February 4th, 2017

Основы христианской культуры. 3. ВЕРНЫЙ ПУТЬ

Вся история христианства есть, собственно говоря, не что иное, как единый и великий поиск христианской культуры. Начиная от первых апостольских времен, от сошествия Святого Духа на Апостолов (Деян. 2), от первого исцеления, совершенного Ап. Петром (Деян. 3) и от первых христианских общин (Деян. 4-5) — и кончая папской энцикликой «Rerum novarum» и трудами Всероссийского Православного поместного Собора (1917-1918). Известно, что этот великий поиск выдвигал и крайние учения: — одни, готовые отвергнуть во имя Христа земную культуру и самый мир, в пределах которого она создается; и другие, готовые принять слишком много земного и мирского, вплоть до утраты Христова Духа. Но христианская церковь всегда стремилась найти между этими крайностями некий средний, жизненно-мудрый путь, который верно вел бы от Христа к миру, — укореняясь во Христе и творчески пропитывая Его лучами ткань человеческой жизни. На этом-то пути ныне необходимо утвердиться всякому, кто помышляет о созидании христианской культуры.

Но для этого необходимо прежде всего одолеть соблазн рассудочного формализма. Не следует думать, будто Священное Писание Нового Завета есть книга законов, содержащая систему определенных правил на все жизненные случаи и житейские затруднения; так, что христианину остается только «справляться» с этими законами и проводить их в жизнь. Это представление, может быть и уместное в иудаизме, может быть и простительное для начинающего юриста, совершенно неуместно в пределах христианской веры. Оно неизбежно приведет человека к ряду слепо поставленных вопросов и слепо добываемых ответов; оно приведет каждого христианина к буквенному чтению Писания и к буквоедскому, начетническому, мертвенному толкованию его; но оно не приведет его к живому, полному Духа и Смысла творчеству. Напрасно были бы также все попытки рассудочно и формально договорить за Священное Писание все то, чего там не сказано: это привело бы в лучшем случае к отвлеченно-мертвенным трактатам «Моральной теологии», на подобие тех, которыми обогатили христианскую литературу отцы иезуиты, где, кажется, вся жизнь предусмотрена и снабжена «правилами» и советами, но где живая христианская совесть заменена рассудочным анализмом и формальной дедукцией, уводящей человека в соблазн и в смуту [3].

Collapse )

И.Б. Иванов. «Наши Вести» (Исторический очерк)

Четвертый период
(март 1993 – декабрь 1996)

В марте 1993 года осуществилась давняя мечта издателей «Наших Вестей» и многих корпусников – выпускать и распространять журнал в России. Осуществить эту идею было особенно важно потому, что, несмотря на формальное падение КПСС в 1991 году, отношение властей Российской Федерации и «постсоветского» общества в целом к Белому движению и его участникам не претерпело принципиальных изменений: для «новых демократических» властей РФ, как и для их предшественников, активные борцы с коммунистическим режимом остались врагами, ведь вчерашняя партийная и советская элита, хотя и отказалась после 1991 года от значительной части прежних идеологических догм, продолжала удерживать политическую и экономическую власть в стране.

Эта ситуация заставила идейную часть русской Белой эмиграции не только не сворачивать свою работу, но, напротив, активизировать ее, и, воспользовавшись открывшимися возможностями, распространить свою деятельность непосредственно на Россию.

В 1992 году преемник и продолжатель Белого движения – Русский Обще-Воинский Союз (РОВС) открывает свое Представительство в России. Возникает острая необходимость печатать и распространять периодический журнал Белого направления непосредственно на Родине. И в том же 1992 году Редактор «Наших Вестей» хорунжий Н.Н. Протопопов приезжает в Россию и ведет подготовительную работу для переноса «НВ» на Родину.

Collapse )

Век ХIХ – золотой и разрушительный. Ч. 3.

В отличие от семьи Тихомирова семейство Нилусов было охвачено духом своего времени, то есть материализмом и крайним либерализмом. Всё церковное презиралось. В таком направлении велось воспитание будущего ревнителя Православия. Бог дал ему пламенное и горячее сердце, и всю любовь его он разделил между старушкой няней, жившей круглый год в их имении, и самим родовым гнездом, называвшимся Золоторево.

Но по мере того как он рос, безбожное воспитание приносило свои плоды. На уроках Закона Божия он ловчил, из единиц не выходил. Однажды явился на исповедь безобразно пьяным. В IV классе гимназии на экзаменах, чувствуя свою неподготовленность, он дал обет пойти к «Троице-Сергию» и там перекреститься «обеими руками и ногами». Но обещание было забыто…

Таких примеров немало даёт нам наша мемуаристика и литература. Интересно в этом смысле письмо приходского священника М.П. Погодину: «Мы живём в такое время, когда нигилизм, материализм и разные другие заблуждения начали глубоко пускать свои корни в сердца молодых, ещё неопытных юношей, прельщающихся всякой новизной мнений, как бы модой платья. Зло начинает ныне стремительным потоком врываться даже в средние и низшие слои провинциального общества, благодаря более всего той подпольной литературе, которая проповедует мнимо-новые идеи и стремится к подрыву главных основ государства и семейной жизни, и тому, что щегольство нигилизмом ныне вошло в провинциях в моду, и, по мнению молодёжи, есть будто бы признак современности и образованности.

Collapse )