"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Мятеж – имя третьей всемирной. Глава 3: Революция нравов

В сумасшедший дом угодила бы в 1900 г. дама, которая появилась бы в обществе с остриженными волосами пегой масти, с фиолетовыми губами и кроваво-красными ногтями, на пальцах рук и ног, с обилием синей и черной краски на веках и ресницах, с выбритыми, а затем фантастически нарисованными бровями, с огромными пестрыми серьгами, с негритянскими ожерельями на едва прикрытых грудях, с обнаженной до талии спиной. И ее, собственно говоря, не сочли бы дамой, потому что дама не курила папиросу за папиросой, как молодой студент в анатомическом театре, и не хлестала алкоголь, как озябший извозчик, и не прижималась всем телом к кавалеру во время танца. И ее кавалера вывел бы швейцар из зала, потому что в ночной ресторан не приходили в дневном; уличном костюме, состоящем из коричневых брюк, зеленоватого пиджака и рубахи-вайкики; не приглашали на танец незнакомых дам и во время танца не отнимали даму у танцующего с ней кавалера; не напивались, как матросы в портовом кабачке, и за столом при дамах не рассказывали анекдоты, от которых краснели бы Боккаччо и Питигрилли.

Началось в 1913 г., когда слегка разрезали подол юбки у модниц и показали кусок женской ножки. А теперь юбка стала необязательной и женщина входит в церковь в штанах, а на курортах разгуливает в шортах. Понятие «стыд» упразднено, и если вспыхнувший 30 лет тому назад интегральный нудизм и угас, то все же весь мир предается бикини-нудизму, светской, публичной эротике. В начале века делали вид, что тела нет (его можно было обнажать в банях - мужчины отдельно от женщин), а теперь делают вид, будто нет эротики в обнажении тела толпами людей обоего пола на пляжах. В начале века было зазорно быть похотливым или собою возбуждать похоть, а теперь стыдно не иметь «секс-аппила» или быть невосприимчивым к «секс-аппилу». То, что модно, того стыдиться не следует - таков ныне закон нравов. Мода стала массовой истерией: придумал кто-то хулахуп, и весь мир завертел шеей, плечами, бедрами. Верлен, Диор и их преемники, пользуясь глупостью модниц, предписывают не только что надевать, но и - что одевать: вчера женщина не смела иметь ни грудей, ни бедер, а сегодня обязана иметь достаточную округлость того и другого. Мода стала идиотизмом.

С верхов общества мода распространилась на все общество. Мода из аристократической стала босяцкой: прежде мужчина подражал принцу Уэльскому, а теперь калифорнийскому дровосеку (пестрые рубашки), прежде женщина подражала элегантнейшим дамам, а теперь подражает рыбаку надевши грубые штаны. Симптоматична эта революция моды: нет больше изысканного для изысканных, но есть общедоступное для общераспространенного потребителя, массового человека.

В начале века массы человеческие, толпы фигурировали, как зрители военных парадов, торжественных процессий; теперь толпа - действующее лицо, нервное, истеричное. Прибытие в какой-либо город Мерилин Монро, прозванной за эффектные округлости тела «белокурой атомной бомбой», повергает стотысячную толпу в такой экстаз, что только усилиями сотен полицейских удается избавить кинодиву от участи быть раздавленной почитателями. Какой-то Орсон Уэллс передачей по радио фантастического романа о нападении марсиан на Землю превращает миллионы нью-йоркцев в паникой охваченное стадо. Спустя несколько лет то же повторилось в хладнокровном Лондоне. Зараза истерии охватила весь мир.

В течение последних 60 лет произошла смена цивилизаций: из Аргентины пришло сексуальное танго, из нью-йоркского Гарлема — дурацкий кекуок, вытеснившие вальс, польку, чардаш, тарантеллу, и плясовые развлечения стали смесью эротики с акробатикой, стали буйным безумием - рок-н-роллом. Лондон слушает симфонический концерт, для которого оркестр пополнился пылесосами и бормашинами. Публика жадно расхватала иллюстрированные журналы с фотографиями повешенных в Нюрнберге «военных преступников» и любовалась их выпученными глазами и высунутыми языками. Бесстыдные репортеры, идя навстречу интересам толпы, пишут о каждом шаге экс-шахини Сорайи и о любовной драме принцессы Маргариты-Розы Английской. Бесстыдные писатели состязаются в порнографии, увлекши даже старика Бунина в «Темные аллеи». Бесстыдные издатели печатают такие книги, как «2000 бранных слов», вышедшую в Лондоне, и «7000 ругательств», вышедшую в Нью-Йорке. Прежде все тянулось вверх, а теперь стелется понизу: изысканная литература вытеснена газетной беллетристикой, театр с его глубоко эмоциональными трагедиями и операми оттеснен банальными кинокартинами, музыка не творит симфоний, доступных пониманию избранных, но бросает на рынок шлягеры, недолговечные, как бабочки-однодневки.

Спрос на низкое, грязное, подлое велик потому, что всемирная революция нравов снизила нравы всех до уровня прежних апашей и ковбоев. Бога нет - все позволено. Президент Соединенных Штатов Америки Гарри Трумэн пишет письмо музыкальному критику, давшему плохую рецензию о концерте его дочери: «Я вам выбью зубы». А в письме к нынешнему вице-президенту Никсону тот же президент Трумэн пригрозил: «Я вам разобью нос». Когда люди пытаются улучшить нравы, добиваются обратного результата: в городе Хиамалва (Центральная Америка) заседание комитета по организации Дня вежливости закончилось общей потасовкой комитетчиков.

Молодежь всегда склонна к молодечеству и шалостям. Но революция нравов превратила молодечество в хулиганство, а шалости - в злодеяния. Кража автомобилей, поджигание церквей, многочасовые бои молодежных толп с полицией Нью-Йорка, Мюнхена, Токио, Мар-дель-Плата характеризуют современные нравы молодежи. Две войны на территории Европы перевернули нравы Европы. Победители 1945 г. изнасиловали в Вене 70 тыс. женщин, а в Восточной Германии - 5 миллионов: психика изнасилованных и психика насильников не могла не пострадать. Победители - восточные и западные грабили безудержно: психика ограбленных и психика грабителей не могла не пострадать. Революции, борьба в джунглях, свержение колониального порядка, вспышки племенного национализма, коммунизм, богоборчество обрушились на азийские народы, стократно ускорив дотоле медленный темп их истории, и на африканские племена, которые жили вне истории, а теперь вдруг оказались вовлеченными в буйное течение истории человечества. Твое, мое, дозволено, не дозволено, хорошо, дурно - все это так перемешано событиями, что народы - белые и цветные - оказались перед обломками колоннады нравов, которую соорудила где тысячелетняя, где столетняя традиция. Не все в той колоннаде каждого народа было красиво и возвышенно, но все же колоннада, какова бы она ни была, возвышеннее и красивее ее руин. Германия уже восстановила почти все, что в конце войны лежало в каменных развалинах, но остается в развалинах нравов.

27 Лейбниц рекомендовал наблюдать, исследовать и не удивляться. Ио как можно нс удивляться, когда генерала и президента Эйзенхауэра газеты называют «Айк», а королеву Англии и ее супруга на улицах американских городов приетствуют криками: «Не, Liz! Не, Phil!», когда в трамвае почтенного старика окликают «мосо» (парень), а чернорабочий говорит директору фабрики «комнаньеро» (товарищ)? И это свержение иерархии достоинств вошло во нравы не только социалистических, но и капиталистических стран. Нигде в мире не предпринимаются попытки устранить развалины нравов: не настало еще время сооружения новых колоннад. Во время землетрясения никто не складывает камни для сооружения жилища. Землетрясение-революция нравов продолжается, и продолжает разваливаться то, что еще не подверглось разрушению. «Как посмотреть да посравнить век нынешний и век минувший - свежо предание, а верится с трудом», можно сказать словами Грибоедова, глядя на изменения нравов за шесть десятилетий всемирной революции.

(продолжение следует)

Евгений Эдуардович Месснер

#Месснер #история #революция #мнение #мысли #размышления #большевики #гибридная_война
Tags: #Месснер, #большевики, #гибридная_война, #история, #мнение, #мысли, #размышления, #революция, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments