"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Мятеж – имя третьей всемирной. Глава 4. Революция социальная

Нормально живущее человеческое общество с его социальными слоями подобно пирамиде: внизу пространная база, наверху отборного качества увенчание. Всемирная революция поставила эту пирамиду вершиной вниз: наверху теперь находится то, что прежде называлось чернью и что ныне торжествующим, самоуверенным большинством ведет общество путем беспокойной, полной неожиданностей ЖИЗНИ.

Человек, угнетаемый из поколения в поколение, может, приобретя свободу, сразу избавиться от приниженности, но не избавиться ему от потребности угнетать другого. Кальвин, избавившись от тиранической нетерпимости Рима, сжег Михаила Сервета за непокорность кальвинизму. Те, кого недавно считали низами общества и кто теперь стал обществом, не признают равноправия, но тиранически навязывают свою волю всем общественным слоям. Полноправны лишь обладатели мозолей на руках, а якобы паразитарные обладатели мозгов ограничены в своих правах диктатом сорганизовавшихся в синдикаты рабочих. В результате диктатуры толпы, устраняющей интеллигентское водительство, руководящими стали не идеи, как прежде, а лозунги: в сфере духовной - «Сытый желудок - лучшая философия», в области нравов - «Моему нраву не препятствуй», в социальной жизни «Большинство всегда право», в экономике - «Грабь награбленное!», в политике - «Хоть день, да мой».

Изменился и внешний вид общества. Вместо дам с аристократическими чертами лица и манерами появились большеротые, в движениях резкие, в разговорах бойкие дамы, прошедшие из низов в высокий свет через ворота кинематографических предприятий либо через двери канцелярий и спален всевозможных генеральных директоров. А даме нового типа соответствует и господин нового типа: selfmade-man, грубый лицом, голосом и манерами, динамичный, бесцеремонный, ни перед чем не останавливающийся.

Делового человека сменил напористый делец с психикой простой и не обремененной такими барскими украшениями, как этика, традиции или хотя бы соблюдение приличий. Исчезло понятие барин. И бывший барин, надевши передник, собственноручно моет посуду после обеда, собственноручно приготовленного его женой, бывшей барыней. Домашняя прислуга исчезла: на фабрике работать среди себе подобных веселее и там, в организованном сообществе, легче ограждать свои интересы. Еще в начале века почти каждую семью горожан обслуживала челядь, а теперь лишь миллионеры могут позволить себе роскошь не тратить время на самообслуживание.

Все самообслуживаются, все служат или работают. 60 лет тому назад бездеятельный рантье был в почете, а ныне бездельничать нельзя: миллионеры, чтобы выглядеть трудящимися, становятся послами или мэрами, а состоятельные люди - членами фиктивных, в сущности, комитетов акционерных обществ, мелкие же рантье орудуют в обществах покровительства животным или защиты падших женщин. Труд стал всеобщей обязанностью. В народах, где испокон веку трудилась женщина, а мужчина пользовался и женщиной, и результатами ее труда (например, негры), теперь и мужчина взялся за работу; в народах, где трудился мужчина, а женщина помогала ему в хозяйстве (например, европейцы), женщина приравнена в работе с мужчиной и мужчина теперь по «прежде-негритянски» пользуется и женщиной, и результатом ее работы. То, чего не МОГЛИ добиться скандальничавшие суфражистки во главе с сумасбродной Панкхёрст, сделалось само собою: две военные потасовки ставили женщин на место воевавших мужчин и женщина больше не возвратилась к своему месту у домашнего очага. Волос долог, да ум короток, говорили о женщине. Она остригла волосы, и ум вдруг стал долог: оказалось, что женщина способна править и автомобилем, и большим бюро, и малым министерством. Дешевый женский труд так удешевил труд, что мужчина перестал зарабатывать столько, чтобы содержать семью, и поэтому жена вынуждена служить. Так произошла величайшая от сотворения мира социальная революция - от старой формулы: женщина - это Kirche, Kinder, Kuche, Kleider перешли к новой формуле: Kanzlei, Koktail, Kosmetik, Kino.

Товарищем мужчине стала та, которая от сотворения мира была ему женой и матерью его детей.

Права политические и социальные, право на труд не избавили женщину от обязанности рожать детей и вести дом, но добавили обязанность зарабатывать ради содержания дома. В результате произошла социальная катастрофа - разрушена основа человеческого общества: семья. Ныне семья бывает вкупе только подле телевизора, у кого он есть. Детей обучает школа, воспитывает улица. Отец больше не может отвечать на вопросы сына: «Папа, почему...?» Дети стали просвещеннее родителей: эти, работая до изнеможения, мало читают, а те нахватывают знаний, глотая журналы и популярные технические книжки. Пал родительский авторитет, база консервации семейных традиций, общественных обычаев, государственных принципов. «Здравствуй, племя молодое, неизвестное!» Каждое поколение вносило в жизнь нечто новое, но «яблоко от яблони недалеко падало». А теперь племя молодое несет в себе только ту наследственность, которая заложена в таинственных генах, но строптиво отказывается от наследования того, что является подражанием родителям, следованием их наставлениям, Проблема отцов и детей бывала встарь эволюционной, теперь она стала эволюционной: когда дети превращаются в юношей революция семейная, когда юноши созревают - революция общественная.

Этим поддерживается перманентность всемирной революции: каждое поколение с новой силой колеблет общественный строй. 1900 г.: молодежь, отвернувшись от сверх-человека, выдуманного обезумевшим Ницше, поклонилась человеку как социальной самоценности. 1920 г.: молодежь, отвернувшись от государства как высшей социальной формы, поклонилась интернационализму. 1940 г.: очередное поколение, попирая идею личной свободы, воодушевилось где теорией, где практикой планово организованного муравейника. К 1960 г. созревает буйно-анархическая молодежь, чьи антисоциальные тенденции таят в себе большие революционные возможности.

Во всем мире логика стала (и без диамата) нелогичной, идеализм в материалистическим рвачеством. Общественный строй потерял устойчивость. Японские острова с их сотнями землетрясений в год кажутся незыблемыми по сравнению с нынешними общественными установлениями: 2600 лет правящая династия вынуждена нарушить такой же продолжительности традицию, и сын божественного тэнно женится на дочери промышленника, а дочь микадо выходит замуж за клерка. Всюду разрушены перегородки сословные и кастовые. Всеобщее обязательное обучение в народной школе, где сын графа соприкасается с сыном чистильщика улиц, а дочь профессора - с дочерью нищенки, привело к нивелированию по низшим, к созданию таких упрощенных понятий, которые не препятствуют браку культурного человека с голливудской куклой, замужеству высокоинтеллигентной девушки с выдвиженцем из «слумса». Свергнуты все социальные пьедесталы прежних поколений, и каждый человек стоит просто на земле. Даже такой, казалось бы, прочный пьедестал, как богатство, не выдерживает ударов социальной революции: архимиллиардеры Мицуи, почти 100 лет руководившие капиталистически-общественной конструкцией Японии, лишены влияния вследствие обобществления их имущества.

Социальные противоречия существовали всегда, но существовала и тенденция компромиссного их устранения или смягчения. Теперь же каждое противоречие порождает свирепую междоусобицу, потому что все поверили антиобщественному паролю «В борьбе обретешь право свое». Мелки-ми и крупными междоусобицами всемирная революция перевернула социальный порядок 1900 г. Эксплуатировавшие классы обессилены, а классы, подвергавшиеся эксплуатации, эксплуатируют революционную ситуацию и по возможности своих прежних угнетателей. Молчаливо произошли глубокие социальные революции в Англии, Индии, Швеции; молчаливо выросли коммуны - кибуцы в Израиле. В иных странах было больше шума и бестолковщины.

Революцию сделали отдельные интеллигенты и классы физического труда, классы бицепсов, уразумевшие не столько умом, сколько инстинктом, что и мухи могут сдвинуть слона, если дружно за него примутся. И бицепсы, сдвинули. А мозги - интеллигентские классы - не уразумели о мухах и слоне и остались за бортом; социальной революции: заработок рядового мозга стал, меньше заработка рядового бицепса, а влияние бицепсов на общественную жизнь стало больше влияния мозгов. Пугачевщина сменила ту беззлобную эволюцию классовых отношений, какая наблюдалась в минувшем веке. Пугачевщина распространилась на все континенты. Не во всех государствах в равной мере разрушена социальная конструкция 1900 г.: кое-где революция еще не доделана, но о доделывании заботятся азартно, и углубление всемирной революции на социальном плане идет повсеместно.

На протяжении столетий человек пользовался для писания пером и его не раздражала необходимость обмакивать перо в чернильницу, а теперь он не терпит потери времени на обмакивание и пользуется вечным пером. Темпо! Темпо! Во всем торопливость. Тороплив метроном революции. И никто не окрикнет: «Левый фланг, не части!», потому что дисциплина, самодисциплина в социальных отношениях упразднена.

(продолжение следует)

Евгений Эдуардович Месснер

#Месснер #история #революция #мнение #мысли #размышления #гибридная_война
Tags: #Месснер, #гибридная_война, #история, #мнение, #мысли, #размышления, #революция, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments