"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Гибель 3-го батальона Алексеевского полка. Часть 2



Предлагаем вниманию читателей отрывки из воспоминаний М.А. Россинского "15 дней в Кубанском десанте. Дневник пулеметчика" посвящённые трагической гибели 3-го (гренадерского) батальона Алексеевского пехотного полка, происшедшей 2 (15) августа 1920, во время Улагаевского десанта на Кубань.

3-й батальон Алексеевцев являлся необычным подразделением: он был сформирован из офицеров всех гренадерских полков Русской Императорской Армии - фактически последних русских гренадер…


2, 3 и 4 августа
Близость неприятеля давала о себе знать. Частый обстрел хуторка с бронепоезда, видимого простым глазом; пролетающие иногда аэропланы с пятиконечной звездой; какие-то рыщущие всадники по горизонту; отдаленная пулеметная и ружейная трескотня там, где наступал 3-й Гренадерский батальон нашего полка, что окончилось для него кровавой баней, из которой в живых осталось только 20 человек из 225. Гренадеры зашли вглубь и, натолкнувшись на цепи противника, завели перестрелку; Совершенно неожиданно с тылу и флангов очутилась большевистская конница, произведшая такую панику и смятение, что ей удалось в несколько минут зарубить большинство; человек 80 недорубленных взяли в плен; командир батальона с несколькими офицерами были зверски убиты в самом хуторе, только некоторые единицы каким-то чудом спаслись. 1-й батальон тотчас же пошел к месту несчастья и отогнал товарищей. К нам привезли изуродованные трупы командира гренадеров и его адъютанта. Мороз по коже пробегает: что может быть ужаснее такой смерти.

5 августа
Рано утром, еще до восхода солнца, мы тронулись дальше. Длинная, змеей растянувшаяся вереница подвод, двигающихся вдоль железной дороги. По пути попадаются интересные трофеи, брошенные поспешно «драпанувшими» большевиками. Вот бронепоезд «III Интернационал», обстреливавший наш хуторок еще вчера; смертельно раненный паровоз с потеками и лужами крови — черной нефти из развороченных внутренностей удачно попавшим снарядом. Поодаль валяются в разных местах страшные голые трупы зарубленных товарищей, наверно, из команды поезда. Волосы какого-то неестественного цвета от пыли, выпученные глаза с застывшим выражением ужаса, черные сабельные раны. Все чаще попадаются трупы лошадей со вздувшимися животами и взрытой вокруг землей (видно, бились в предсмертных судорогах); трактор с тяжелым орудием, автомобили-грузовики, подводы со снарядами — признаки недавнего бегства.

Уже стемнело, и мы должны были заночевать в какой-то станице, куда отправилась наша разведка и должна была дать сигнал в случае безопасности. Скоро из темной массы деревьев поднялась, разрезала небо огненной полосой и разорвалась в вышине ракета. Значит, все спокойно, и мы через некоторое время вступаем в станицу. Мрачная, жуткая тишина, темень, ни души. Громадная пустая площадь с высокой церковью, наглухо закрытые домики, потонувшие в гуще садов. Наша команда располагается прямо на широченной улице под забором. Люди вповалку спят, укутавшись в шинели на земле, а мне, несчастному, не приходится такого удовольствия: поставлен на часы у пулемета и должен окликать проходящие изредка фигуры людей или возниц с подводами. Сплю стоя, облокотившись к пулемету, клюю носом, стукаюсь головой и прихожу опять в себя. Четыре долгих часа какого-то отупленного состояния в полузабытье, наконец, прошли. Валюсь под забором, и крепкий сон усталости тотчас же одолевает.

6 августа
Ранним утром все проснулось, и накануне будто вымершая станица (Новоджерелиевская) ожила: появились жители, почти исключительно бабы. Не успели мы зажарить только что зарезанных кур, поесть яичницы, как приказ: немедленно продвигаться дальше.

За станицей натолкнулись на ужасную картину: около 80 трупов зверски замученных офицеров 3-го батальона, взятых в плен; большинство, судя по перевязкам, были раненые, недорубленные. Прошли мимо вокзала станицы Ольгинской и двигаемся по полям. Несколько раз нас обстреливает бронепоезд, рвутся гранаты, шипит шрапнель. Вся масса подвод останавливается где-нибудь в прикрытии, пехота идет вперед цепями, четыре пулемета нашей команды — на подводах сзади, в отдалении одна от другой. Вылетают батареи, некоторое время устанавливаются и открывают огонь. Уже долго мы лежим на душистой траве; пулеметы и лошади за скирдами. Далеко впереди доносится, как рокот бушующего моря, сливающаяся в одно целое трескотня десятков «Луесов» (английские пулеметы — прим. ред.) наших наступающих рот. Все более учащается свист снарядов, рвущихся поблизости, и вздымающих черную землю. Довольно низко, как гигантский шмель, жужжит пропеллер, «конечно», своего аэроплана. Но он на секунду замедляет ход, пускает голубоватый дымок, слышится свист падающего с высоты тела, и с оглушительным треском разрывается бомба. Никаких результатов — полетел дальше.


Пробираемся опять вперед по камышам, буграм, рытвинам и доходим до какой-то речонки, на покатом берегу которой, прямо на баштане, ложимся под редким обстрелом картечью. Картечины булькают по воде... Рев пулеметов все удаляется и вдруг замолкает. Прекращается и орудийная стрельба. Взбираемся на высокий бугор, за которым расстилается равнина, а верстах в пяти —длинная полоса зелени, дома, церкви, срубы. Это — станица Тимашевская, узловая станция на Екатеринодар — Ейск — Новороссийск, конечная цель «первых действий » после высадки, которая так легко досталась, хотя все уверены были, что именно тут будет наибольшее сопротивление.

Подготовил М. Бородин

ПОСЛЕСЛОВИЕ: Благодаря поисковым работам, которые в течение нескольких лет проводили чины РОВСа, братскую могилу чинов 3-го гренадерского батальона Алексеевского пехотного полка удалось обнаружить.

В настоящее время эта могила не отмечена никакими намогильными сооружениями или памятными знаками. И сделать это в год 100-летия трагической гибели батальона – наш патриотический долг.

Памятник Алексеевцам – последним русским гренадерам будет изготовлен в виде трехметрового металлического креста и установлен на месте братской могилы, у железной дороги. Расчетная сумма проекта – 80 тысяч рублей. Установка и открытие памятника предполагается в дни 100-летнего юбилея десантной операции на Кубань.

Русский Обще-Воинский Союз обращается ко всем неравнодушным людям с просьбой принять посильное участие в этой работе. Сделать это можно, перечислив средства на карту Сбербанка РФ: 4276 4800 1319 3779 (получатель Илья Павлович). Вся информация о поступлении пожертвований будет публиковаться на официальных информационных площадках РОВСа.


#история_России #Русская_армия #Белое_Движение #гренадеры #мемуары #воспоминания #памятник #сбор
Tags: #Белое_Движение, #Русская_армия, #воспоминания, #гренадеры, #история_России, #мемуары, #памятник, #сбор, Белое движение и борьба с большевиками, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments