"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Московская битва 1-3 сентября 1612 г.

400 лет назад войска Второго ополчения изгнали из Москвы польских интервентов. Эта победа стала возможной благодаря народу и таким людям, как Кузьма Минин и князь Пожарский. Нашу страну, стоявшую на грани гибели, спасли не коалиции бояр, а простые, мизинные люди, далекие от политики, жаждавшие порядка и изгнания интервентов. Эти же люди за короткое время восстановили Россию, а через 40 лет навсегда уничтожили могущество Польши.

В наше неспокойное время их пример как никогда важен для нас. Будем надеяться, что однажды наш народ повторит подвиг своих предков и поступит с большевизмом так же, как и с интервентами того времени.

Мы представляем Вашему вниманию отрывок из поэмы Владимира Тяптина "Минин и Пожарский", посвященный Московской битве 1612 г.


На Юго-Западе Москвы,
От врат Арбатских и до брега
Москвы-реки стоят полки
Сил ополченского набега;

А за рекою – Трубецкой
В Замоскворечье с казаками –
Вступить уже готовы в бой
С врагами грозными рядами.

Чрез час, как солнце поднялось,
От Новодевичьего двинул
Войска Ходкевич. Началось! –
В атаке конная лавина.

Навстречу – русские сыны.
Теснят друг друга две армады.
Уж семь часов как бьют они
Друг друга, словно в пекле ада.

Под вечер стали отходить
Кавалеристы наши в зону
Ворот Чертольских. Их теснит
Ходкевич к валу Земляному.

Пехоту гетман вводит в бой,
И вместе с конницей пехота
Штурмует вал наш Земляной,
Берёт его атакой сходу.

Бойцы Пожарского теперь
В пределах Земляного града.
Враг наседает, словно зверь,
Теснит нас грозная армада.

Приказ Пожарский отдаёт:
«С коней – долой! С пехотой
вместе! Огонь по коннице! Вперёд!
Бой рукопашный – дело чести».

Полковник Струсь, поляк кремлёвский,
Решил нам в спину бить, меж тем.
Удар охраны нашей броский
Поляков снова гонит в Кремль.

Вторая вылазка поляков –
В районе Водяных ворот.
И здесь кремлёвские вояки
Бегут – охрана крепко бьёт.

А что же Трубецкой? Он слева,
В Замоскворечье, за рекой
Спокойно зрит. Исполнен гнева
Его казачий люд такой

Его политикой: «Негоже
Глядеть, как гибнет русский люд!
Терпеть Пожарского не можешь?
Не время власть делить вам тут!»

Через Москву-реку отважно
Переправляются они.
И этот ход был очень важен:
И пыл, и натиск польский сник.

К тому отвага побудила
Тех конных сотен, что придал
Пожарский им, и общей силой
Рванули так, что враг бежал.

Ходкевич срочно отступает
На Воробьёвы горы, там
Он новый дерзкий план рождает:
В Замоскворечье целит пан.

Поскольку Трубецкой пассивен –
Ударить вдоль Москвы-реки,
Бить русских там и в хвост, и в гриву
Помогут верхние полки.

Как без предателей, однако?
Орлов Григорий, между тем,
Проводит ночью тихой сапой
Шесть сотен пехотинцев в Кремль.

Замоскворечье зрит воочью:
Чрез царский сад пройдя насквозь,
Провёл врагов он тёмной ночью
И продовольственный обоз.
Пехота эта, возвращаясь,
Берёт острожек, церковь и,
В острожке этом размещаясь,
Грозить там будет в эти дни.

Весь день второй и в ночь на третий
Шла перегруппировка сил.
К монастырю Донскому в эти
Часы Ходкевич прикатил.

Пожарский с Мининым,
зря это,
К Илье Обыденному вмиг
Тогда придвинулись к рассвету,
Войска вдоль берега при них.

Двадцать четвёртое. Ва-банк
Ведёт Ходкевич сам в атаку
В Замоскворечье левый фланг.
На правом – движутся казаки –

То с Украины наглецы.
А в центре немцы-забияки,
Да запорожцы-сорванцы,
Да венгры. Все эти вояки

Добычи жаждут, как сычи.
Не им – червям придёт добыча
Им – лишь огарки от свечи
На поминанье будет нынче.

Итак, кого здесь только нет!
А где ж поляки и литовцы?
Где «католические хлопцы»?
Вокруг Ходкевича сей цвет.

За часом час идёт сраженье.
Армады конные в бою
Своё показывают рвенье,
Напор и выучку свою.

Ходкевич полон нетерпенья.
Уж бьётся несколько часов,
А всё нет русским пораженья.
«Пора их смять, в конце концов!»

Все силы гетман бросил в бой.
И в полдень русские отходят,
А кое-где уже гурьбой
В Москву-реку по грудь заходят.

Пехота венгров к Серпуховским
Уже пробилась к воротам.
А Трубецкого войско вовсе
К своим отправилось шатрам.

Противник, крепко сев на плечи,
К Москве-реке нас сильно гнёт,
Обоз с продуктами Ходкевич
В Замоскворечье уж ведёт:

Возов четыреста – питанье
Тем исхудавшим молодцам,
Что испытали голоданье
В Кремле. Да только где уж там!

Всё нам достанется в итоге.
Пока же – сложные дела:
Бой на валу. И видят боги –
Рать наша с вала отошла.

А тут ещё и запорожцы
С пехотой венгров прямо в глубь
Замоскворечья, (ой, негоже!),
Прорвались шустро, наших бьют.

Взята Климентова острожка:
Всех наших вырубили там.
Из Китай-города, кремлёвцы
Нас в спину бьют. Ну, и бедлам!

Казалось всё! – Всем русским крышка.
Но говорят у нас не зря:
«Нет худа всё же без добра».
«Нет, братцы, это уже слишком!» –

Сказали, головы задрав,
Казаки наши, зря над храмом –
Поляки вывесили знамя,
Отрог Климентовский здесь взяв.
Пришли казаки в люту ярость,
Вскипела в сердце кровь тогда.
Пошли в атаку снова яро
И уничтожили врага.

Не сам ли Бог помог ребятам? –
Под ним все ходим мы пешком.
Семьсот врагов лежат, и взята
Вторая церковь с острожком.

Пятьсот врагов здесь уложили,
Ещё пятьсот сбежали в Кремль.
Ну, казаки! Вот удружили!
Ну, кто б подумал? Между тем,

Казачий табор был обижен:
И то, и это им не так.
«Богаты ополченцы, мы же
Бедны – лишь сопли на кулак».

Махнув рукой – повоевали! –
Ушли в свой табор отдыхать.
Такие пироги предстали:
Как их направить в бой опять?

Пожарский с Мининым решили
Послать к ним верного гонца –
Палицина Авраамия,
Из лавры келаря-отца.

Тот келарь Троицкий пижонов
Казачьих из шатров поднял.
Собрали их отряды звоном
И в бой на «ляхов» хлынул вал.

Как только встали вновь казаки
Напротив Крымского двора,
Даёт Пожарский знак к атаке:
И снова Минину – ура!

«Димитрий! Дай мне триста сабель.
Я переправлюсь чрез реку,
Во фланг ударю «ляхам», дабы
Не дать опомниться врагу».

«Бери! Любых отдать готов!»
Взял из резерва ополченья
Кузьма три сотни молодцов.
Дворяне конные с почтеньем

Под знамя встали его с ним,
Хоть был он родом невеликий,
Простой посадский гражданин,
Зато душою был великим.

Да в помощь им ещё Хмелевский –
С его отрядом храбрецы
На левый берег вышли, дерзко
Во фланг ударили. Ух, ты!

Настолько был удар внезапным,
Что роты польские бегут
И сеют панику. В атаку
Теперь все русские идут.

На табор Гетмана всей ратью
Напали русские тогда.
«Вперёд! За Русь,
друзья и братья!»
Бежит Ходкевича орда.

Обоз с продуктами в Ордынке
Был окружён, защите – смерть.
Знамёна, пушки наши ныне,
Шатры, и те, у нас теперь.

Бежит Ходкевич без оглядки.
За ним Пожарский с Трубецким
Послали вслед свои порядки.
Кругом пальба, огонь и дым.

В теченье двух часов палили
Из пушек всех, пищалей так,
Так вражью стаю устрашили,
Что враг не спал, а ждал атак.

Едва забрезжило, с Донского
Монастыря ушли враги
На Воробьёвы горы споро,
В Можайск, на Вязьму, прочь с Руси.

Была великая победа
Тогда одержана страной.
Пошли на убыль наши беды
В войне Отечественной той.

Владимир Тяптин
Tags: Поэтическая тетрадь
Subscribe

  • США: молитва ацтекскому идолу войны

    В калифорнийских вузах вводится странная учебная программа Госдеп США 30 марта опубликовал доклад о состоянии прав человека в мире.…

  • Ударная беспилотная

    «Корсар», «Орион», «Альтиус» вооружены и очень опасны Фото: regnum.ru Длительное время Россия плелась в хвосте стран, которые выпускают…

  • Советы молодому офицеру. На службе

    — Пусть ошибки и ложные приёмы не смущают тебя. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments