"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Пределы естественных границ



16 июня 1865 года войска генерала М. Черняева. взяли Ташкент,

После окончания Крымской войны Россия столкнулась все с тем же врагов только теперь у своих среднеазиатских границ. В том же 1856 г. Англия и Франция развязали вторую опиумную войну в Китае. Первая – началась в 1842 года после того как китайский Император в 1839 г. запретил англичанам ввозить опиум в страну. Наркотик поставлялся в Поднебесную непосредственно из Индии и реализовывался исключительно за золото и серебро. В «пасть» британскому льву текли полноводные реки драгоценного металла, перенаправляемые по всему миру для удержания и усиления вселенского господства Великобритании. Вот почему не Китай, а Индия издавна называлась главным бриллиантом британской короны так как именно на её плантациях под видом чая, выращивались наркотики, придавая этому бриллианту кровавые оттенки. Эта старая и «добрая» английская традиция продолжает добросовестно сохраняться и в наше время, правда, Индию успешно заменил Афганистан.

Итогом второй опиумной войны (закончилась в 1860 г.) для России стал очевидный факт, что Англия и Франция, разгромив китайские войска и захватив основные порты, на этом не остановятся и предпримут попытку экспансии в глубь Средней Азии.

Униженная, но не побеждённая в Крымской войне Российская Империя встала перед дилеммой – уйти в себя, свою самодостаточность или бросить вызов вчерашнему врагу?! Выбор, хотя и не определённый, неясный по своему исполнению и оформлению, был отдан второму решению. А поводом к его выработке послужили письменные «умозаключения» начальника штаба войск Оренбургского края капитана Михаила Григорьевича Черняева, которые один из его сослуживцев охарактеризовал как «Русский Drang nach Osten (натиск на Восток)». Ключевая мысль его заключалась в присоединении Туркестана к Российской империи. Однако Санкт-Петербург в то время к подобной затее отнесся весьма насторожено и неодобрительно. Несмотря на это, дельному и талантливому офицеру, имеющему боевой опыт Крымской, Балканской и Кавказских войн, поручили ответственную операцию. Обозначить и укрепить присутствие русских интересов в Азии, для чего было необходимо между Сибирской и Оренбургской губерниями возвести оборонительный рубеж. Однако, проблема заключалась в том, что для реализации это задачи предстояло отвоевать у Кокандского ханства – глубоко архаичного государственного образования с настоящим рабством и феодальной экономикой – некоторые территории. Командование, дабы урезонить не в меру горячий, как оно считало, колонизаторский «натиск» М. Черняева, предложило ему возглавить для этого «особый западносибирский отряд».

Отряд был сформирован в городе Верном (ныне Нурсултан) — русско-казачьей военной крепости. Вскоре после этого (в 1864) Михаил Григорьевич провёл военные операции по занятию крепости Аулие-Ата, а ещё через некоторое время – крупного города и сильно укреплённой крепости Чимкент. Захват Чикмента открывал западносибирскому отряду путь на Ташкент. Взятие этого города в задачи Михаила Григорьевича не входило, кроме того ему из Санкт-Петербурга регулярно приходили нервные послания с просьбой «не увлекаться». Однако М. Черняев свято уверовал в свою Имперскую миссию, и взятие этого города стало для него навязчивой идеей.

Расширение России за счёт территории Средней Азии имело и вполне определенные экономические мотивы. В XIX веке главным поставщиком хлопка-сырца для российской промышленности были США. Но, начавшаяся гражданская война (1861—1865), приостановила поступление сырья. Это вызвало острую необходимость поиска новых источников, каковым оказался хлопковый потенциал Туркестана, особенно Ферганская долина. К тому же Кокандское, Бухарское и Хивинское ханства являлись привлекательными рынками сбыта для растущей российской промышленности, в борьбе за которые Россия конкурировала с Великобританией.

Ключом к Средней Азии традиционно считался Ташкент, который на тот момент принадлежал Кокандскому ханству. В городе жили оседлые узбеки «сарты», уставший от вечных войн, мирный торгово-ремесленный народ. С годами в Ташкенте сложилась особая «русская партия», состоящая из тех, кто желал развития и укрепления связей с Россией.

После неудачной, скоропалительной попытки захватить Ташкент с ходу, Михаилу Григорьевичу указали на недопустимость впредь подобных действий. В отдельном письме военный министр запрещал ему «отваживаться на штурм в связи с недостаточностью сил, находящихся в распоряжении». В это же время в главном штабе сочинялись обширные проекты, предполагавшие в следующем году большие экспедиции с многочисленной артиллерией и осадными орудиями. Но даже воинские приказы не могли остановить задуманное русским офицером.



23 апреля 1865 г. М. Черняев по собственной инициативе, не ставя вышестоящее руководство в известность, выступил из Чимкента во второй поход вместе со своим отрядом, бойцы которого гордо именовали себя «черняевцами». Силы их тогда состояли из двух сотен казаков, восьми пехотных рот и десяти орудий. Немногим позже, уже к Ташкенту подоспели ещё два орудия и две роты. Всего около двух тысяч человек и двенадцать орудий. Черняев, имея небольшие силы для непосредственного штурма города, решил принудить Ташкент к сдаче изнурительной блокадой и голодом, отведя от него воду. Для этого необходимо было взять крепость Ниязбек, расположенную в 30 верстах от Ташкента, в том месте, где оросительные каналы Ташкента берут воду из реки Чирчик.

Мулла Алимкул, являвшийся фактическим правителем ханства и главнокомандующим кокандской армии, двинул свои войска на встречу упрямому русскому офицеру. Армия муллы насчитывала сорок единиц артиллерии и сорок тысяч солдат. Противники встретились под городом Ниязбеком. За два часа сражения кокандская армия оказалась целиком разгромлена и перестала существовать. Предводитель кокандцев при этом был убит. Такая неожиданная, в принципе невозможная победа посеяла в рядах защитников Ташкента панику. Несмотря на активную работу «русской партии», самой значительной политической силой города оказалась «бухарская партия», состоящая из сторонников перехода Ташкента под власть бухарского Эмира. Вследствие этого из города в Бухару выехали послы с предложением верноподданства.

Преследуя разгромленного врага отряд М. Черняева подошел к Ташкенту и осадил город, перекрыв питавшую его реку Чирчик. Между тем, ташкентцы, вынося значительные лишения осадного положения, не думали сдаваться русскому отряду. В таком состоянии сложившееся положении сохранялось до середины июня, когда получены были сведения, что бухарский эмир, созывает со всего Бухарского ханства боевые силы и собирает в Уратюбе армию, а сам уже выступил с регулярными войсками из Самарканда. Таким образом русский отряд оказался в сложной ситуации. Продолжать оставаться под стенами крепости – быть уничтоженным врагами с двух сторон. Отступить – опозорить мундир и репутацию России. И тогда Черняев решился на невероятный по дерзости шаг – штурм города силою всего в тысячу человек так как в Ногай-кургане, Виязбеке и на кокандской дороге были оставлены воинские гарнизоны.

Атака началась 16 июня 1865 в два часа утра. Штурмовые колонны в темноте поднесли приготовленные лестницы к крепости. Вражеский караул обнаружил русских, когда они уже вплотную подошли к стенам. За считанные секунды лестницы были поставлены, и бойцы Черняева мгновенно захватили стену у Кокандских ворот. Вскоре после этого бой завязался в самом городе – солдатам М. Черняева приходилось с боем брать каждый барбет (насыпное защитное укрепления, оборудованное орудиями, перед которым был вырыт ров), дувал (дом), каждую улицу. Защитники города строили на улицах баррикады. Многие тысячи фанатично обороняющихся были соответственно «заряжено» духовенством, созывавшим в центр города, на базар, народ на защиту ислама и домашнего очага. 15 тысяч защитников поклялись на Коране умереть за веру и за город. После чего бросались на наших солдат со штыками, пиками, айбалтами (топорики на длинных палках). В уличных боях русские артиллеристы активно использовали ракетный станок с фугасными ракетами для уничтожения баррикад между дувалами. Часть защитников дралась яростно, однако в целом пехотинцы-сарбазы поддались панике и бежали, а конница на узких улицах была стеснена в манёвре. Городские бои длились весь день, а к утру следующего дня к М. Черняеву пришла делегация «почётных» жителей, сообщивших, что город будет сдан, если русские прекратят огонь. Михаил Григорьевич, собравшийся взрывать местную цитадель, дал команду прекратить огонь, и город, в самом деле, сдался.

В результате, отряд в 1300 штыков и сабель при 10 орудиях взял штурмом громадный город 24 версты в окружности (не считая городских садов) со стотысячным населением, вооружённый 63 орудиями, обороняемый 30 тысячами человек, из коих до 5 тысяч регулярной пехоты и до 10 тысяч кокандской кавалерии. Русский отряд два дня дрался на улицах города, взял штурмом до 40 баррикад, до 10 барбетов. При этом потерял убитыми 25 нижних чинов; ранеными 3 офицеров и 86 нижних чинов, контуженными 4 офицеров и 24 нижних чинов; кроме того, было ранено и контужено около 15 человек добровольцев – всего 157 человек, захвачено трофеями 63 орудия, 16 больших знамен, множество ружей, 2000 пудов пороха и 10 000 разных снарядов.



Такой феноменальный успех объяснялся в первую очередь, безусловно личными качествами, присущими генералу М. Черняеву и его подчинённым, а также, по-видимому тем, что местная знать и жители Ташкента были не довольны властью Кокандского хана, а в Ташкенте была сильная прорусская партия. В частности, ещё во время штурма, когда царские войска овладели городской стеной, Мухаммед Саат-бай со своими единомышленниками призывал ташкентцев прекратить сопротивление и, по свидетельству М. Черняева, содействовал сдаче города. За взятие Ташкента Михаил Григорьевич получил прозвище «Ташкентский лев» и заслужил повсеместное признание и уважение среди населения Империи. Однако, не всем пришёлся по нраву его инициативный натиск и дерзкий штурм. Военный министр Д. Милютин был недоволен неподчинением М. Черняевым приказам. Дипломатическое ведомство получало ноты протеста из Лондона т. к. в Англии опасались, что русские войска через Туркестан сразу же двинутся в Индию, спровоцировав очередное восстание сипаев.

О взятии Ташкента писали газеты всего мира, и в одночасье М. Черняев, прозванный «Ермаком девятнадцатого века», стал национальным героем. Александр II наградил его золотой саблей с бриллиантами и произвел в генерал-майоры. Англия, опасавшаяся, что через Туркестан русские войска отберут бесценный «индийский бриллиант», отправило в русское дипломатическое ведомство ноту протеста. Одновременно с этим, англичане спровоцировали выступление афганцев против бухарцев, которым М. Черняев счёл необходимым оказать поддержку. В связи с этим у него возник очередной конфликт с военным министром и МИДом. В результате тридцативосьмилетнего генерала, национального героя, непрерывно воевавшего за интересы России в течение тринадцати лет, и не имевшего влиятельных друзей в Санкт-Петербурге, отправили в отставку. В 1866 г. новым губернатором Туркестанской области вместо М. Черняева был назначен Д. Романовский.

Олег Ракитянский,
общество "Двуглавый орел"


#история_России #Азия #армия #РИА #геополитика
Tags: #Азия, #РИА, #армия, #геополитика, #история_России, Военный отдел, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История, Русская армия, События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments