"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Подлинные итоги Крымской войны



Крымская война 1853—1856 гг. закончилась подписанием в Париже 30 марта 1856 представителями России, Великобритании, Франции, Турции, Сардинии, Австрии и Пруссии мирного договора. Турция в обмен на Севастополь и другие крымские города, взятые союзными войсками, получила город Карс, Молдавское княжество – часть Южной Бессарабии и устье Дуная.

За прошедшие 164 года со дня подписания Парижского мирного договора, потугами различного рода историков-русофобов, из сознания большинства обывателей был успешно вымаран смысл и характер так называемой Крымской войны и прежде всего тот факт, что отражение очередной вооружённой агрессии европейских стран происходило на территории всей Российской Империи, а не только Крымского полуострова.

На первом этапе против России воевала только Османская империя. В ночь на 28 октября 1853 года османский отряд численностью в 5 000 человек атаковал русскую заставу в Грузии – пост Святого Николая, где находились две роты неполного состава.

26 июня 1854 года вражеский флот подошёл к Кронштадту. Командующий «непобедимой» английский эскадрой адмирал Непир, рассмотрев крепостные стены острова, с ощетинившимися стволами артиллерии, заявил, что фарватер слишком мелководный после чего быстро ретировался восвояси. За ним, недолго думая, с тем же заключением только на французском языке, поплёлся парижский адмирал Персеваль. «Отважные» адмиралы, чтобы не прослыть в дворцовых кругах своих королей элементарными трусами, всё-таки решились атаковать и высадить 7 августа 1854 г. десант на русском острове с небольшой крепостью Бомарсунд (она состояла из одной гранитной казармы и трех башен). Командующий гарнизоном, генерал-майор Я. Бодиско смог собрать лишь 1600 человек и принял бой. В главном форту у него было 68 пушек, в двух башнях по 18 орудий, а в одной и того меньше – 16. Для сравнения: в одном только вспомогательном десанте штурмующих насчитывалось 3000 англичан и французов, и несколько сотен корабельных пушек. «Героический» десант должен был окончательно подтолкнуть Швецию на участие в союзническом походе объединённой Европы — «Гоу ту ист» (с 20-го века «Дранг нах Остен» — «Поход на Восток»). К этому времени недобитые Александром I шведы уже заключили с Францией военный союз и готовы были выставить армию в 60 000 человек. В повышенной готовности с августа 1854 г. находилась и Пруссия с затаённым дыханием, ожидающая падения Кронштадта, чтобы успеть к разделу Прибалтики.

Тогда же летом 1854 г. англичане совершили традиционный, пиратский набег на Соловецкую обитель, почему-то решив, что там хранятся огромные сокровища. Настоятель монастыря архимандрит Александр вместе с богомольцами и прапорщик Никонович с небольшим отрядом ополченцев встали на защиту православной святыни. Сам батюшка сел на лошадь и отправился по острову следить за англичанами. Грабители потребовали капитуляцию, а когда им отказали, устроили девятичасовой обстрел монастыря. Русские ответили залпами из восьми пушек, заблаговременно присланных из Архангельска, и ещё двух монастырских орудий. Не солоно хлебавши, «славные» английские наследники пирата Моргана и Дрейка убрались вон. В бешенстве враг последовал на Заячий остров, разорил там церквушку и украл три колокола.

Побывали европейские цивилизаторы и у берега Онежского залива Белого моря. Устроили пальбу из пушек по селению, в котором вообще не было войск, но и тут понесли потери. Два десятка крестьян во главе с мелким чиновником Волковым дали агрессорам бой, уничтожив пять англичан и ранив ещё несколько. В отместку враг сжёг селение, отобрал у крестьян часть их нехитрого имущества и удалился.

Ситуация повторилась, когда английский пароход подошел к небольшому городку Коле близ Баренцева моря. Просвещённые европейцы вновь потребовали сдачи на разграбление (как в Америке), и снова получили отказ. Из жителей, знакомых с военным делом, в Коле пребывало 50 отставников и лейтенант Бруннер. Все штатские жители согласились помогать отряду кто чем может, в обороне принимали участие даже ссыльные. Целый день Колу подвергали обстрелу, выгорела половина городка, но «гости» так и не смогли присесть за «гостеприимный стол».

Боевые действия шли и на Дальнем Востоке, на Камчатке. Летом 1854 года шесть кораблей английского и французского флота адмиралов Прайса и де Пуанта отправились к Петропавловскому порту. Командующий войсками генерал-майор Завойко поставил фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» у входа в Авачинскую губу – бухту на юго-востоке полуострова. 30 августа корабли противника приблизились к русским берегам, обстреляли нашу батарею, но без особого успеха. Даже высадившись на берег, и вступив в рукопашное сражение при весьма значительном численном превосходстве, агрессоры были разбиты и спаслись бегством на своих кораблях.

Итак, на Балтийском, Белом море и Тихом океане русские добились победы, в Закавказье русская армия продолжала теснить турок с их английскими инструкторами и французскими советниками. И тогда объединённый Запад решил взять реванш в Крыму, чтобы подстегнуть сосредоточенные на востоке Европы войска Австрии, Пруссии и Швеции начать наступление на Россию по трём направлениям: на Прибалтику, царство Польское и Малороссию. А чтобы отвлечь русских от основного удара на западе Империи, и не позволить перебросить резервы, британская агентура вновь активизировалась на Северном Кавказе. Опекаемый Лондоном предводитель горцев Шамиль был осведомлён о предстоящей войне Европы с Россией ещё в начале 1853 г. О его связях со Стамбулом и англичанами, а также о получаемых директивах, стало известно русской разведке после перехвата инструкций и иных депеш из турецкого консульства в Тифлисе (Тбилиси).

Таким образом, с осени 1853 г. Россия противостояла четырем Империям – Британской, Французской, Австрийской, Османской и двум королевствам – Пруссии и Сардинии (Италия). В любой момент к ним могла присоединиться ещё и Швеция. Русская армия была приведена в полную боеготовность и развернула свои основные воинские подразделения вдоль гигантской западной границы. Наши войска стояли в: Финляндии,Прибалтике, в царстве Польском, Крыму, Новороссии, на Кавказе и в Закавказье. Общая численность войск в европейской части державы к 1854 году насчитывала: 784 генерала, 20 тысяч офицеров 974 556 нижних чинов, в резерве состояло 113 генералов, 7763 офицера и 572 158 нижних чинов. В ополчении находилось 240 тысяч человек и 120 755 казаков. Непосредственно в Крыму группировка русских войск насчитывала всего около 35 000 человек без флотского экипажа, который ещё в середине 1854 года сошёл на берег.

Но нужна ли была России дальнейшая война с коалицией сильнейших стран мира? Чтобы обсудить этот вопрос, Император Александр II собрал совет из первых лиц государства. На первом заседании (1 января 1856 г.) присутствовали канцлер К. Нессельроде, генерал-адъютант М. Воронцов, министр государственных имуществ П. Киселев, шеф жандармов и главный начальник III Отделения собственной императорской канцелярии граф А. Орлов и президент Академии наук Д.Блудов. На второе совещание (15 января 1856 г.) были дополнительно приглашены управляющий Морским министерством Великий князь Константин Николаевич, дипломат П.Мейендорф и военный министр князь В. Долгоруков. Александр II в общих чертах знал, каких уступок от него потребует объединённый европейский альянс. Вопрос о разделе России уже не стоял, и Государь согласился на переговоры, воспользовавшись тем обстоятельством, что после 3-х лет войны в стане союзников наметился разлад и противоречия по «польскому вопросу» (в который раз – Польша!), он был инициирован Англией и представлял угрозу для целостности Австрии. В конце концов Вена ультимативно потребовала от Петербурга в декабре 1855 года сесть за стол переговоров. Не желая остаться в стороне без своей части добычи, примеру Австрии последовала и Пруссия.

25 февраля 1856 года в Париже собрался конгресс представителей великих держав. Сам ход дискуссий показал, что Россия вела себя отнюдь не как побеждённая страна, а позволяла настаивать на выгодных для себя условиях будущего соглашения и добиваться их включения в договор. Так, например, австрийцы потребовали у нас Бессарабию, на что русский делегат граф Орлов угрожающе жёстко ответил: «Господин австрийский уполномоченный не знает, какого моря слёз и крови такое исправление границ будет стоить его стране».

Затем граф Орлов в издевательской форме осадил министра иностранных дел Англии, графа Кларендона в вопросе «нейтрализовать Чёрное море», то есть не держать на его берегах военно-морских арсеналов и не восстанавливать Черноморского флота. Дело в том, что помимо Севастополя, у России была ещё одна черноморская база – город Николаев, в котором к тому же находились верфи и военный арсенал. Англичане считали, что Николаев должен разоружиться, а его верфи разрушены в соответствии с мирным договором. Однако Орлов заявил, что Николаев находится не на берегу Черного моря, а на реке Буг, и условия договора на него не распространяются!

Все прекрасно понимали, что Николаев стоит на Бугском лимане, являющемся частью Черного моря, и что лиман судоходен даже для крупных кораблей, а значит, Орлов демонстративно насмехался над представителями европейского альянса, который фактически не мог ничего противопоставить так как нуждался в скорейшем заключении мирного договора. Более того, Россия отстояла право держать в Чёрном море несколько военных кораблей, и Орлов для пущего унижения заверил «западных партнеров», что если Россия посчитает необходимым, то построит эти корабли именно в Николаеве.

Во время переговоров вспыхнул спор относительно русских фортов на восточном побережье Чёрного моря. Некоторые из них были взорваны во время войны, и Кларендон заявил, что форты – это, по сути, те же арсеналы, только называются по-другому. Следовательно, Россия не имеет права их восстанавливать. Орлов с ним принципиально не согласился: по его убеждению, форт и арсенал – разные вещи и Россия исполнять указание Британии отказалась. Пробовали англичане поднять и экономический вопрос, требуя от нас сделать Севастополь зоной беспошлинной торговли, но и здесь позиция русской делегации была непоколебима в своём категорическом непринятии условий Европы. Вопрос о контрибуции в виду категорического несогласия России был снят с повести дня в первые же дни заседаний. Кларендон натужно напрягаясь пытался вылезти из львиной кожи вон лишь бы добиться от России признания независимости Черкесии. Запустил в ход весь джентельменский набор стандартной, подлой дипломатии от интриг и угроз в адрес России, до обыденного для англичан подхалимажа и подкупа. Но и в этом вопросе его ожидало полное фиаско и разочарование.

В конечном итоге антироссийская коалиция вернула нам все территории, которые ей удалось занять в ходе войны в обмен на закавказскую крепость Карс с окрестностями, захваченными Россией у Турции. Единственной потерей для нас стал небольшой участок Бессарабии в устье Дуная, который отошел Молдавии и остром Змеиный. Формально Молдавское княжество входило в состав Османской империи, однако на Парижском конгрессе была подтверждена широчайшая автономия Молдавии (а также Валахии и Сербии). Соответственно, земля досталась даже не османам, а Молдавскому княжеству.

Вот, собственно, и всё, чего добился от России Европейский военный союз, заплатив за ничтожные уступки огромную цену. Более того, Орлов заставил Стамбул согласиться не держать арсеналов на своём черноморском побережье и дать гарантии прав и привилегий христианскому населению Османской империи. Так, что для России договор, завершивший войну, получился совсем не позорным, а в некотором смысле и победным, учитывая интересы, защищаемых Россией православных побратимов Балканских княжеств. Затеянная против нас интервенция Европейских стран не поставленных целей. Проблема Святых земель (посещение ими православными и католиками), которую она должна была решить, даже не была упомянута в мирном договоре. А сам договор русский царь аннулировал через четырнадцать лет. Когда в Лондоне узнали, сколь ничтожны уступки, сделанные Россией, разразился грандиозный скандал. В палате лордов негодовали и беспощадно критиковали не только своих дипломатов, но и премьера – Г. Пальмерстона. Ратификация Парижского договора оказалась под вопросом. Но в конце концов правящие круги Англии смирились с неизбежным и соглашение с Россией вступило в силу.

Теперь вспомним, какие же цели изначально ставил перед собой извечный враг Православной России – Запад. Согласно его планам, в 1856 гг., от Империи должны были быть отторгнуты: Аландские острова (Балтийское море), Финляндия, Прибалтика, Польское королевство, Крым и Закавказье. Был момент, когда шведам предложили даже Петербург. Кроме того, планировалось создание на Кавказе независимого государства «Черкесия» (которую получил бы в правление Шамиль), вассальное по отношению к Турции, а, следовательно, — Англии. Дунайские княжества (Молдавия и Валахия) находились под протекторатом России, но предполагалось передать их Австрии. Иными словами, австрийские войска выходили бы на юго-западные границы нашей державы. Вот, такую судьбу готовили нам европейские демократии. Однако «отсталая, прогнившая и крепостная» Россия и на этот раз смогла выйти победительницей в очередной Отечественной войне.

_____________________________________________

*В своё время сталоизвестно его стенание: «Как же тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». (Речь в парламенте 1 марта 1848 г.)

Олег Ракитянский, общество "Двуглавый Орел" rusorel.info

#история_России #Русская_армия #Крымская_война #Англия #Франция #Турция #мирный_договор #мнение
Tags: #Англия, #Крымская_война, #Русская_армия, #Турция, #Франция, #история_России, #мирный_договор, #мнение, Государство Российское, Информация к размышлению и обсуждению, История, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments