"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

О КНИГЕ А.Ю. ПЕТУХОВА «ГЕНЕРАЛ КУТЕПОВ»

«Будем, не покладая рук, работать на Россию, будем всегда помнить о ней, иначе она не простит нам забвения и сама забудет о нас…» А.П. Кутепов

История не повторяется в деталях, в подробностях, но исторические параллели разных времён хорошо видны, где на ход событий влияют яркие личности. Как в будущем избежать ошибок прошлого? Как не допустить новых социальных катаклизмов и войн? Для этого, на наш взгляд, важно понять, что формировало характер и мировоззрение исторической личности…

В годы Гражданской войны в России в ряду имён наиболее загадочных и ярких по праву стоит имя генерала Белой армии Александра Павловича Кутепова.

Советская историография немало потрудилась, создавая образ Кутепова, как беспощадного и жестокого белого генерала-монархиста. Не раз говорилось в его адрес: «палач, вешальщик». При этом даже самые непримиримые недруги генерала Кутепова признавали его личную храбрость, мужество, силу воли, аскетичность и честность.

А многие соратники и единоверцы равнялись на него, отмечая, присущие Александру Павловичу истинно рыцарские качества русского офицера - жертвенное отношение к службе, беззаветную любовь к Родине, возвышенные мотивы поступков. Вместе с тем, они не скрывали, что в смутное время гражданской войны, когда брат шёл на брата, а сын на отца, с врагом, с бандитами, с мародёрами генерал Кутепов поступал по законам военного времени… И жизнь Кутепова, и его гибель - это судьба воина.

До революции - он, не знатного происхождения, офицер, преданный долгу, верный присяге, хорошо понимавший крестьянскую душу русского солдата, - таких немало было в императорской армии. В отношениях с подчинёнными Кутепов был строг, требователен и справедлив. Не случайно солдаты-преображенцы называли его «правильный человек». Кутепов прошел путь от вольноопределяющегося рядового звания Архангелогородского резервного батальона до командира Лейб-Гвардии Преображенского полка, старейшего в русской гвардии. Примечательно, что перевод подпоручика Кутепова за боевые отличия в лейб-гвардии Преображенский полк утвердил лично Государь. Военное начальство уклонилось от самостоятельного решения вопроса в пользу неродовитого армейского офицера, хотя боевые ордена за русско-японскую войну позволяли им сделать это на законном основании.

А.П. Кутепов не был политиком, не достаточно тонко разбирался во всех хитросплетениях интриг, творимых военной и штатской верхушкой, предавшей Государя. Лишившись идеи Самодержавия, он сохранил идею России. Воин, борец, Кутепов привык встречать врага лицом к лицу и чаще всего выходил победителем в честном бою.

С первых дней белого движения он в рядах контрреволюции. Именем Кутепова неофициально называли занятые его войсками территории. «Кутепия» становилась символом вернувшейся на историческое мгновение прежней России. Долгое время он командовал «цветными» полками, Дроздовцами, Корниловцами, Марковцами и Алексеевцами, – сердцем белой гвардии. Многие соратники желали видеть его на посту главнокомандующего. Волею обстоятельств Кутепов не однажды в узловых исторических событиях был последней надеждой, последней ставкой белого движения.

Так в феврале 1917 года полковник Кутепов, будучи в отпуске, оказался в столице. Именно его, мало кому известного командира батальона преображенцев, назначили командовать отрядом с задачей – разгромить «февральскую революцию». Полковник Кутепов явился последним защитником самодержавия в Петрограде и последним командиром лейб-гвардии Преображенского полка.

Всю гражданскую войну он был на фронтах. В октябре переломного 1919 года в его штабе обсуждалась возможность штурма Москвы. Сегодня трудно оценить вероятность взятия столицы советской республики частями генерала Кутепова, но именно он оказался последней надеждой деникинской «московской директивы».

На Великой войне он трижды ранен. Однако, почти всю гражданскую, будучи на передовой, Кутепов не получил и царапины. В «ледяном походе» в одной из атак его плащ был трижды пробит пулями, но сам он чудом остался невредим. Однажды, обманно выбросив белый флаг, красные в упор расстреливали группу офицеров, готовых принять пленных. Кутепов был среди них, но пули его не задели. А когда в его штабной вагон подбросили бомбу, её удалось обезвредить…

Судьба берегла его для новых дел.

В октябре 1920 года генерал Кутепов командовал обороной Крыма – последнего пристанища белого движения на Юге России.

После эвакуации в Турцию, в Галлиполи Кутепов смог последний раз сплотить вокруг себя остатки разбитых полков белых армий, спасая их от распыления, от полного бесправия. И вновь с надеждой повторяли русские изгнанники название «Кутепия».

В эмиграции Кутепов не оставлял мысль возобновить вооружённую борьбу и создал боевую организацию.

В конце двадцатых годов в Советской России в ответ на расказачивание и раскулачивание, по мнению белоэмигрантов могла подняться волна разрозненных крестьянских восстаний, и генерал Кутепов вынашивал план поездки на Родину с целью возглавить борьбу. Однако советская власть имела колоссальные материальные и людские ресурсы, регулярную армию. Что можно было противопоставить этой силе?.. С каждым годом таяла последняя надежда белой эмиграции на «весенний поход».

Эпоха гражданской войны завершилась.

Судьба берегла генерала Кутепова, пока жива была вера в продолжение вооружённой борьбы.

26 января 1930 года в Париже генерала Кутепова похитили агенты КРО ОГПУ (под звёздочку внизу страницы: КРО ОГПУ: контрразведывательный отдел объединённого государственного политического управления) и он бесследно исчез…

* * *

О судьбе, о борьбе генерала Кутепова, о его трагической гибели написаны десятки книг, сотни газетных и журнальных статей.

Образ Кутепова-генерала хорошо известен зарубежному и отечественному читателю по воспоминаниям соратников, по многочисленным работам историков и публицистов. А вот каким был Кутепов-гимназист, Кутепов-солдат, Кутепов-юнкер, Кутепов-подпоручик? Каким он был в кругу семьи, среди родных и близких?.. Об этом, за редким исключением, ничего не написано. Данные печатных изданий о семье Кутепова предельно скупы и не редко противоречивы.

Годы гражданской войны, «галлиполийского сидения» и эмиграции наиболее подробно освещены биографами Кутепова. И это объяснимо – в боях и лишениях гражданской войны Александр Павлович Кутепов сформировался, как яркая историческая личность. От его решений в ряде случаев зависел ход событий русской истории. Он был на виду, многие люди сохранили свидетельства о встречах с ним. Эти воспоминания отражены в эмигрантской литературе и дают цельный портрет генерала. В эмиграции работа Кутепова в Русском Обще-Воинском Союзе (РОВС) велась под пристальным вниманием советских спецслужб. Многие события тех лет и по сей день покрыты тайной. Сегодня с некоторых документов снят «гриф секретности», это обстоятельство даёт историкам возможность новых открытий.

Намного беднее, чем эмигрантский период, освещено биографами участие Кутепова в русско-японской войне, служба в лейб-гвардии Преображенском полку в мирное время и в годы Великой войны.

И вовсе неисследованным периодом жизни Александра Павловича Кутепова оказались годы детства и юности, проведённых в Слутке, Череповце и Холмогорах, годы учёбы в архангельской губернской гимназии, время пребывания в Архангелогородском резервном батальоне, во Владимирском юнкерском училище и служба в 85-ом Выборгском пехотном полку. А ведь именно в эти годы формировались характер и мировоззрение исторической личности. Почему, за исключением отдельных эпизодов, большой отрезок жизни А.П. Кутепова словно бы выпал из его биографии?

Отвечая на поставленный вопрос, вспомним, что авторы современных публикаций о генерале Кутепове опирались на эмигрантские издания, где исследуемый нами период его жизни был практически не освещён. Первыми биографами генерала стали его ближайшие соратники по борьбе в рядах белого движения. Некоторые из них знали А.П. Кутепова ещё по совместной службе в лейб-гвардии Преображенском полку. О детстве, о юности и о молодых годах генерала Кутепова, вероятно, они знали не много, и не всё из того, что знали, можно было публиковать. Советские спецслужбы изучали военные мемуары. В связи с этим, у белоэмигрантов были основания скрывать данные о семье генерала Кутепова и о его жизни в дореволюционный период из соображений безопасности родных и близких, ведь в Советской России у него остались брат Сергей и сёстры Раиса и Александра. Кроме того, как выяснилось в ходе авторского исследования, у брата Бориса, полковника дроздовской дивизии, в Ленинграде осталась супруга.

Значительное место в повествовании отведено судьбам ближайших родственников Александра Павловича Кутепова, отца, матери, отчима, братьев и сестёр. Факты их биографий, за редким исключением, не были известны до сих пор ни отечественному, ни зарубежному читателю.

Поиски материала проходили не только в московских архивах, но по большей части там, где прежде никто не искал – в архивах Архангельска, Вологды, Новгорода, Твери, Самары и Санкт-Петербурга. Автор старался изложить материал так, чтобы читатель мог видеть исторические факты, доказанные документами, выводы, сделанные на основании косвенных доказательств и рассказов свидетелей событий. Социальный, психологический анализ времён, ситуаций, характеров, помог автору восстановить живой образ генерала Кутепова.

#книга #Кутепов #Белое_движение #гражданская_война #добровольческая_армия #история #Белая_армия
Tags: #Белая_армия, #Белое_движение, #Кутепов, #гражданская_война, #добровольческая_армия, #история, #книга, Белое движение и борьба с большевиками, История, Книжная полка, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments