November 16th, 2016

К 160-летию памяти М.С. Воронцова. Часть 1: портрет Светлейшего князя

Я всегда говорил, что нет другого человека в России, как князь, который бы так был способен и так умел творить, созидать, устраивать. Его голова не годится для мелочей.
Николай Первый

Я умоляю вас перенести вашу дружбу ко мне на моего Михаила: он честный малый, добрый и истинно Русский, он никогда не совершит ничего недостойного и будет всегда так поступать, как Русскому дворянину надлежит.
С.Р. Воронцов


Светлейший князь, генерал-фельдмаршал Михаил Семёнович Воронцов 18(29) мая 1782 года. Его семья занимала весьма высокое положение в Российской Империи. Дед, граф Роман Илларионович Воронцов, был наместником во Владимирской, Пензенской, Тамбовской и Костромской губерниях. Он скончался через год после рождения долгожданного внука, и благодарные владимирцы приняли решение похоронить своего первого генерал-губернатора в Дмитровском соборе. Один из поэтов Владимирщины откликнулся на смерть Воронцова следующими стихами:

Какою ты сражен Владимир злой судьбою,
Повсюду слышу плач; ты весь объят тоскою,
Покрыт твой горизонт днесь тьмой печальных туч,
И прежних радостей сокрылся ясный луч.
От Клязьмы мрачна тень покров свой простирает
И Волжских берегов приятство сокрывает.
В полях, в лугах, в лесах, везде лишь слышен стон,
В пределах ваших скорбь поставила свой трон.
Несутся жалобы смешенных голосов,
Гласят, и что ж? увы! Скончался Воронцов,
Скончался, кто нам здесь блаженства был виною,
Кто всех покоил нас, не знав себе покою,
Всех вверенных себе считая за детей,
Любил их как отец он всей душой своей.
Которой кроток был, правдив, нелицемерен,
Усерден, ревностен, отечеству был верен,
Без роскоши кой щедр и к бедным милосерд,
Был снисходителен, рассудлив, духом тверд.
Прибежищем он был и сиру и убогу,
И притесненным всем являл защиту многу.
Науки он любил, их тщился насадить,
Невежество, порок в сердцах искоренить.
Сего то мы отца лишились и покрова!
И ах уже на век лишились Воронцова!..

Collapse )

И.А. Ильин. За национальную Россию. Гл.5: творческие уроки Русской истории

Для того, чтобы увидеть будущую Россию и верно пойти ей навстречу, мы должны глубоко вдуматься и вчувствоваться в русское историческое развитие, как бы подслушать законы и формы русского национального бытия и сделать соответствующие выводы. Эти выводы будут приблизительно таковы.

1. Для того, чтобы русская жизнь духовно цвела, вера должна быть в России свободна, а Церковь — не подчинена государственной власти. Только свободная вера искренна; только искренняя вера цельна и сильна; только цельная и сильная вера воспитывает людей и вдохновляет их творчество.

2. Для того, чтобы религиозно воспитать народ, христианская церковь должна преодолеть в себе склонность к сентиментальному непротивленчеству и преклонение перед западным богословием. Православная церковь, строившая Россию, была мироприемлюща и национальна; она не отвергала государства и блюла верные и мудрые пути восточного православия.

3. Русский народ справится с историческим бременем и опасностями только тогда, если это бремя будет несомо всеми. Все русские люди должны быть вовлечены в судьбу и в борьбу своего отечества. Это участие совсем не должно выражаться непременно в «демократических» «голосованиях», в которых обычно своекорыстные люди противогосударственно отвечают на непонятые вопросы. Это участие должно выражаться во внутреннем отношении к России и в вытекающих из него организованных действиях. Каждый русский человек должен любить свою родину, видеть сердцем и волею ее пути, принимать правосознанием ее законы и ее власть и искать жертвенного служения России на законных путях. Задача власти — открывать и подсказывать эти пути всем гражданам. В этом основная задача будущего русского государственного устройства.

Collapse )

Коммунизм и Христианство

Единство несоединимого или диалектический материализм наших дней

В последние десятилетия, когда у людей возрождается религиозное чувство, и многие атеисты приходят к вере, нередко приходится слышать, что у христианства и коммунизма одни и те же идеалы. Между тем, все заповеди христианства и догмы коммунизма антагонистичны: Не укради – Экспроприация экспроприаторов; Не убий – Бей буржуев; Молитесь за врагов своих – Если враг не сдается – его уничтожают; – и так при всех сравнениях.

В нынешние времена социальной несправедливости массовое сознание тоскует по уравниловке, а многим униженным российским гражданам хочется верить мифу о том, что Христос и Маркс пришли на землю для защиты униженных и обездоленных – «последних». Для них коммунистическая риторика – это единственно известный им язык, ибо всякий другой десятилетиями был недоступен. Для них советское прошлое – это воплощение социальной справедливости, а красный флаг – символ разрушенной и попранной родины. И потому причудливо соединяется в сознании людей дореволюционные и советские понятия, православные и коммунистические образы. Впрочем, библейские выражения охотно использовали и отцы основатели марксизма: кто не работает, тот не ест.

Collapse )

Открыт памятник латышским стрелкам

Есть в Санкт-Петербурге такая улица - "Латышских стрелков". На излёте коммунистического режима, в конце 1980-х годов, партийцы планировали соорудить близ этой улицы грандиозный мемориал, посвящённый красным латышским стрелкам - пользовавшихся, как известно, репутацией наиболее жестоких и фанатичных из всех большевицких карателей. Но в начале 1990-х КПСС окончательно завела страну в тупик, Советский Союз рухнул, партийным функционерам стало не до памятников: спасти бы то, что успели наворовать... Кощунственный мемориал палачам в городе Святого Петра так и не появился.

Много лет петербургская патриотическая общественность роптала, что и название "Улица Латышских стрелков" - пора отправить вслед за КПСС, на свалку истории: слишком много русской крови запеклось на руках этих "гвардейцев революции", как когда-то именовали красных латышей.

Но 14 ноября 2016 года памятник латышским стрелкам на одноимённой улице в г. Санкт-Петербурге, вблизи дома № 17 к 1, всё же появился. Вот только совсем не такой, как многие могли бы подумать... Высеченные на памятнике даты "1914-1918", чётко указывают на то, что посвящён он вовсе не красным латышским стрелкам, а воинам Первой мировой войны. Бронзовое изображение нагрудного знака латышских частей Русской ИМПЕРАТОРСКОЙ Армии не оставляет в этом никакого сомнения.

Collapse )

Адмирал Колчак, вопрос о единстве России и союзники

В условиях фактического распада Российской империи после революции и унизительного Брестского мира большевиков с Германией, девиз Белой армии "За единую неделимую Россию!" сплотил патриотические круги общества, хотя в обстановке упадка национального самосознания в народе не имел большого веса и вызвал враждебность провозгласивших самостоятельность правительств национальных окраин: Польши, Украины, Прибалтики и Закавказья. В 1919 году Колчак отклонил предложение главы финского правительства К.Г. Маннергейма, адресованное ему как Верховному правителю белой России, о военной помощи в наступлении армии Н.Н. Юденича на Петроград, на условиях признания независимости Финляндии (уже признанной большевиками) и "самоопределения" Карелии, несмотря на то, что к этому компромиссу его склоняли сам Юденич и видные дипломаты (подробно этот интересный сюжет исследуется в моей статье "А.В. Колчак и финляндский вопрос"[1]). При этом большевистский вождь В.И. Ленин полагал: "Нет никакого сомнения, что самой небольшой помощи Финляндии (белым. – В.X.)... было бы достаточно, чтобы решить судьбу Петрограда"[2].

Важнейшим вопросом представлялось международное признание правительства Колчака. Западные державы после переворота в его пользу насторожились: они видели слабость свернутой демократической Директории, но тревожили слухи о "реакционных" планах, распространявшиеся эсерами. Р. Пайпс пишет о том, что правительство Великобритании 14 ноября 1918 года приняло решение признать де-факто Директорию, но обнародовать его не успело[3]. По свидетельству английского историка Флеминга, первая реакция официального Лондона на известие о перевороте была близка к панике[4]. Управляющий МИД Ю. В. Ключников констатировал: "После дождя приветствий, который был раньше, наступило молчание"[5]. О растерянности главы британской военной миссии А. Нокса вспоминал генерал К.В. Сахаров[6]. Лишь последовавшие заверения Верховного правителя в отсутствии намерений "реставрации" успокоили западные державы. Всё это опровергает подхваченную советской пропагандой версию генерала М. Жанена о причастности английской военной миссии к перевороту и о Колчаке как "ставленнике англичан".

Collapse )