не ждет. Ведь от болтунов Россия погибла".

2."Сто сорок семь...Печально,
А остальные, братцы?!"

Донцы в январе 1918 года не поддержали Добровольческую армию и те решили уйти на Кубань. В распоряжении Атамана Войска Донского генерала Каледина осталось на фронте всего 147 казаков-добровольцев.