"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Сбор средств на памятник алексеевцам



Мы продолжаем сбор средств на памятник последним гренадерам Русской армии, погибшим в боях с большевиками во время Улагаевского десанта. На данный момент перечислено 10300 рублей:

15..05.20
+5000 Михаил Юрьевич
+1000 OSB 9055 0591
16.05.20
+1000 Владимир Аркадьевич "Из Пскова"
+100 Игорь Сергеевич
17.05.20
+100 Олег Витальевич "Пожертвование памятник Алексеевцам"
+50
18.05.20
+15 BYN Irina Kostenko
19.05.20
+1500 Игорь Борисович "От Игоря Борисовича"
20.05.20
+1550 Дмитрий Николаевич "Дмитрий п, астрахань, алексеевцам.."

Мы благодарим всех, кто пожертвовал на памятник. Каждое небольшое пожертвование, каждый рубль - приближает нас ко дню установки монумента.

Сегодня мы публикуем небольшой отрывок из дневника юного добровольца Добровольческой Армии Александра Судоплатова, посвящённый трагической гибели 3-го (гренадерского) батальона Алексеевского пехотного полка, происшедшей 2 (15) августа 1920 г., во время Улагаевского десанта на Кубань.

3-й батальон Алексеевцев являлся необычным подразделением: он был сформирован из офицеров всех гренадерских полков Русской Императорской Армии - фактически последних русских гренадер…

Автор воспоминаний, Александр Судоплатов — сын сельского священника из Малороссии, родился в 1902 году. Учился в духовной семинарии, откуда в октябре 1919 года ушёл семнадцатилетним юношей в Добровольческую Армию. Служил в учебном батальоне Первого Партизанского генерала Алексеева полка, затем — в команде связи и, наконец, в офицерской роте полка, в звании унтер-офицера. В ноябре 1920 года он эвакуировался из Севастополя в Галлиполи на транспорте «Саратов», вместе с генералом Кутеповым. В эмиграции жил в Болгарии, Королевстве СХС, позднее — во Франции, в предместье Парижа.


На рисунке - генерал Казанович принимает парад Алексеевского пехотного полка незадолго до начала десантной операции на Кубань. 24 июля 1920 г. Рисунок из Дневника А. Судоплатова

– Слыхали, господа, – говорил Хрисанфов, влезая на подводу, – наш третий батальон изрубали красные!

– Как так?

– Не знаю – сейчас по телефону передали, еще вчера всех порубали до одного!

Что за чертовщина! Как так? Почему? Отчего? Это-то гренадер, командир которых вчера чуть не застрелил меня на Бородинской косе. А сегодня самого зарубили. Я не могу представить, как это произошло и где же были остальные. Мы едем на повозке, а Щетковский на «своем» велосипеде. Первые 8 верст он ехал ничего, но потом выбился из сил и стал проситься к нам на повозку. Мы долго не разрешали ему сесть, наконец он уселся со своим «мотором». Позиция была в 20 верстах у 1-й будки-разъезда.

Уже солнце село, когда мы подъехали. Здесь был командир полка и 1-й батальон, 2-й батальон стоял верстах в 4 вперед по железной дороге на хуторке. Мы слезли с повозок. Подошел Солофненко, он дежурил здесь у правительственной линии.

Я поздоровался с ним.

– Вот это позиция? – спросил я его.

– Нет, позиция в четырех верстах впереди, я только оттуда!

– Как красные?

– Их и не слышно… ты знаешь про третий батальон?!

– Про гренадер… порублены!

– Все до одного! Идем, они вот! – указал он в кусты.

– Как же так? – спросил я, идя за ним.

– Да сами виноваты – мы высадились и пошли на Ахтари, а они без всякой связи и без пулеметов двинулись сюда, на них налетела Дикая дивизия красной конницы и всех порубала. Конечно, они бы никогда бы не подпустили конницы, – добавил он, – но, очевидно, у них не хватило патрон.

У кустарников терновника в четыре ряда лежали голые трупы. Их было больше сотни. Их крестьяне собрали в одно место и положили в ряды. Все тела разбухли, вздулись. Горло почти у каждого перерезано, у иных разрублены головы, у некоторых вырезаны на лбу кресты. Лежит мальчик лет 12. «Вот, – узнает Солофненко, – полковник!» У него рассечена голова, вырезан крест, и он показывает кукиш, вытянув вперед руку. Жутко!


На рисунке - обезображенные трупы чинов 3-го батальона Алексеевского пехотного полка, выложенные у будки обходчика перед захоронением. Рисунок из дневника А. Судоплатова

Рядом крестьяне молча роют братскую могилу.

– Вот этого офицера, – указывают крестьяне на полковника, показывающего кукиш, – большевики привели на хутор и говорят: «Сбрось погоны», а он им – на! – и дал дулю. Тут его и зарубили и крест на лбу вырезали.

– А что за красные? – спросили мы крестьян.

– Конница, злые все, на головах носят рога коровьи. Одну сестру милосердия, вашего полковника одного и еще несколько человек не зарубали, а погнали куда-то за собой!

Из батальона остались люди, которые оставались на барже при вещах. Лица у всех мертвецов удивленные, глаза широко открыты и остекленели. Все стояли молча, созерцая эту страшную картину. Тишину вечера нарушал только стук заступов да шорох выбрасываемой земли из копающейся могилы.


На фото - будка обходчика у хутора Курчанский, где в начале августа 1920 г. размещался штаб Алексеевцев, Близ этого места произошла трагедия 3-го батальона. Здесь находится братская могила его чинов. Фотографии 2010-2011 гг. До настоящего времени будка не сохранилась — разобрана местными жителями

– Ну, теперь, Саша, держись! – сказал тихо Солофненко. – Красные не помилуют – или победа, или смерть.

У меня стало плохое настроение. Бомба в Ахтарях. Проклятие матери убитой дочери, изрубленный батальон. Нет, не будет проку из нашего десанта. Эх бы сейчас обратно в Керчь, но туда и мыслить нельзя. Никак не уедешь. Подошел Мартынов.

– Господа! – сказал он. – Зарядите винтовки на четыре патрона и никуда ни на шаг без винтовки. Дальше ста шагов никуда, приказано так!

Вечером Солофненко ушел во 2-й батальон на позицию, а я остался у будки с аппаратом. Телефон лежал на траве у будки под откосом насыпи. Здесь же, закутавшись в бурку, сидел командир полка. Он был грустен и молчал. Еще бы. Опять потеря целого батальона. Опять Геническ. Прямо не везет.

Вечер был тихий, теплый, августовский. Все сидят, тихо переговариваясь, как будто бы здесь был покойник, а покойник был близко, и не один, а целая сотня. Вечная память убиенным героям. Вы погибли за Родину. Хотя не видно успеха нашего дела, но все же когда-нибудь и о вас вспомнит Родина и с благодарностью скажет:

– Они погибли за меня, стремясь спасти меня от насилующего врага…

ПОСЛЕСЛОВИЕ: Благодаря поисковым работам, которые в течение нескольких лет проводили чины РОВСа, братскую могилу чинов 3-го гренадерского батальона Алексеевского пехотного полка удалось обнаружить.

В настоящее время эта могила не отмечена никакими намогильными сооружениями или памятными знаками. И сделать это в год 100-летия трагической гибели батальона – наш патриотический долг.

Памятник Алексеевцам – последним русским гренадерам будет изготовлен в виде трехметрового металлического креста и установлен на месте братской могилы, у железной дороги. Расчетная сумма проекта – 80 тысяч рублей. Установка и открытие памятника предполагается в дни 100-летнего юбилея десантной операции на Кубань.

Русский Обще-Воинский Союз обращается ко всем неравнодушным людям с просьбой принять посильное участие в этой работе. Сделать это можно, перечислив средства на карту Сбербанка РФ: 4276 4800 1319 3779 (получатель Илья Павлович). Вся информация о поступлении пожертвований будет публиковаться на официальных информационных площадках РОВСа.

#памятник #русская_армия #Белое_движение #гражданская_война #Россия #история #захоронение #пожертвование
Tags: #Белое_движение, #Россия, #гражданская_война, #захоронение, #история, #памятник, #пожертвование, #русская_армия, Белая Идея, Белое движение и борьба с большевиками, Белое дело вчера и сегодня, Военный отдел, Государство Российское, История, Официальный отдел, Русская Императорская Армия, Русская армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments