"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 3.2)

Попытка спасения родины от большевистской революции

В первой половине октября, по указанию Керенского, Духонин приказал перевести под Петроград самокатные батальоны с Юго-Западного фронта как самые надежные части. В распоряжение командующего Московским Военным Округом полковника К.И. Рябцева приказал перебросить с того же фронта одну из кавалерийских дивизий, а в Калугу - 4-й Сибирский казачий полк. 25 октября в обращении к армии писал: "...под влиянием агитации большевиков большая часть Петроградского гарнизона... примкнула к большевикам... Священный долг перед Родиной... требует от армии сохранения полного спокойствия, самообладания и прочного положения на позициях, тем самым оказывая содействие правительству и Совету Республики...". В Петрограде требовал немедленного прекращения большевиками действий, отказа от вооруженного захвата власти и безусловного подчинения Временному правительству, угрожая, что "действующая армия силой поддержит это требование".

В ночь с 26 на 27 октября, получив информацию с Северного фронта об отправке в распоряжение А.Ф. Керенского "сильного пехотного отряда", в разговоре по прямому проводу предложил послать один-два, но вполне надежных броневика, добавив, что тактика уличных боев в значительной степени зависит от них, особенно при теперешнем настроении масс. Утром 27 октября направил московским властям телеграмму, требуя от них немедленно прекратить насильственные большевистские действия, добиться отказа восставших от вооруженного захвата власти и их подчинения Временному правительству. Через несколько часов телеграфировал в Москву: "Совместно с армейскими комитетами принимаю меры помощи Москве и освобождения ее от мятежников". Утром 29 октября телеграфировал в Новочеркасск генералу А.М. Каледину: "Не найдете ли возможным направить на Москву для содействия правительственным войскам в подавлении большевистского восстания отряд казаков с Дона, который, после усмирения восстания в Москве, мог бы пойти на Петроград для поддержки войск генерала Краснова?". 30 октября вторично обратился к Каледину с просьбой ускорить посылку казаков.

Всю неделю, с 25 октября по 1 ноября, генерал Духонин провел в непрерывных переговорах по прямому проводу с командованием различных фронтов, ища возможность мобилизации верных присяге частей и соединений для оказания помощи Временному правительству и делая распоряжения в этом направлении. Так, в разговоре по прямому проводу с начальником штаба главнокомандующего армиями Северного фронта генерал-майором С. Г. Лукирским 28 октября Н.Н. Духонин указывал: "С Юго-Западного фронта высланы части в Киев, дабы заставить притихнуть большевиков". А в телеграмме на имя А.Ф. Керенского от 31 октября он говорил, что для подкрепления правительственных войск в Москве "принимаются меры". В то же время генерал старался занять верными Временному правительству войсками важные в оперативном отношении пункты на путях к Петрограду и Москве. В разговоре по прямому проводу 31 октября с С. Г. Лукирским Н.Н. Духонин сообщил ему о своих действиях: "Мною сделано распоряжение о прочном занятии войскам и XVII (армейского) корпуса станции Дно и Орша. Вероятно, это распоряжение приведено в исполнение, посланный на паровозе офицер, чтобы установить и проверить, еще не вернулся. В тот же день генерал отправил благодарственную телеграмму в Новочеркасск на имя помощника донского атамана генерал-лейтенанта М. П. Богаевского: "Готовность казачества стать на сторону государственного спасения для нас всех является поддержкой в эти трудные минуты... До последнего предела будем бороться для восстановления в данное время Временного правительства и Совета республики, а с ним и порядка в стране". Однако развернутая Н.Н. Духониным кампания по мобилизации верных Временному правительству сил после того, как 1 ноября большевикам удалось подавить под Петроградом вооруженное выступление Керенского-Краснова, оказалась напрасной.

7 ноября (25 октября) 1917 года большевики и их союзники (левые эсеры) свергли вооруженным путем Временное правительство и тем самым осуществили государственное преступление перед лицом истории и российского народа. Большевистский переворот сразу же выдвинул на политическую авансцену начальника штаба Ставки генерала Н.Н. Духонина.

Так, уже в ночь на 26 октября главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии П.С. Балуев запросил начальника штаба Ставки, как быть с поступающими к нему телеграммами и об аресте Временного правительства: "Я прошу дать указания Ставки – и немедленно, так как телеграммк Военно-революционного комитета скрыть от войск не могу". Рано утром генерал Духонин сообщил ему, какие меры решила принять Ставка в связи с создавшимся положением: "Так как начинают проникать телеграммы с разными распоряжениями и большевиков, то мы установили в Ставке, Могилеве и на станции дежурство членов комитета (Общеармейского исполнительного комитета при Ставке) для задержки телеграмм". В тот же день начальник штаба Ставки обратился с телеграммой к главнокомандующим фронтами и командующими армиями. В ней он излагал точку зрения Ставки на октябрьские события в Петрограде: "Ставка, комиссарверх (верховный комиссар Временного правительства при Ставке) и общеармейский комитет разделяют точку зрения правительства и решили всемерно удерживать армию от влияния восставших элементов, оказывая в то же время полную поддержку правительству.

После провала похода на Петроград войск Керенского и Краснова в ночь на 1 ноября Керенский подписал распоряжение о передаче Духонину должности Верховного главнокомандующего "ввиду отъезда моего в Петроград". Духонин сообщил войскам о вступлении во временное исполнение должности Главкомверха и призвал войска стоять на позициях, "дабы не дать противнику воспользоваться смутой, разыгравшейся внутри страны и еще более углубиться в пределы родной земли".

В этих обстоятельствах генерал стремился всеми средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт. 1 ноября Духонин получил послание от генерала Корнилова из Быхова: "Вас судьба поставила в такое положение, что от Вас зависит изменить ход событий, принявших гибельное для страны и армии направление, - писал Лавр Георгиевич. - Для Вас наступает минута, когда люди должны или дерзать, или уходить, иначе на них ляжет ответственность за гибель страны и позор за окончательный развал армии... Положение тяжелое, но не безвыходное. Но оно станет таковым, если Вы допустите, что Ставка будет захвачена большевиками, или же добровольно признаете их власть... Предвидя дальнейший ход событий, я думаю, что Вам необходимо безотлагательно принять такие меры, которые, прочно обеспечивая Ставку, создали бы благоприятную обстановку для организации дальнейшей борьбы с надвигающейся анархией". В их числе он указывал: "сосредоточение в Москве или в одном из ближайших к ней пунктов, под надежной охраной, запаса винтовок, патронов, пулеметов, автоматических ружей и ручных гранат для раздачи офицерам-волонтерам, которые обязательно будут собираться в означенном районе". Однако Н.Н. Духонин, всячески стремился избежать кровопролития и поэтому не принял совет Л.Г. Корнилова, о чем свидетельствует сделанная его рукой пометка на этом письме: "Это может вызвать эксцессы".

После бегства из Петрограда главы Временного правительства и Верховного главнокомандующего А.Ф. Керенского, согласно положению о "Полевом уставе русской армии", Н.Н. Духонин, как начальник штаба Ставке, 2 ноября вступил во временное исполнение должности Верховного главнокомандующего.

В своем первом приказе он писал: "В настоящее время между различными политическими партиями происходит переговоры для формирования нового Временного правительства... В ожидании разрешения кризиса призываю войска фронта спокойно исполнять на позициях свой долг перед Родиной, дабы не дать противнику возможности воспользоваться смутой, разразившийся внутри страны, и еще больше углубиться в пределы родной земли". Николай Николаевич понимал, что главную опасность для страны следует ожидать не сколько со стороны фронта, сколько с тыла. Он считал себя обязанным поддержать Временное правительство, как единственный законный орган государственной власти. Для этого требовалось, прежде всего, прекратить беспорядки в Петрограде.

На сорокалетнего генерала свалилась тяжелая, вероятно, непосильная для него ноша. Ведь это был военный интеллигент, высокопрофессиональный штабист, готовый добросовестно выполнить свой; солдатский долг. В нем ничего не было от Л.Г. Корнилова и его единомышленников, хотя к ним, как известно, он относился с большим уважением и симпатией.

Два основных соображения, по-видимому, руководили в эти дни Главкомверхом. Как военный, в сложившейся экстремальной обстановке он стремился всем средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт. Как гражданин и патриот своей Родины, в стремительном калейдоскопе событий он, натолкнувшись на не возможность оказать действительную и своевременную помощь Временному правительству, склонялся к мысли об изоляции большевиков в Петрограде и их быстром внутреннем разложении. Действия генерала впервые дни ноября как будто подтверждают такую версию. От наступательных попыток сосредоточить верные Временному правительству войска под Петроградом он пришел к сугубо оборонительному замыслу, состоящему в том, чтобы попытаться отрезать центральные районы от действующей армии. Войсковая завеса по линии Везенберг-Остров должна была изолировать Петроград, а завеса по линии Великие Луки - Орша отделить Москву. В этом Главкомверху виделась возможность парализовать обоюдное влияние фронта и тыла, дождавшись перемены политической ситуации.

Однако военное и политическое маневрирование Н.Н. Духонина могло продолжаться только до тех пор, пока большевики не освободили себе рук в борьбе с выступлением Керенского-Краснова, восстанием юнкеров в Петрограде и вооруженным сопротивлением в Москве. Только после этого у большевиков дошли руки до реального претворения в жизнь их первого декрета - декрета о мире. Однако осуществить его помимо, в обход Ставки и ее Верховного главнокомандующего было невозможно. Очень многое в этом вопросе зависело от позиции Н.Н. Духонина.

Но политической провокации со стороны большевиков ждать, долго не пришлось.

А. Котляревский
Tags: Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments