"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Мятеж - имя третьей всемирной.Раздел II. Народные движения Глава 9. О революционных движениях



Всемирная революция форм общественной жизни человечества пользуется перерождением психики людей и человечества, происходящим на протяжении последних десятилетий. Имя этому перерождению - большевизм.

С балкона дома КшесинскоЙ Ленин провозгласил российскому народу свободу выявления максимализма в политике, в социальной жизни, в личной жизни и во внутренней жизни человека: дозволено все - от грабежа «награбленного» до полового разврата. Большевизм перестал быть доктриной ленинского крыла социал-демократической партии, но стал психическим поветрием. К большевизму тянется всяк, кто обижен жизнью, кто живет в нужде и не желает с этим мириться, кто лишен чего-то, что кажется ему необходимым, кого гнетет зависимость от кого-либо, кто чувствует себя национально порабощенным, в ком нарастает страстная мстительность, в ком эта страстность выкорчевывает унаследования верования и подавляет природные добрые задатки.

Люди, проделавшие две всемирные войны и прочувствовавшие непосредственно или при посредстве газет и радио десятки локальных войн и политических переворотов, недоворотов, заворотов, экономических кризисов, перемен конъюнктуры, народнохозяйственных депрессий, девальваций, пережившие, как жертвы или как свидетели, депортации, репатриации, эвакуации, утомились жить, утратили смысл жиз-ни, впали в безысходный пессимизм. А молодежь, в нервных условиях современности преждевременно достигающая полового, морального, умственного, социального, политического созревания, живет без идеалов, без идей. Беспризорные дети «промотавшихся отцов» стоят пред призраком атомного всеуничтожения и усваивают простую жизненную философию: «Жизнь коротка - пользуйся ею!» Отсюда бешенство эгоцентризма; отсюда - потребность в насильнических действиях, в иррациональных, беспричинных буйствах; отсюда - экзальтированный материализм, сопряженный с ни-гилизмом (не с тем базаровским, позерским, снобистским, а с трагическим нигилизмом людей, для которых прошедшие века, годы и дни - nihil, настоящее - nihil и, что ужаснее всего, будущее - nihil).

Опустошенные души старших поколений и нигилистические души молодежи - вот тучная нива, на которой произрастает большевизм. Это пагубное терние заглушило в людских массах ростки общественных начал, и старое определение «человек есть животное общественное» стало условным: общественным бывает лишь в моменты, когда в нем конструктивная часть коммунистической программы: их пробудят дремлющие или крепко спящие силы Добра, а вообще же он животное стадное.

Большевизм изломал психику народных масс. Поэтому в каждом народном движении нашего времени - революционном, ре-революциоииом, контрреволюционном - неизбежна примесь или хотя бы налет большевизма. Гитлер национал-большевик, Неру -

космополитоболышевик, Рузвельт - демократобольшевик, Фарук - монархобольшевик. Покуда большевизм смешивали с ленино-сталинским коммунизмом, оскорбительным и чудовищным было наименование «большевик справа», но профессор И. А. Ильин разграничил понятия (большевизм - это брожение, коммунизм - это консолидация), и теперь нет диффамации в словах «большевизанствующий капитализм», «пробольшевицкий парламентаризм», «либерал большевик», «большевик справа». Почти каждая политическая и социальная группа, почти каждое рационалистическое или идеалистическое движение носят в себе бациллы большевизма, ибо они повсеместны. Даже Хартия прав человека, провозглашенная 10.11.1948 г. наивно-гуманными представителями 58 государств, имеет большевицкий душок: она, как речь бессовестного демагога, кричит о множестве прав и умалчивает об обязанностях - это именно и характерно для большевицкого миропонимания, охватившего свет.

Большевизм, т. е. психическое состояние брожения, консолидируется в тоталитаризме, из разновидностей которого коммунизм является наиболее организованным и наиболее активным во всемирной революции. Коммунизм дает большевицки настроенным людям политическую, социальную и моральную программу и таким образом их революционное мышление и чувствование превращает в революционное делание.

Улица Курфюрстендамм в западной части Берлина восстановлена постройкой огромных, роскошных домов, а на главной улице восточного сектора города коммунистами возведены лишь фасадные комнаты домов, скрывающие развалины, не устраненные с 1945 г. Немцы знают об этом доказательстве преимуществ свободного творчества над социалистическим, и все же 40% немцев в Западной Германии голосуют за социалистическую партию. Мир знает лживость коммунизма, но много людей в мире коммунистично или прокоммунистично. И это потому, что людей не интересует привлекает ее деструктивная часть. Префект Парижской полиции сказал однажды: «думаю, что мой отец подал голос за коммунистическую партию: он недоволен нынешним правительством». Всяк с основанием или без основания недовольный законом, властью, жизненными условиями, или своими личными обстоятельствами, или просто самим собой тяготеет к коммунизму, как к протесту, как к надежде на перемену. На перемену к лучшему или к худшему, все равно, лишь бы не стало того, что ныне стало невыносимым. Эта потребность к протесту, к переменам ради перемен разломала бы уже и коммунизм, если бы он не ограждал себя полутеррором в партии и террором вне ее.

Коммунистическому революционному движению противопоставляется демократия. Но демократия изъедена большевизмом, как старый халат молью. Что осталось от форму-лы «свобода, равенство, братство»? Кто требует свободы, но не признает ограничения ее совестью, законом или чьим-либо авторитетом, тот идет к анархии. «Я часто просматри-ваю свою совесть», - солгал однажды Черчилль: у него, как и у большинства политиков, кормчим души стоит не совесть, а популярность. Законы же перестали быть якорями отечества, потому что они продиктованы не сознанием о благе государства, а расчетом выгоды для той или иной комбинации партий. Авторитет демократических вожаков вспыхивает болотными огоньками и затухает: где блеснувший было Мендес-Франс? Где Пужад, воитель против налогов? Долго ли будет блистать авторитет де Голля?

Демократия была тиранической. Ее инквизиция отличалась от папской лишь тем, что жгла людей не на дровах, а на столбцах газет. В России демократия требовала преклонения перед графом Львом Толстым и пренебрежения к графу Алексею Толстому, одобрения писаний Короленко и порицания Лескова. Ныне демократия не деспотствует. Она уже не нападает, но обороняется. Теряет позицию за позицией в политике, в социальной жизни, в экономике, в философии. Хербарт писал (1806): «Этика указывает путь, педагогика - цель». Где теперь выявлялась этика демократии? В Тегеране и Ялте? В Лиенце? Или в Индии, где примернейший демократ сделал Далай-ламу узником? Этика стала диалектикой. А педагогика уступила свои целеуказательные функции пропаганде. Кто ныне помнит о Песталоцци? А о Геббельсе помнят.

Демократия, защищаясь от коммунизма, углубляющего всемирную революцию, сама ее углубляет: Англия, Франция, Бельгия торопятся сломать колониальную систему, пока ее не сломали сами колонии; США и Англия рубят устои капиталистической системы, прижимая финансовых магнатов налогами; Германия конструирует войско без воинствен-ности (милитаризма); Сиаак в Бельгии превратил короля в марионетку; Швеция стала социалистической монархией. Организация Объединенных Наций при помощи ЮНЕСКО пытается стереть различия национальных культур.

Христианство пассивно противится большевизму и коммунизму. От него откололись группы и сдружились с движениями всемирного переворота. Кентерберийский декан Хьюелт Джонсон, не понимающий, что не может быть христианства без веры во Христа, уверяет, что «Советский Союз, Китай и все восточные земли - христианство на практике». Не столь кощунственно, но в том же духе готово мыслить Экуменическое движение. Христианскую мораль подрывает с коммунизмом прямо не связанное атеистическое движение в землях Свободного мира: атеизм из снобистского неверия прошлого века превратился в популярную веру, что недопустимо верить в Бога.

Масонство, хотя и не массовое движение, играет на сцене всемирной революции большую роль, как сила антихристианская, антинациональная и антигосударственная. К той же цели дисквалифицирования государства, нации стремится космополитическое движение: пока только один чудак или шарлатан объявил себя «гражданином мира», но множество людей, не объявляя этого, чувствуют себя выросшими из своего на-ционального костюма. Сильнейшей колонной интернационализма является социализм, стремящийся разделение мира на государства заменить разделением на пласт профессионалов труда и пласт профессионалов капитала. Строительство социализма не удалось Ленину, Сталину и Хрущеву, но это не уменьшает апломба социализма, думающего, что Олленхауэр, Молле, Пенни, Мок, Спаак, Бевин, а может быть, троцкиста знают хороший способ насаждения социализма.

Пацифизм, превратившийся из гуманитарного Манилова в просоветского Собакевича, усыпляет инстинкт самосохранения свободных народов. Племенные и расовые движения

от бессмысленной хорвато-сербской антипатии до ненависти желтых, коричневых, оливковых, черных народов к белым народам - создают конфликты внутригосударствен-ные (Алжир), двугосударственные (итало-австрийский из-за Южного Тироля) и континентальные (Азия и Африка против Европы). Кафры так же не признают бурских прав на Трансвааль, как арабы не признают еврейских прав на Палестину. Племенные движения переплетаются с экономическим антиколониализмом. Все эти движения рушат остатки старого порядка в мире. Приблизился не только конец старого порядка, приблизился якобы и конец мира. В это начинают мистически верить христиане, что приводит их к осознанию бесполезности борьбы против грядущего Антихриста и его победной революции.

Неофашизм, неонацизм, активные христианские и магометанские группы, антисемитизм, тайные негритянские сообщества отравителей и душителей, троцкизм, титоизм, ревизионизм в коммунизме, нейтрализм удлиняют список движений, в которые вовлечены люди обоих полов, всех возрастов, всех уровней умственного и духовного развития, общественного и имущественного положения, всех видов национальной особенности и государственной принадлежности. Направления этих движений то параллельны, то противоположны, то соприкасаются, то пересекаются. Это многообразие идейных и материалистических устремлений не только способствует всемирной революции, но и создает такие узлы, которые могут оказаться опорными точками всемирной ре-революции. Вспышка юдофобства, внезапной «цепной реакцией» проявившаяся на пространстве от Берлина и Лондона до Вашингтона и Токио и до Буэнос-Айреса, говорит о том, что в психически больном человечестве таятся неожиданности: и новые революционные усилия, и возможности ре-революционной активности.

Евгений Эдуардович Месснер

#история #революция #большевики #коммунисты #мировая_война #колониализм #мнение
Tags: #большевики, #история, #колониализм, #коммунисты, #мировая_война, #мнение, #революция, Большевики и их наследники, Информация к размышлению и обсуждению, Книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments