September 17th, 2015

Где же ваши священники, где ваши епископы?

В материалах о войне на Донбассе недостатка не ощущается. Ежедневно интернет и другие СМИ публикуют сводки сражений, происшествий, описывают отдельные эпизоды не прекращающегося там противостояния. Но духовная сторона этих боевых действий, как правило, остается «за кадром». Мы решили отчасти восполнить данный пробел, расспросив о церковной жизни в Новороссии ополченца с позывным «Семинарист».

– Расскажите, пожалуйста, о положении в Донецкой и Луганской епархиях и о состоянии духа ополчения?

– Церковь – душа народа и созданного им государства. Если душа болезнует – недугует и народ, в нем нет единства, общности; страдает все государство. Это мы и наблюдаем ныне в Малороссии. Пришел враг, а народ не смог объединиться и остановить бандеровщину.

С началом войны сектанты ушли из охваченных огнем городов, бросив все и всех; положить душу свою за своих родных по крови и по вере были готовы лишь немногие православные пастыри. Спустя год, после заключения договоренностей «Минск-1» и «Минск-2», секты вернулись и вплотную взялись за православное население – активно занялись прозелитической деятельностью на Донбассе.

Collapse )

Свенцянский прорыв. Часть 3

К 3 сентября в развитии Виленско-Свенцянской операции назрел кризис. Немцы чрезмерно растянули свои войска, пытаясь окружить русских, а к русскому правому флангу, на стык с 5-й армией, уже спешили корпуса 2-й армии: пусть разрозненно и без надлежащего управления, но все-таки шесть корпусов. Русские войска, спешно перебрасываемые на помощь 10-й армии, остановили дальнейшее продвижение конных масс противника, сведя на нет все предыдущие успехи по образованию «котла». Германский автор сообщает, что кавалерийскому корпусу генерала Гарнье «вполне удалось прорваться в тыл русских. Но ввиду того, что ему пришлось одновременно с развитием [прорыва] отделить несколько дивизий навстречу подходившим с востока русским подкреплениям, то, в конце концов, ему не хватило сил, чтобы окончательно преградить путь отступления отходящим сомкнутым колоннам русских»[1].

Тем не менее противник сумел перерезать пути снабжения и эвакуации 10-й армии, пробившись в тыл виленскому району. Поэтому командующий 10-й армией ген. Е.А. Радкевич в этот же день, 3 сентября, стал отступать от литовской столицы, пробиваясь на восток, чтобы сократить фронт и увеличить силу готовящегося контрнаступления. Для этого, понятное дело, пришлось пожертвовать столицей Литвы — Вильно. К 6 сентября позади 1-го кавалерийского корпуса ген. В.А. Орановского уже стояли свежие резервы. Это подошел 5-й армейский корпус ген. П.С. Балуева. Действовавшая в его составе 7-я пехотная дивизия ген. С.Д. Михно сразу же двинулась вперед. Соответственно, своевременное оставление Вильно, наряду с подходом резервов и их переходом в контратаки, способствовало тому, что задуманный генералом Людендорфом «котел» для 10-й русской армии не удался. А. А. Свечин говорит: «Наше геометрическое положение все же было, пожалуй, не хуже, чем положение Лодзи в ноябре 1914 г. Тогда 2-й армии было приказано продолжать удерживать Лодзь, хотя бы немцы и сомкнули кольцо окружения; но тогда еще были свежие резервы, войска еще не были так истощены, командование еще тешило себя блестящими перспективами. В сентябре же 1915 г. было окончательно принято решение очистить Вильну, не допуская 10-ю армию до полной потери сообщений; высшее командование не видело впереди просвета, в войсках наблюдались явления, совершено не напоминающие боевой задор…»[2].

Collapse )

Забытые русские первопроходцы Антарктики

Неведомая Южная Земля — Терра Аустрэлис Инкогнита. Ее «размытые» контуры появились на картах только в последней четверти XVI века. На знаменитых медных атласах Ортелия 1570 года у Южного полюса земли еще нет, только от Новой Гвинеи идет к юго-востоку и сливается у Магелланового прохода с Огненной Землей почти прямая линия неведомого «берега», которого, как оказалось, никогда не существовало. По Птолемею Южная Земля — это продолжение Африки, а «Колумб Австралии» Педро де Кироса писал испанскому королю вот такой отчет: «...все открытые земли в жарком поясе... от экватора тянутся на юг, где до самого полюса, а где чуть поближе». Этот мореплаватель, открывший в Южных морях единственный крохотный остров (в два раза меньше Сицилии) решил, что это и есть берег Южной Земли.

Кук достиг невозможного — 71°11` ю. ш., но Южной Земли все не было. «Я пересек весь Южный океан таким образом, что не осталось в нем пространства, где мог бы находиться материк. Хотя я и не стану отрицать, что вблизи полюса может находиться земля значительная по размеру, напротив, я считаю, что такая земля там есть», — так честно записал в свой дневник известный капитан. Стоит отметить, что в ходе третьего пересечения океана, «Резолюшен» Кука находился всего в двухстах километрах от ближайшего берега Антарктиды. Это и был предел возможного того времени! 1100 дней вел Кук штурм холодного Южного океана, но так и не увидел землю. Это был подвиг, завершившийся ничем. Великий мореплаватель, единственный в то время капитан, совершивший целых три кругосветных похода, вынужден был признать свое поражение.

Collapse )