"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Адмирал Колчак как государственный деятель России



Можно ли ставить знак равенства между Колчаком и Врангелем как государственными деятелями, которые совмещали в себе и военные, и политические таланты? Почему-то среде сторонников, поклонников Белого движения, почему-то укоренился взгляд, что из всех лидеров Белого движения только лишь Врангель обладал способностями государственного деятеля, который предпринял достаточно широкую программу реформ, например, известный земельный закон. Но это не совсем так. Нельзя забывать, что те мероприятия, которые проводил Врангель, проводились в 20-м году – когда вооруженная борьба Белого Движения в основном была проиграна, т.е. с большим запозданием. А в 19-м году, когда борьба была в разгаре и были еще реальные шансы, тот же Врангель ни с какими подобными предложениями еще не выступал.

Что касается Колчака, то почему-то в отношении него с легкой руки известного мемуариста барона Будберга утвердилось представление о нем как о "полярном мечтателе и жизненном младенце". Но это субъективный взгляд, барон Будберг - это вообще личность своеобразная, которая обладала достаточно желчным характером и критиковала всех подряд, и в этом отношении его упрекали потом многие сами же ветераны Белого Движения на востоке России.

При всех достоинства Белого Движения и лично Колчака – не будем этого замалчивать – они намного запаздывали с разработкой такой программы, которая могла бы привлечь на их сторону широкие слои населения. И особенно было отставание в плане организации пропаганды - это было слабое место у Белого Движения, в этом отношении большевики как опытные агитаторы, популисты, демагоги всех переиграли.

Колчак прекрасно понимал необходимость такой программы, о чем свидетельствует, в частности, одно из его писем Черчиллю, когда тот был военным министром Великобритании, где он осенью 19-го года пишет о том, что если борьба затянется на следующий год, то для привлечения широких масс населения на нашу сторону нам придется разработать какой-то комплекс мер экономического характера, который покажет народу, что за Белыми нужно идти.

Другой вопрос, что к сожалению, в этих вопросах Белые запаздывали всегда. Было такое мнение, что коренные вопросы государственной жизни надо будет решать уже потом, когда после победы будет созвано новое Учредительное собрание. В этом смысле Белые остались заложниками формальной законности, они оставались людьми с психологией 19-го века - а большевики переиграли их именно тем, что они первыми в 20-м веке поняли, что в условиях нового массового общества нужно первым делом как можно быстрее перетягивать на свою сторону население, завоевывать поддержку широких масс, и в этом отношении они были первыми, кто понял всю важность пропаганды. Даже в самые голодные годы они не жалели денег на пропаганду, типографский станок у них работал бесперебойно. В каждой воинской части, в каждом заводском цеху были свои партийные агитаторы, полируки, комиссары, которые занимались "промыванием мозгов". И при этом надо отметить, что красные при этом поступали как классические популисты, используя темноту, малограмотность нашего народа, и не скупились на обещания. Сами обещания выглядели просто и доходчиво. При том, что большевики практически во всем обманули доверившийся им народ. Землю крестьянам пообещали и поначалу большую часть помещичьей земли передали - а через 12 лет загнали всех в колхозы и отобрали даже не только ту землю, которую дали, но и всю вообще. «Фабрики рабочим» - это вообще утопия, потому что невозможно себе представить, чтобы рабочие могли управлять заводами или быть коллективными акционерами. Это был просто демагогический прием, который означал переход собственности в руки государства, якобы общенародного, но фактически которым управляли большевики, присвоив себе имя народа. В отношении лозунга «мир – народам» тут вообще получилось все наоборот. Заключив позорный сепаратный мир, большевики ввергли страну благодаря своим радикальным мероприятиям в войну гражданскую, что куда более страшно по своему характеру.

Тут я бы хотел отметить еще один нюанс. Да, с одной стороны беда в том, что политическая программа Белых, как и социально-экономическая, была намечена лишь в общих контурах, и особенно это касается больного для России земельного вопроса. К сожалению, Белые остались заложниками идеи компромисса между помещиками и крестьянами. Белые выступили за ограничение помещичьего землевладения, но черный передел земли они признавать не желали - и это было их ошибкой. Конечно, если учесть, что дворянство как сословие сошло с исторической сцены, то можно было пожертвовать его социальными интересами ради победы.

Другой вопрос, что черный передел подрывал само понятие собственности – но и тут можно найти выход. Есть хороший исторический пример: когда Бурбоны, вернувшись к власти во Франции после четверти века изгнания, они выплатили денежную компенсацию дворянам, у которых революция отобрала земли. Если бы Белые остановились на таком варианте, возможно это было бы принято позитивно российским обществом. Но сам вариант возврата помещикам хотя бы части земли – отпугивал крестьян. Понятно, что в Сибири помещиков сроду не было и там крестьян это не касалось, но в масштабах всей России этот вариант не получил популярности. И поэтому получилось так, что крестьянство оказалось в Гражданской войне между двух огней. С одной стороны, придут красные и отберут все в ходе продразверстки, с другой - придут Белые, с которыми возвращаются старые помещики и требуют себе землю. И вот крестьяне уходили в леса, в партизаны к батьке Махно и ему подобным.

Можно отметить некий незаурядный прагматизм Колчака с точки зрения строительства государства, и особенно это наглядно можно проследить как по отношению к предшествующей ему демократической эсеровской Директории, так и к власти генерала Деникина на юге России. Что касается Директории тут все более-менее ясно, т.к. она фактически была повторением того же Керенского, только уже теперь в миниатюре, а не во Всероссийском масштабе. Российские демократы в очередной раз показали всю свою беспомощность как управленцы, как организаторы - и если бы не переворот Колчака, то эти демократические силы были бы разгромлены красными значительно раньше.

С другой стороны, если сравнивать военные и ресурсные возможности двух основных очагов Белого движения - Востока и Юга – то сравнение не в пользу Колчака. На Юге сложилась более профессиональная, более боеспособная армия, поскольку основная часть офицерского корпуса России оказалась в Гражданскую войну именно на юге. Но при этом Антон Иванович Деникин, располагая куда большими ресурсами, при всех его достоинствах как генерала, военного деятеля, патриота России, он совершенно не удалял внимания организации работы тыла. И поэтому тыл при нем фактически находился в состоянии полного разложения. Как человек военный он уделял все внимание армии, а в тылу творились самые невероятные злоупотребления. Впоследствии Деникин в своих мемуарах "Очерки русской смуты" сам это признавал, что те же спецслужбы, органы контрразведки занимались злоупотреблениями, хищениями, вымогательствами, а виноват-то собственно в этом был он сам, поскольку из-за своих либеральных комплексов он избегал набирать как в спецслужбы, так и в гражданский государственный аппарат, профессионалов старого времени: чиновников, полицейских, жандармов - он их избегал. Был у него какой-то такой либеральный комплекс, что скажет либеральная общественность на это.

А у Верховного правителя наблюдался определенный дефицит квалифицированных кадров, хотя и не такой, как у красных, конечно, дивизиями малограмотные у него не командовали. При этом Колчак был лишен либеральных комплексов, которыми страдал Деникин - н он практически сразу, начав формировать свой аппарат, стал привлекать на службу не только гражданских чиновников царского периода, но и полицейских и жандармов, а это в свое время было пугало, особенно для либеральной интеллигенции. Он их привлекал, прежде всего, как профессионалов. Более того, помимо военной контрразведки, он начал возрождать профессиональную политическую полицию как аналог бывшего жандармского корпуса - это называлось у него особый отдел государственной охраны при МВД с соответствующим штатом, управлениями на местах. И возглавляли все эти управления жандармы с большим опытом работы и стажем службы со времен империи в чинах от ротмистра до генерал-майора.

Т.е. в этом плане Колчак привлекал в основном профессиональные кадры, и вообще он уделял значительно больше внимания тылу, понимая, что боеспособность и устойчивость армии, дела на фронте - во многом зависят от прочности тыла. И это признавали сами Белые, когда, в частности, летом 19-го года делегаты Национального центра прибыли из Екатринодара в Омск для переговоров, они вынуждены были признать в интервью в местной газете "Сибирская жизнь", что на Востоке лучше, чем на Юге, организована хозяйственная жизнь и государственный аппарат.

Надо сказать, что в этом отношении Колчак раньше, чем Деникин пошел на такие меры, как, например, восстановление полной свободы торговли и отмена государственных монополий, которые введены были еще при Керенском и которые приводило в жизнь правительство Директории. Это было свойственно демократическим социалистам - установление государственных монополий на ряд товаров, на хлеб, спиртное, сахар, мясную и масляную торговлю - на целый ряд товаров народного потребления. Колчак, придя к власти, почти сразу же отменил эти монополии, т.к. они создавали большое количество злоупотреблений, дефицит и почву для спекуляции. И как только была введена свобода торговли, тут же дефицит стал исчезать, пусть порой товары продавались и по дорогим ценам, но возобновилась нормальная торговля и нормальная хозяйственная жизнь. Во всяком случае, в тылу Колчака не было и намека на тот голод, который был в Советской России, хотя понятно, что в условиях Гражданской войны неизбежны какие-то элементы разрухи.

Более того, например, на заводах Урала при Колчаке впервые с начала революции возобновился рост производительности труда. Имел место и ряд социально-практических, экономических, государственных мероприятий, в частности, для охраны интересов рабочих действовали фабричные инспекции при министерстве труда, которые следили за соблюдением предпринимателями фабричного и трудового законодательства. Нередки при этом бывали случаи, когда при конфликте между предпринимателями и рабочими эти инспекции становились на сторону рабочих в случаях, если предприниматель нарушал закон либо условия договора. Правительство Колчака действительно пыталось играть роль регулятора отношений между различными социальными слоями вопреки утверждениям советской пропаганды, изображавшей белых проводниками интересов помещиков и капиталистов.

Другой вопрос, конечно, что Белым пришлось формировать свои практические действия, формировать свою политическую и социальную программу уже по ходу дела, у них не было на ее разработку достаточного времени. А преимущество большевиков в этом отношении было в том, что они к моменту своего прихода к власти уже имели свои четкие заготовки и планы. Импровизация не может победить стратегическое планирование – и это стало одной из причин военного поражения Белого Движения.

В.Г. Хандорин,
по материалам интервью А. Гусев


#история_России #Белое_Движение #Колчак #Верховный_правитель #государство #закон #политика #экономика #гражданская_война #большевики #коммунисты
Tags: #Белое_Движение, #Верховный_правитель, #Колчак, #большевики, #государство, #гражданская_война, #закон, #история_России, #коммунисты, #политика, #экономика, Белая Идея, Белое движение и борьба с большевиками, Белое дело вчера и сегодня, Военный отдел, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments