February 3rd, 2017

Е. Месснер, С. Вакар, Ф. Вербицкий и др. Российские офицеры (Часть 1.)

Было ли офицерство сословным?

Император Петр Великий, создавая регулярную армию, возложил на дворянство всеобщую воинскую повинность (для образования офицерского корпуса), а на прочие сословия (кроме освобожденного от военной службы духовенства) наложил меньшую тяготу — рекрутские наборы, т. е. поставку в войска известного процента молодых людей. В последовавшие царствования система оставалась в главном неизменной — только дворянство выставляло офицеров, и офицерство было исключительно дворянским. Но в XIX в. так называемые разночинцы хлынули в администрацию государства, достигая даже ее вершин, и вслед за этим обнаружился прилив недворянских детей в офицерский корпус. Перед Великой войной Российское кадровое офицерство было по своему происхождению всесословным.

Закон не создавал никаких ограничений по сословному признаку — в праве каждого, по суду непорочного гражданина, стать офицером.

Было три способа стать кадровым офицером: 1) Имея аттестат зрелости (свидетельство об окончании гимназии, реального училища или кадетского корпуса), поступить в одно из военных училищ и, завершив его, получить погоны подпоручика. 2) Отличиться в военное время и из солдат быть произведенным в офицеры с правом достичь чина штабс-капитана (штаб-ротмистра), впрочем ординарец генерала Скобелева, всадник Абациев, достиг чина полного генерала. В мирное же время каждый солдат, закончивший срочную службу в унтер-офицерском звании, имел право держать вступительный экзамен в военное училище, чтобы стать офицером. 3) Имея свидетельство о прохождении полного курса среднеучебного заведения, поступить на военную службу солдатом-вольноопределяющимся, прослужить один год (обычные солдаты служили три года), выдержать экзамен на чин прапорщика запаса и, имея этот первый офицерский чин, сдать экзамен за курс военного училища; после этого следовало производство в чин подпоручика запаса, и этот офицер мог ходатайствовать о зачислении его на действительную военную службу, что было совершенным уравнением его со сверстниками, нормально прошедшими курс военного училища.

Collapse )

И.Б. Иванов. «Наши Вести» (Исторический очерк)

Третий период

(апрель 1976 – декабрь 1992)

С кончиной полковника Д.П. Вертепова возник вопрос о дальнейшей судьбе журнала. Как это часто бывало в эмиграции, смерть издателя-редактора, в одиночку осуществлявшего все многочисленные обязанности, связанные с выпуском журнала или газеты, означала и смерть выпускавшегося им печатного издания. Такая участь грозила и «Нашим Вестям», ведь покойный Дмитрий Петрович Вертепов работал над изданием совершенно один!

3-4 марта 1976 года председатель СчРК полковник А.М. Лекторский, в связи с создавшимся поле смерти Д.П. Вертепова положением, провел в Нью-Йорке совещание с членами правлений четырех отделов Союза. Участники совещания признали необходимым продолжить издание «Наших Вестей». В то же время было признано, что корпусники более не имеют возможности выпускать журнал в Нью-Йорке. Решено было перенести редакцию с Восточного побережья Америки на Западное, в город Сан-Франциско – один из крупнейших центров русской эмиграции в США, где активно действовал многочисленный и относительно молодой по составу Отдел Союза чинов Русского Корпуса.

Незаконченный ввиду смерти редактора 357-й номер «Наших Вестей» взял на себя труд выпустить штабс-ротмистр И.В. Лабинский. В дельнейшем же для издания журнала была создана Редакционно-техническая комиссия в составе А.А. Пустовойтенко (казначей), П.Г. Гаттенбергера (заведующий экспедицией), и А.С. Колеша (администратор). А в должность редактора в марте 1976-го вступил хорунжий Николай Николаевич Протопопов (1921–1998), с именем которого и связан весь третий период существования «Наших Вестей».

Collapse )

Белая летопись Русского лихолетья. Иван Сагацкий


Нас было много юных, сильных,
Любивших с детства свой погон,
Познавших смысл молитв кадильных
У корпусных родных икон.

Нам в церкви тихой, в Сборном зале,
Со стен мерцали письмена,
С скрижалей мраморных мы знали
Наперечет все имена.

Учили мы в часы досуга,
Сонеты дивные К. Р.
Мечтали стать и пасть за Друга,
Являть собой везде пример.

Но только зов пошел набатный
В степях для нас зажглась звезда
И, бросив все, на подвиг ратный
Мы разлетелись из гнѐзда.

А через год, когда слетелись,
Так много мест было пусты...
Так тихо, тихо песни пелись
В осенних сумерках густых!

Простили ль мы, что так бездушно,
Отчизна предала детей,
Заставив нас тогда послушно
Прервать беспечных ряд затей?...
Уходят дальше, глубже сроки,
Померкли грозных лет огни,
Но как живы еще уроки
И корпусных мечтаний дни!

Как близки дрожь от снежной были
И той звезды взошедший свет!...—
В деянья все мы претворили
Что августейший пел поэт.

И горды мы в приливе воли
Припомнить чувств тогдашних новь,
Безмолвно зубы сжав до боли,
Свою и братьев павших кровь.—

Весь юный путь, что волей рока
Нам преградила борозда,
Когда мы вырвались до срока
Из дорогого нам гнезда.

И знать, что в бой мы шли — кадеты,
За честь отчизны полегли,
Что дорогие нам заветы
Не хуже старших сберегли!







Иван Сагацкий

#РОВС #историяРоссии #гражданскаявойна #БелоеДвижение #поэзия

Актуально ли для России создание сети военных баз за рубежом?

Согласно подписанному 14 октября 2016 г. президентом России Владимиром Путиным Федеральному закону №376-ФЗ «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской Республики» авиационная группа ВКС России будет размещаться на территории Сирии бессрочно. Следующим шагом станет создание на базе действующего сегодня 720-го пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в сирийском Тартусе полноценной военно-морской базы.

В результате в обозримом будущем Россия будет располагать на территории Сирии двумя достаточно крупными военными базами, позволяющими Москве существенным образом укрепить свои позиции в регионе Большого Ближнего Востока и в Средиземноморье. Данные действия стали отправной точкой для начала дискуссии о необходимости восстановления старых, советского периода баз или пунктов базирования отечественных Вооруженных Сил, а также создания новых баз в других регионах мира, где, как считается, имеются или могут возникнуть национальные интересы России.

Однако дорога к возрождению российского зарубежного военного присутствия не будет устлана ковром из роз. Достаточно упомянуть, что после ряда заявлений о перспективах воссоздания баз на Кубе и во Вьетнаме, Ханой выступил с декларацией, что не имеет намерения разрешать кому-либо создавать на своей территории военные базы, а доступ к имеющимся объектам инфраструктуры возможен лишь при условии, что это не будет направлено против третьих стран.

Collapse )