July 3rd, 2015

Как заканчивалась Славянская эпопея

Через пару дней будет очередная годовщина - причем годовщина крайне знаковая - событий войны на Донбассе. В ночь с 4 на 5 июля прошлого года Славянск был оставлен ополчением. Событие до сих пор вызывает неоднозначное толкование, которое усугублено откровенным заказом на дискредитацию Стрелкова. Мотивы этой дискредитации не вижу смысла обсуждать - олигархи России и Украины, а также поддерживающий их обслуживающий слой смертельно боятся людей, которые имеют не только свое суждение, но и готовы отстаивать его. Методы дискредитации тупы и банальны - ложь вперемешку с тотальной безграмотностью, однако они работают, в особенности на людях с сублимированным фрагментарным мышлением.

Ополчение Славянска стало заложником предательства Кремля, как и весь Донбасс. Фактически после 11 мая, когда стало ясно, что Москва не признает итогов референдума, а лишь "уважает" их, восстание оказалось обречено, так как с самого начала было ориентировано на крымский сценарий. Никто не мог предполагать, что президет Путин, в марте грозно предупреждавший о неприемлемости применения силы против мирного населения, уже в мае трусливо спрячется на несколько недель, а нацисты Киева, все больше смелея от безнаказанности, перейдут от стрелкового оружия ко все более смертоносным системам вооружения, которые они будут применять по площадям. Именно тогда и родились всевозможные хитрые планы и прочий пропагандистский мусор про грозное русское молчание и тому подобная чушь.

Collapse )

Цитата

Стрелков – слишком самостоятельный командир и идейный человек. Из таких же идейных людей состоял и костяк стрелковской команды. Всем было ясно, что ни сам Игорь Иванович, ни его команда не пойдут на сговор с киевскими бандитами и не согласятся подписывать какие-либо предательские договоры типа Минских соглашений. Кроме того, думаю, наших врагов в Москве – их принято называть «пятой колонной», хотя это не совсем правильная терминология – сильно напугали определённые успехи в военном и государственном строительстве, достигнутые при Стрелкове. Ведь весной-летом 2014 года на Донбассе возникло маленькое православное русское государство, где шаг за шагом возрождались какие-то элементы Российской Империи.

Стрелковская команда была «заточена» на победу, на полный и окончательный разгром украинского сепаратизма, на то, чтобы дать решительный отпор поползновениям Запада задавить и уничтожить Россию. А антироссийские силы, засевшие в Москве – их там много – не были заинтересованы в таком развитии событий. Сразу задавить народное движение в Новороссии, принявшее столь грандиозный размах, они были не в состоянии, поэтому пошли по пути постепенного «слива» (не люблю этого слова, но сейчас в Донбассе – оно самое частозвучащее). А для «слива» нужно было убирать Стрелкова и ставить во главе ЛНР и ДНР совсем других людей – беспринципных, управляемых, которые, не задумываясь об интересах жителей Новороссии и интересах России, выполняли бы чужие указания. Лучше всего для этой цели подходили местные уголовные и полууголовные элементы, коих хватало среди командиров донецких тыловых формирований. Нужно было только привести этих последних к власти и в качестве компенсации за работу по «сливу» дать им карт-бланш на беспрепятственное набивание собственных карманов. Что и было сделано.

И.Б. Иванов

М.В. Назаров о "принципиально новом Белом Деле"

В порядке дискуссии

В принципе излагаемые уважаемым Игорем Ивановичем мысли во многом правильны. Но поскольку, как стало ясно, они собраны его уважаемой соратницей Е.В. Семеновой из отдельных материалов, написанных, возможно, в разных контекстах, в предложенном виде они вызывают некоторые возражения. Начну с такой цитаты: «Чтобы спасти ситуацию, в России нужно ПРИНЦИПИАЛЬНО НОВОЕ Белое Дело. И оно, надеюсь, еще появится. И вберет в себя, даст Бог, какие-то традиции минувшего».

Белое дело не было чем-то неизменным и устоявшимся. Оно постоянно развивалось, политически и духовно мудрело от первоначального февралистского этапа (в котором доминировала демократическая идеология Антанты, насаждаемая обманными обещаниями помощи) – до легитимно-монархического, который нашел свое выражение в Приамурском Соборе (июль 1922) под духовным окормлением РПЦЗ и на предшествоваших в эмиграции Рейхенгальском съезде (май 1921) и I Всезарубежном Церковном Соборе (ноябрь 1921). И о любом движении следует судить не по начальному становлению, а по его итогу.

Collapse )