"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Двойной миф о "советском человеке". Часть 1.


На сегодняшний день существуют якобы два якобы бы противоречащих друг другу мифа о советском человеке.

Первый – либеральный. Он гласит, что советский человек был каким-то тупым животным, рабом и абсолютным ничтожеством. Исчерпывающе это отношение выразил, думается, Дениска Драгунский.

Вот его баснословное мнение. Не только о «совках», но и вообще о 80% нынешнего населения, ибо «совок» в них не избыт.

«Они даже не аморальны. Аморализм — это ведь тоже этическое (???ЕЧ) учение, требующее определенного напряжения ума и некоторых знаний. Они чаще всего бывают имморальны, то есть вне морали. Им почти недоступны категории добра и зла, выходящие за пределы их повседневного быта, за пределы сиюминутной личной выгоды. Именно сиюминутной, потому что задуматься о сколько-нибудь отдаленных последствиях своих поступков они не в силах».

Оговорюсь: я почти никогда не называю полуименами даже самых мною презираемых существ. Презрение – хамству не оправдание. Леонтьева (в тексте ниже) я называю «Мишей» исключительно потому, что когда-то он звал меня «Леной». Я давнего знакомства не стыжусь, ибо считала его другим. Может быть он и был другим, хочется верить.

Но Дениска – герой популярных рассказиков, пожалуй, исключение. Он – символ. Пожилой человек, всю биографию построивший на сыновности, так и остался в коротких штанишках.

Впрочем – это не помешало ему, в отличие от «плебса», подняться до самых высот «этического учения» аморальности.

Есть и якобы противоположный миф. Гоблино-спицынско-кургинянский со товарищи. О прекрасном строителе коммунизма, для которого было «не личное главное, а сводки рабочего дня». Который, радостно распевая коммунистические песни, шел, совершенно счастливый доверием партии, к станку, а потом ел «самый лучший пломбир», благодаря за свой счастливый удел политбюро ЦК КПСС.

Все это, конечно, одинаковая ложь, но интересно иное. Это все же не два мифа, а один. Только рассматриваемый с двух сторон. Ибо (о чем я много раз высказывалась) квазилибералы и нуворужи на самом деле неразлучны, как Быков и Прилепин, Леонтьев и Венедиктов.

Так начнем же разбираться, что на самом деле представлял собой советский человек.

Думаю, мой взгляд на предмет в достаточной мере интересен.

Я – из несоветских, но выросших в СССР. Так что предмет знаю и со стороны и изнутри.

Кстати, положение, что выше, необходимо аргументировать. Ибо несоветских развелось, я гляжу… Ну какой несоветский тот же былой комсомолец Драгунский? Смешно и грустно.

Итак, почему я отношусь к несоветским, в отличие от квазилибералов и многих иных.

Все мы – родом из своей семьи. Моя семья советской не была. Советскую власть воспринимала как чуждую.

Причин тому несколько. Все они весомы.

1. Семейная история довоенного периода – это сплошная и страшная трагедия. Довольно трудно, согласитесь, идентифицировать себя с тем, кто тебя убивает и поражает в правах.

2. Но вот, минула война. Нужды нет, все мужчины Чудиновы воевали. Ибо решили – и оказались в конечном счете правы – что временщики ничто, отечество – всё. После войны пошли кое-какие послабления. Двое младших из четверых братьев Константиновичей смогли получить университетское образование. Двое старших – попали перед войной под запрет для деклассированных. (Каждый из младших – автор крупных научных открытий). Вроде бы – можно вздохнуть?


Четверо братьев Константиновичей: Сергей, Василий, Петр, Николай. Кобу Сталина называли - только "красной собакой". Их боевые награды были - заслуженными. Незаслуженно помечал их своим именем умомянутый кавказец.

3. Но тут нам опять дано было понять, что власть – враг. Не лично нам на сей раз. Но родители мои, только-только ступившие на стезю научной деятельности ученые-естественники, с ужасом наблюдали за разгромом отечественной генетики под личным руководством уже полумертвого но еще убивающего товарища Сталина. Объяснять несведущим нет смысла. Сейчас о прекрасных лысенко-презентах жужжат разные Мухины, и дикари внимают этому жужжанию. Но на родителей, которые не были профанами, сессия ВАСХНИЛ произвела чудовищное впечатление на всю жизнь.

4. Прошел ХХ съезд, хоть с чем-то власти разобрались. Вавилов реабилитирован посмертно, генетика восстановлена в правах, хотя и сильно отстала от мирового течения. Тоже посмертно – реабилитирован Константин Гавриилович Чудинов. Можно вздохнуть? Власть хотя бы не враг? Как бы. 1972 год. Посмертное «дело» КГБ против фантаста Ефремова, изобретателя тафономии, бывшего во времена аспирантуры научным руководителем отца. С тех пор – дружили семьями. Я не поклонница литературного творчества, но что есть. Принципиальная благородная и мужественная позиция, занятая моим отцом, впоследствии стоила ему срыва научных поездок в Индию и во Францию. В США он второй раз смог поехать только в 1990-м году. Так что – расслабляться нам не давали. И забывать – тоже.

Семейная история – еще не всё.

Палеонтологи, это, как шутили родители, такая всемирная секта. Не пускали отца в США – приезжал к нам Олли – его лучший друг с 1963 года и до конца их дней, известный американский ученый Эверетт Олсон. Палеонтологам не помешаешь. У них и язык был свой, особенный. Во времена закрытости границ – наш дом был открыт всему миру. Я привыкла к этому с детства. У нас даже буры бывали, а с ЮАР тогда не было дипломатических отношений. Открытость в мир – очень влияет на мировоззрение. Я росла вне изоляционизма, навязанного народу властями.

Еще пару слов о семье. Мы с сестрой не получили религиозного воспитания, так как отец (а он всегда играл в доме главную роль) был о ту пору изрядным агностиком. Но советского атеизма в семье никак не звучало. Бабка посещала храм, на Пасху пеклись куличи. Иконы в доме были, конечно. Когда мы выросли и стали интересоваться религиозными вопросами – встретили дома полное понимание.

Семья не воевала советскую власть (до лично моей сумасбродной юности), просто – игнорировала по возможности ее существование. Наука – это настолько увлекательнее, чем окружающий совдеп – так жили мои родители. Они жили наукой.

Кстати о совдепе. Это слово дома произносилось. Хотя – важное уточнение – не в отношении людей, а в отношении тех или иных отвратительных проявлений строя. А вот квази-либеральное слово «совок», оно не звучало никогда. Не слышала я его в юности и от потомков эмигрантов, к примеру, от моей крестной матери – парижанки. Это слово изобретено явно в перестройку, когда стало «можно». Оно вызывает у меня брезгливость к произносящему. Из него точится снобизм, причем – не обоснованный, то есть – самый гнусный.

Мои слова о несоветскости семьи – не похвальба. Это просто данность. Мы дорого за это платили, в том числе – кровью.

Моя присказка оказалась длинной. Но будет и сказка. Рассказ о советском обычном человеке, поведанный повествователем не советским, но выросшим в СССР.

(продолжение следует)
Е. Чудинова

#СССР #реалии #советскийчеловек #советскаяпропаганда #репрессии
Tags: #СССР, #реалии, #репрессии, #советскаяпропаганда, #советскийчеловек, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment