"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Как ЦРУ вычисляло советские ядерные объекты. Часть 3: сибирские заводы



В 1996 году ЦРУ сняло гриф секретности с отчетов Генри Ловенгаупта. Был опубликован его доклад об операции «Березовые леса» (Birch Woods), назначенной определить масштабы советской ядерной программы.

Перед Ловенгауптом стояла задача выбрать оптимальные маршруты разведывательных полетов. А основанием были шаткие показания, полученные от военнопленных, побывавших в местах строительства советских ядерных объектов, информация из писем немецких ученых-атомщиков, работавших в СССР, и отрывочные сведения, добытые американскими дипломатами. В США полагали, что атомное производство сосредоточено за Уралом. Но каковы его масштабы и где располагаются основные мощности? Сопоставление советской ядерной программы с американской мало что давало, поскольку в СССР почти все технологии и производственные процессы были собственной разработки.

В полет по наводке Икара

Особый интерес для Лэнгли представляли Сибирь и Казахстан. В США знали о начале ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне – сейсмологи Геологической службы фиксировали подземные толчки в том регионе. По всем данным выходило, что искомый объект находится примерно в ста или чуть более километрах от Семипалатинска. Аналитики из Лэнгли вполне уверенно говорили, что в Сибири существует и крупное атомное производство. Полученные от перебежчика Икара сведения позволяли сделать такой вывод. За Урал эшелонами везли горное оборудование с комбината Vismut AG. В ЦРУ полагали, что под Красноярском разрабатывается урановая шахта. Кроме того, с карты края необъяснимым образом исчезли все административные центры, расположенные к югу от слияния Кана с Енисеем и к северу от Транссибирской магистрали. Дал результаты и опрос возвратившихся из плена немцев – несколько человек оказались участниками сооружения объектов закрытого города под Красноярском. В начале 1957-го американцы получили снимки с аэростата, на которых было отчетливо видно: там ведется строительство, связанное с горными работами. Требовались фотографии более высокого разрешения.

Имелись вполне определенные цели в Новосибирске. О тамошнем заводе по производству металлического урана говорил перебежчик Икар, а в 1956-м выехавший в ФРГ доктор Николаус Риль и другие немецкие ученые, ранее работавшие в подмосковной Электростали, подтвердили его показания. В 1952 и 1954 годах удалось сфотографировать завод из окна поезда. Джордж Монк, представлявший в Объединенном центре сбора и обработки данных воздушной разведки (JAEIC) Госдепартамент, идентифицировал объект, сравнив снимки с ранее полученными материалами.

Предприятие по производству металлического урана было вторым приоритетом в миссии U-2, но на железнодорожной магистрали в ту пору находился еще и планерный завод, что стало дополнительной причиной для пилота U-2 пролететь над пригородом Новосибирска.

Интерес представлял и Томск, информация о нем была чрезвычайно скудной. U-2 долетал до него на пределе возможности, поэтому пилот не мог тратить лишнее время на поиски атомного объекта.

«Почтовый ящик» довел до психушки

Ловенгаупт запросил всю имеющуюся информацию «с земли». Однако данных о том, где располагается атомное производство, можно сказать что и не было. С 1952 года Томск и Новосибирск закрыли для иностранцев, и аналитику ЦРУ смогли собрать очень тощую папку. В одном сообщении говорилось о беседе с этническим немцем, работавшим в Томске кузнецом в 1955 году и рассказавшим дознавателю о строящемся новом городе, который местные жители называли Атомск. О реакторе репатриант ничего не слышал, но поделился отрывочными знаниями о подземном заводе в поселении «Колонна-5» к северу от железнодорожной станции Томск. В отчете британских аналитиков говорилось о беседе с другим немцем, видевшим на станции Томск-2 здание с зарешеченными окнами на всех этажах, на котором якобы была вывеска отдела кадров «почтового ящика». Источник поведал также о поездке на принадлежавшем «почтовому ящику» автобусе, когда навещал друга в психиатрической лечебнице. Однако веры этому информатору у британцев не было – уж больно дерганым и несобранным он выглядел. Вероятно, у него самого имелись психические отклонения наряду с серьезной озабоченностью планами бегства в Канаду.

Но рассказ пленного немца, портняжившего в деревне Белобородово под Томском, о том, что в 1949 году более 12 тысяч заключенных начали работать на строительстве подземного завода, выглядел похожим на правду. Военные строители прибыли под Томск из-под Таллина. А Белобородово, как удалось установить, находилось на окраине Северска. У портного обшивались офицеры и генерал – начальник строительства. От него немец прознал о том, что строится атомная электростанция.

Но самым весомым аргументом в выборе маршрута разведывательного полета стала зимняя шапка, которую в 1956 году агент ЦРУ Джон Крейг получил от немца, жившего в Томске. Лабораторный анализ показал, что в мехе содержатся изотопы обогащенного урана-235. Дополнительные анализы на плутоний, радиоактивный йод и литий оказались отрицательными. Значит, уран не проходил через реактор. Исходя из этого Ловенгаупт пришел к выводу, что предприятие, занимающееся обогащением урана, следует искать именно под Томском.

Семипалатинский полигон

ЦРУ требовалась свежая информация о происходящем в районе Семипалатинска. За последние восемь лет там провели двадцать с лишним ядерных испытаний, но место удавалось определить с вероятным отклонением до тридцати миль.

«Я понятия не имел, насколько велика зона испытаний. Наш атомный полигон во Френчманс Флэтс в Неваде был астрономического размера», – вспоминал Генри Ловенгаупт. Он попросил найти и дать ему среднее значение эпицентров пяти крупнейших ядерных взрывов в Семипалатинске. Географические координаты указали на точку в безлюдной пустыне в 70 милях к западу от Семипалатинска, это примерно треть пути до Караганды. На карте там были соляные озера.

Разведывательные полеты самолетов U-2 в любом случае предстояло начинать над Центральной Азией и Сибирью. Там тоже были атомные объекты. А шансов получить фотосъемку с «земли» было ничтожно мало.

Ловенгаупту пришлось с особой тщательностью собирать данные о других атомных целях. Он просмотрел сведения об объектах, отобранных в 1955 году для программы «Генетрикс»: информацию о них добывали с помощью воздушных шаров. Обнаружился урановый комбинат № 6 в Ферганской долине, разработки велись на юге и севере Ленинабадской области к востоку от Андижана. Наводку в 1947 году дал еврейский беженец, побывавший в этих местах. Его сообщения подтвердили вернувшиеся в Германию военнопленные.

Другие заводы по обогащению урана, принадлежавшие комбинату № 8, располагались к востоку от Памирского узла и к югу от Алма-Аты, но их координаты были известны весьма приблизительно.

С конца августа 1957-го за Уралом начали летать U-2 (Dragon Lady). В Казахстане – ядерный полигон, в сибирских городах – атомное производство. Особенно интересовал американцев Томск и закрытый город, который местные называли Пятый почтовый, позднее – Томск-7 и Северск. Кроме того, ЦРУ весьма привлекали район пустыни Тюра-Там, где был построен космодром Байконур, авиазаводы в Новосибирске и Омске, предприятия Кузбасса.

Полмегатонны «кайфа»

Самолеты-шпионы стартовали с аэродромов в Иране и туда же возвращались, выполнив задачи над Казахстаном и Сибирью.

В первом полете U-2 следовал по маршруту Алма-Ата – Сталинск (Новокузнецк). Предполагалось обнаружить между этими городами атомный полигон. Однако уверенность в том, что удастся его найти, была мала, поэтому Семипалатинск и Караганду сделали реперными точками в построенной Ловенгауптом карте «эпицентра».

22 августа 1957 года всего через четыре часа после атомного взрыва U-2 пролетел над Семипалатинским полигоном и пилот, как пишет Ловенгаупт, «получил кайф». Советский самолет сбросил заряд в полмегатонны, и американец успел сфотографировать и взрыв, и носитель атомной бомбы на одном из семипалатинских аэродромов, а также зафиксировать приготовления к следующему испытанию, которое провели 13 сентября.

Во время полета был заснят новый поселок на берегу озера Балхаш, построенный (оценочно) для жизни и работы 20 тысяч человек. После изучения этого снимка выяснилось, что в объектив попал полигон для испытания систем противоракетной обороны Сары-Шаган.

Над Красноярском и краем стояла плотная облачность, детали строительства интересующих американцев объектов остались невыясненными. Не удалось получить информацию и об урановом руднике Додоново.

Зато над Томском в августе 1957-го стояла замечательная погода и снимки получились отличные. Аналитики ЦРУ писали в отчете: «Район съемок занимает площадь неправильной формы около 40 квадратных миль на правом берегу реки Томь. Ни один атомный энергетический комплекс в западном мире не имеет такого спектра происходящих здесь процессов. В селах Иглаково и Белобородово вдоль реки построены заводские и административные корпуса. На западной окраине расширяют крупную тепловую электростанцию мощностью 400 мегаватт. Однако снабжение электричеством обеспечивается ГРЭС II в Томске и врезками в энергосеть Кузбасса. К востоку от этого завода расположен участок подачи и переработки, а также газодиффузионные установки. Одно здание для газодиффузионного оборудования не завершено. На восточной окраине расположена реакторная зона. Один из двух реакторов находится на завершающей стадии строительства. Ремонтно-строительная зона расположена севернее. На северо-восточной окраине района строительство завода химического разделения плутония пока не завершено».

Говорят, директор ЦРУ Аллен Даллес ликовал, услышав о добыче столь ценной информации: «Вы действительно узнали, что нечто атомное происходит там, в дебрях Сибири!».

Иван Домогаров

#история #ядерное_оружие #Сибирь #Томск #Северск #Семипалатинский_полигон #разведка #ЦРУ #воспоминания
Tags: #Северск, #Семипалатинский_полигон, #Сибирь, #Томск, #ЦРУ, #воспоминания, #история, #разведка, #ядерное_оружие, Военный отдел, История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments