"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Может ли правда быть левой? Советские уроки Прилепина на буржуазном НТВ, часть 1



Довольно часто от Захара Прилепина можно услышать о том, что он выступает за правду. У людей с левыми взглядами рано появляется это прелестное ощущение — «обладание правдой». Писатель организовал даже одноимённое политическое движение. Партия, правда, левая, но «за правду».

Мир в сознании левых обычно раскрашен двумя красками: чёрной и красной. Всё левое, правильное, – красное, всё остальное, неверное, чёрное. Ставятся простые вопросы («Кто виноват?» и «Что делать?») и предлагаются ещё более простые решения («Отобрать и поделить»). Последствия малоинтересны и о них не принято задумываться. Процесс завораживает — и им наслаждаются.

Медийное явление народу

Если смотреть на Захара как на медийное явление, у него всё красиво. Всё как в сказках об успехе. Простой парень из глубинки, этакий бунтарский колобок, который от всех по жизни вроде бы укатился, стал известным писателем и видит себя лидером страны. В этой медийно разворачивающейся сказке мы не знаем только одного. Кто в его жизни будет той сказочной лисой, которая его съест? Те, от кого он якобы ушёл? Новые соратники? АП? Или революция, пожирающая своих творцов? Пока нам это неизвестно.

Прилепин претендует на учительство и даёт свои «уроки русского» на славном своими либерально-буржуазными заслугами телеканале НТВ. Правду он пытается подавать как левое дело. А вот может ли правда быть левой? Попробуем разобраться уже мы.

Прилепин как революционер

В 2012 году Прилепин на вопрос «Возможна ли революция в современной России?» отвечал, что: «Она не то что возможна – она необходима. Это жизненная необходимость… я считаю, что эволюционный путь — тупиковый, в нём нет никакого противостояния власти. Я предпочитаю другие методы» (Захар Прилепин: «Революция — единственный для России способ выжить»; 16 мая 2012 года).

Через восемь лет, в 2020 году, в речи («Мы — лучше, чем власть») на учредительном съезде своей партии он говорил уже более обтекаемо, а значит, и менее честно: «Государство не есть идеальная машина априори. А революция не есть априори зло».

Прилепину нравятся авантюристы, бунтари: Стенька Разин, Емелька Пугачёв (см. «Урок 6. Тост за свободу»). С его точки зрения, раз государство делает ошибки, то и люди могут бунтовать, быть революционерами. Мол, бунтари и революционеры, достигающие власти, всё равно действуют в национальных интересах. Мысль ничем, правда, не подтверждённая. Особенно в отношении большевиков.

Он, конечно, не классический марксист, но внутренний его настрой, его революционные страсти, безусловно, имеют большевистскую мотивацию. Ненависть к современному миру богатства — ненависть менее удачливого, лишь ещё только потенциального «революционного грабителя» к реальному, более удачливому «буржуазному грабителю».

У православных консерваторов не должно быть никакого сочувствия ни к делу первых, ни к делу вторых. Всё это лишь борьба за власть, только идеологически оправдывающаяся «благими намерениями», которыми и устлана революционная дорога в ад. Впрочем, так же, как и дорога не революционных грабителей. Два пути к одному обрыву.

Уроки о революции

Наш писатель всецело принимает революцию 1917 года как естественную, неизбежную и, главное, русскую. Он даже состоял в некоем комитете КПРФ по празднованию 100-летия Октябрьского переворота.

«Придётся признать, что революция была… русским национальным делом. Мысль о революции вынашивалась веками. Казачья вольница — от Разина, от Пугачёва» («Урок 1. 100 лет революции»).

Характерен его подход к революции и русскому народу. Если революция была «попыткой освободить человечество», то, говорит Прилепин, русскому человеку честь и хвала. «А вот если революция обернулась чем-то другим, то и здесь мы сами виноваты, никто нас в заложники не брал». То есть мы как русский народ должны взять на себя вину в любом случае. И прикрывать все «ошибки» коммунистов своим национальным именем так, как будто бы это было нашим национальным делом. Логика суицидальная, предлагающая всей нации разделить вину с большевистской партией.

Революцию партии большевиков поддержала часть городских пролетарских, запасных солдатских и второсортных интеллигентских масс. Поддержавших революцию было меньшинство в России. Иначе не нужна была бы «пролетарская диктатура», «военный коммунизм» и государственный «красный террор». Если нация поддержала большевиков, то откуда Гражданская война, крестьянские восстания, коллективизация и политические репрессии на протяжении десятилетий? Большевики сначала уничтожили крупнейшего своего революционного конкурента – эсеров, затем провели стратоцид верхних слоёв населения, а после массово терроризировали крестьянство, настоящее большинство русского народа. Перманентный поиск врагов закономерно привёл большевиков к разысканию предателей и в своей партии. Кто ищет, тот всегда находит. И в 30-х годах партии пришлось пережить не одну кровавую чистку своих рядов. Они репрессировали как своих врагов всех «несталинистов» в своей партии, почти всех своих старых лидеров, делавших революцию.

Если непримиримые враги у большевиков были практически везде, в любой страте русского общества, да ещё и в миллионных количествах, даже и в своей партии, то о каком национальном деле мы говорим, когда рассуждаем о большевистской революции? Всё это называется партийным страхом перед русским народом и даже перед своими партийными товарищами.

По-писательски лихо оценивает Прилепин и результаты трагедии Гражданской войны. «Стоит говорить о Гражданской войне, — утверждает он, — как об ещё одной Отечественной войне. И выиграли в этой войне русские люди. Тут уже неважно, был ли марксизм химерой или нет» (см. «Урок 1. 100 лет революции»).

Всё-таки советский патриотизм в его большевистском изводе — совершенно безнравственная русофобская патология. Всё перевёрнуто с ног на голову. В Гражданской войне победила партия большевиков, которая продолжила свою многолетнюю борьбу с побеждёнными, с «великорусским шовинизмом». Когда в вашем теле руки борются с ногами, а голова с сердцем и кто-то из них побеждает соперника, обладатель всех этих органов — и побеждённых, и победителей — не может выиграть в этой самой антиорганической войне, какая только может быть. А приравнять Гражданскую войну к Отечественной, которая ведётся с иностранным агрессором, может только бессовестный русофоб.

Понятно, что было бы красиво «иностранную интервенцию» в период Гражданской войны сравнивать с нашествием Наполеона и Гитлера. Но где тогда сражения при Бородино или Курская дуга в противостоянии большевиков и «иностранной интервенции»? Где хоть какое-нибудь сражение между «героическими» большевиками и «иностранными интервентами»? Их не было, потому что в ситуации Гражданской войны иностранные войска были просто грабителями, если хотите, разновидностью иностранной махновщины, третьей стороной.

Где русские, а где интернациональные?

Предлагаю лёгкое прояснение вопроса: на какой стороне воевали русские, а на какой – интернациональные элементы?

Вот два перечня названий бронепоездов, участвовавших в Гражданской войне:

- «Баян», «Богатырь», «Великая Россия», «Витязь», «Вперёд, за Родину», «Дмитрий Донской», «Единая Россия», «Ермак», «Илья Муромец», «Иван Калита», «Князь Пожарский», «Князь Суворов», «Мстислав Удалой», «Новороссия», «Святой Георгий Победоносец», «Солдат», «Станичник», «Студент».
- «Вся власть Советам», «Третий интернационал», «Стенька Разин», «Имени Розы Люксембург», «Освободитель», «Советская Украина», «Бронепоезд имени Троцкого», «Спартак», «Борец за свободу», «Коммунар», «Коммунист», «Большевик», «Карл Либкнехт», «Память Свердлова», «Память Урицкого».

Совершенно понятно, что первый перечень состоит из белых бронепоездов, а второй – из красных.

Ответьте сами себе, с какими названиями можно побеждать в настоящей Отечественной войне? А с какими – в классовой? Ответы очевидны.

Во вторую Отечественную войну, когда партию прижало, мы побеждали немцев с белогвардейскими именами: «Вперёд, за Родину», «Дмитрий Донской», «Илья Муромец», «Пожарский», «Суворов», а не с большевистским «Третьим интернационалом» и всевозможными Розами, Карлами, Спартаками, Свердловыми и Урицкими.

Захар, ну не удастся тебе продать по второму разу интернациональный продукт как русский, отечественный. Как ни старайся…

Ленин как панк и антисистемщик

Ульянова (Ленина) Прилепин решил продавать оптом с Победой 1945 года. Мол, если Ленин и социализм — зло, тогда зло и всё остальное в советском периоде. Без Ленина, мол, и в Берлин бы не вошли, и бомбу ядерную не изобрели, и в космос не полетели. Всё – он, и ничего бы не произошло без него (см. «Урок 99. Ленин живее всех мёртвых»).

Потеряем Ленина – потеряем все «козыри», как выражается писатель.

И далее блестящий для русского патриота довод из американской истории: «Вы помните, чтобы Америка отказалась хоть от одного своего президента?» – вопрошает Прилепин.

Да, ответим мы, помним. И не от одного, а сразу от нескольких.

В 1868 году импичмент пытались объявить президенту Эндрю Джонсону (1865–1869) из-за его мягкого отношения к побеждённым южанам. Он практически проклят в американской истории.

Не менее подвержен остракизму Ричард Никсон (1969–1974), единственный президент США, вынужденный уйти в отставку из-за Уотергейтского скандала.

Столь же отрицательно относится официальная американская историография и к нескольким президентам от партии вигов, в которую входила «Антимасонская лига»: Уильяму Гаррисону (1841, неожиданно скончался), Джону Тайлеру (1841–1845), Захари Тейлору (1849–1850, скорее всего, отравлен), Милларду Филлмору (1850–1853). Они желали восстановить Банк Соединённых Штатов — самое крамольное, что может желать политик в США.

В Ульянове Прилепину нравится масштаб революционной всероссийской встряски. Ему нравится, что «богатые тоже плакали», плакали кровавыми слезами. Да, ленинская революция достала и тех, кого обычно социальные трудности и общественные бедствия не достают. Но, кроме богатых, части из которых их средства всё же помогли уехать за границу, в стране осталось многомиллионное русское большинство, попавшее на долгие десятилетия в большевистский эксперимент, который, как ни крути, ни восхищайся, но кончился крахом государственности в 1991 году. Социалистическое государство, не перевалившее в своей истории за срок обычной человеческой жизни, не может быть признано ни цивилизацией (как хотел Кара-Мурза), ни просто устойчивым государством.

И не надо нам рассказывать про Китай как про детище Ленина. Пускай он проживёт хотя бы сто лет – и тогда посмотрим, что там останется от компартии, а что будет от Конфуция и прочих китайских традиций.

Если у Ленина есть будущее в России, то у России нет будущего. Это будет опять интернациональное государство без русского исторического названия, в котором русское большинство будет вновь подопытными животными в очередных тоталитарных экспериментах.

«Критики Ленина не понимают, что такое русская государственность, что такое государство, что такое исторический вызов, что такое Империя, что такое управление Империей, что такое, наконец, революция… Ленин, конечно, — это собиратель Империи, один из символов российского империализма, что бы он там ни писал по этому поводу», — вещает Прилепин.

Ключевая фраза здесь – «что бы он там ни писал по этому поводу». Современным левым, той части, которая не столько убеждённые марксисты, сколько советские патриоты, патриоты своей советской юности, настоящий Ленин не нужен. Для них Ленин – «это своеобразная религия», своеобразный языческий божок, которого люди наделяют теми мыслями, которые хотят сами исповедовать. Ленин для этих людей — божок не самостоятельный, его можно полностью выпотрошить, как плюшевого мишку, и наполнить отсебятиной.

Левые, да прочитайте же наконец своего Ульянова. Как фанатичный марксист, марксист-начётчик, он был радикальным противником всякой государственности как института насилия. Как коммунист он планировал достичь безгосударственного состояния общества. При этом как достичь этого, он не знал и честно в этом признавался (см. его книгу «Государство и революция»). Никакую Империю он не собирал. Не имперская власть, а капиталистические тресты были для Ленина идеалом управления. Он строил диктатуру государственного капитализма, где единственным капиталистом, единственным эксплуататором было советское партийное государство. И надо признать, что такого тотального эксплуататора надо ещё поискать в человеческой истории.

Какой такой «список Форбс» победил Ленин, как утверждает Прилепин? Список как был, так и остался до сих пор. Это Ленин перед своей смертью капитулировал перед списком Форбс, введя в стране НЭП и признав частную собственность. Мало того, Ульянов людям из иностранного списка Форбс отдал в концессии на территории РСФСР практически всё, чем они владели до революции. Это называется победой? Тогда можно и 1991 год считать победой ленинизма. Хотел развала института государства — и при коммунисте Горбачёве оно перестало существовать. Слава Ленину, развалившему СССР! Верной дорогой, оказывается, шёл коммунист Горбачёв.

Писателям вольно мечтать как угодно, но реальный Ленин проиграл, потому что не был русским империалистом, ничего не понимал в управлении Империей и не был её собирателем. Он величайший разрушитель и беспощадный утилизатор русской цивилизации.

Его «гигантский рывок в неизведанное» положил «виском на дуло» не только Есенина и Маяковского. И то, что ещё как-то можно понять у 25-летнего поэта Павла Васильева, мечтавшего о сочетании идеалов Христа с практическими делами Ленина, то в 45-летнем писателе выглядит уже как задержка развития, как политическая патология.

И здесь, сколько ни заигрывай с молодёжью, сколько ни называй Ленина «панком и крутым антисистемщиком», желая сделать им приятно, ничего не получится. Ленин останется в нашей истории антигосударственником, русофобом и воинствующим богоборцем. Сколько бы времени ещё ни простояли его многотысячные памятники в России.

И не к методам главная претензия к Ленину, а к его разрушительным марксистским идеям. Бесчеловечные политические идеи коммунизма породили все эти бесчеловечные политические методы советской власти.

(продолжение следует)

М. Смолин,
Царьград-ТВ


#большевики #коммунисты #Прилепин #советская_пропаганда #партия #политика
Tags: #Прилепин, #большевики, #коммунисты, #партия, #политика, #советская_пропаганда, Большевики и их наследники, Информация к размышлению и обсуждению, События и комментарии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments