"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Русский Корпус и РОА: правда и вымыслы

В августе 1941 года в Югославии, где проживало тридцать тысяч русских эмигрантов, развернулась партизанская война под руководством лидера югославских коммунистов Тито. Жертвами партизанщины стали не только немцы, но и сербские патриоты, которые не разделяли коммунистических взглядов – в первую очередь, священники, зажиточные крестьяне, интеллигенция, сербские монархисты и все, попадавшие в руки красных партизан, русские эмигранты. По данным Бюро по защите русской эмиграции, в Сербии было зверски убито красными партизанами около двухсот пятидесяти русских.

Положение русских в Югославии было отчаянным: помимо того что многие остались без работы, они стали подвергаться и травле со стороны титовцев. «Кто не убьёт белого русского – тот не серб», гласила одна из прокламаций. Русских обвиняли в том, что они будто бы составляли «пятую колонну» во время войны с немцами, совершенно игнорируя тот факт, что русские, вступившие в Югославянскую армию, во многих случаях проявляли гораздо больше военной доблести, чем сами туземцы, а многие – попали в составе югославянских частей в германский плен.

В таких условиях один из лидеров русских легитимистов в Югославии, генерал-майор М.Ф. Скородумов, назначенный немцами руководить УДРЭ, обратился к германскому командованию с просьбой о защите эмиграции от коммунистов путем формирования Русского Корпуса на следующих условиях:

1. Чины корпуса подчиняются только своим начальникам, и только командир корпуса подчинен германскому командованию;

2. Корпус не может раздробляться на мелкие части, прикомандированные к немецким полкам;

3. Корпус обмундировывается в русскую форму;

4. Чины корпуса не приносят присяги Германии и фюреру, а лишь командир корпуса присягает на верность военному союзу;

5. Отдельный Русский корпус не может быть использован ни против иного государства, ни против отрядов сербских националистов генерала Дражи Михайловича, но лишь против коммунистов;

6. Когда корпус закончит формирование, а коммунизм в Сербии будет подавлен, германское командование обязуется перебросить его на Восточный фронт.

В ответ немцы предложили вступать добровольцами в германские полки по месту ближайших их стоянок. Скородумов ответил, что русские готовы драться только с коммунистами, а германские части могут быть переброшены на другие фронты. Тем временем в городе Шабаце красные напали на мирно проживавших там русских казаков, перебив пять семейств. Тогда казаки под командой сотника Иконникова, раздобыв от сербов и немцев кое-какое оружие, сформировали явочным порядком две сотни и в штатском платье отбивались от набегов партизан.

Наконец, 12 сентября 1941 года германское командование разрешило генералу Скородумову призвать русскую эмиграцию в Сербии в ряды Русского Охранного Корпуса. Однако никакие условия формирования оговорены не были.

Нужно отметить, что между РОВСом и легитимистами (сторонниками Вел. Кн. Кирилла Владимировича) ещё с 1920-х гг. существовал конфликт на почве идеологических разногласий. Поэтому к формированию корпуса генерал Скородумов приступил вне взаимодействия и без какого-либо согласования с командованием РОВСа. Это обстоятельство скорее способствовало Скородумову в достижении договорённостей с немцами, настороженно относившимся к Обще-Воинскому Союзу и запретившим его деятельность в Югославии. Сам генерал-лейтенант А.П. Архангельский, изолированный немцами в Брюсселе, узнал о Русском Корпусе лишь спустя много времени после его формирования, как и о том, что для укомплектования этого соединения уже призваны эмигранты из Югославии и Болгарии.

Тем временем М.Ф. Скородумов мобилизовал в Сербии способных к службе русских эмигрантов в возрасте от 18-ти до 55-ти лет. Но поскольку собственных кадров у легитимистов в эмиграции было очень мало, Русский Корпус оказался на 80 процентов составлен из чинов Обще-Воинского Союза – бывших членов закрытого немцами 4-го Отдела РОВСа, а также Белых добровольцев, впоследствии прибывших из Болгарии и некоторых других стран. Меньшую часть чинов Русского Корпуса составили представители других эмигрантских организаций, добровольцы из Бессарабии и из числа бывших советских военнопленных.

Но едва генерал Скородумов приступил к этой работе, как сам был арестован гестаповцами. В командование корпусом автоматически вступил другой русский генерал – Б.А. Штейфон.

Нацисты крайне подозрительно относились не только к РОВСу, но вообще ко всем русским эмигрантам. Показательны в этом отношении слова Гитлера, сказанные им на одном из совещаний в июле 1943 года: «Они видят не наши национальные цели, в перспективе они видят свои собственные цели. Каждый народ думает о себе и ни о чем другом. Все эти эмигранты и советчики хотят только подготовлять себе позиции на будущее время».

Поэтому немцы сознательно ограничивали приток добровольцев даже в находившийся на Балканах Русский Корпус. Германские власти разрешили пополнение корпуса только из стран Юга Европы. Из самой Германии русской эмиграции не было разрешено пополнять собою ряды корпуса.

Говоря о дальнейшей судьбе Русского Корпуса, отметим, что всю войну он оставался на Балканах, неся охранную службу и участвуя в боях против коммунистических отрядов Тито. При этом корпусники взаимно избегали столкновений с четниками генерала Дражи Михайловича – сербскими патриотами-монархистами. Чины Русского Корпуса и сербские четники старались по мере возможности поддерживать друг друга и в целом ряде случаев плечом к плечу сражались против красных партизан.

Немцы так и не отправили корпус в Россию. Но свою первоначальную задачу он выполнил: чины Русского Корпуса защитили эмиграцию от красного террора, а в 1944-м году, когда над Сербией нависла угроза советской оккупации – обеспечили своевременную эвакуацию русских семей и учебных заведений. Помимо этого, тысячи и тысячи православных сербов были спасены чинами Русского Корпуса от геноцида, проводимого на югославянской земле усташами (хорватскими националистами).

12 мая 1945 году корпус под командой полковника А.И. Рогожина перешел границу Австрии и сдал оружие англичанам. Всего за годы войны через Русский Корпус прошло 17 090 человек. В боях с коммунистическими партизанами в рядах корпуса погибли многие Белые воины, особенно тяжелые потери он понёс в 1944 году, когда в Югославию вошли советские войска. В числе погибших были известные в Белой армии и эмиграции генералы В.З. Зборовский и М.М. Зинкевич, публицист, историк и учёный-математик, профессор В.Х. Даватц и многие другие.

***

Отдельным вопросом является отношение Белой эмиграции к Русской Освободительной Армии (РОА), сформированной немцами из бывших военнопленных Красной Армии и возглавленной бывшим советским генерал-лейтенантом А.А. Власовым. Отношение это было весьма сложным. В эмиграции многие отрицательно относились к Власову как к человеку, который во время Гражданской войны воевал на стороне большевиков против своего народа, а перейдя в 1942 году на сторону немцев, стал придерживаться февралистских взглядов, крайне непопулярных в среде Белой военной эмиграции.

Однако, вне зависимости от личности самого Власова, антибольшевицкое Русское освободительное движение стало серьёзным фактором в годы войны. В отечественной истории не было примера столь массового добровольного перехода русских людей на сторону внешнего врага. Все эти люди – в подавляющем большинстве бывшие бойцы и командиры Красной Армии – были объявлены Сталиным «предателями», но большевики уклонялись от объяснений, почему именно при советской власти оказалось так много «предателей», ведь, например, за всю Первую мировую войну те же немцы не смогли создать из русских пленных даже одного небольшого подразделения… Коммунистический режим был столь ненавистен для подсоветского населения, что добровольный переход красноармейцев на сторону противника был обычным явлением, особенно в начале войны, когда многие в СССР – и красноармейцы, и мирные жители – видели в немцах вызволителей от большевицкой тирании и ещё не успели столкнуться с реалиями нацистской оккупации, не намного отличавшейся по степени русофобии от оккупации большевицкой.

В то же время в эмиграции многие полагали, что для победы над большевизмом и для того, чтобы заставить немцев считаться с интересами русского народа – необходимо объединить все русские антибольшевицкие силы. Но гитлеровцы старались не допустить контактов Белой эмиграции с Русской Освободительной Армией. Генерал Архангельский писал по этому поводу: «Нас не только не допускают в РОА, но во многих случаях даже ограничивают наши возможности общения с ними…»

Руководитель Объединения Русских Воинских Союзов (ОРВС) А.А. Лампе высказывался за необходимость слияния РОА с Русским Корпусом. Он, в частности, отмечал, что в рядах Корпуса совершенно напрасно гибли в качестве рядовых русские офицеры, заменить которых было просто некем. В рядах же Русской Освободительной Армии офицеров было мало. Естественно, напрашивалось решение – слить оба русских формирования, для чего, прежде всего, вывести корпус из боя... Но именно на это не шло германское командование.

Лишь в конце войны произошло формальное слияние РОА с Русским Корпусом и другими русскими антибольшевицкими формированиями, но на практике это осуществлено не было, корпусники до самого конца войны так и остались на Балканах.

Безумная гитлеровская политика нацизма и завоевания закономерно привела Германию к краху. В то же время большевики, осознав непопулярность в народных массах коммунистических идей и лозунгов, были вынуждены на время войны ослабить партийную пропаганду и разрешить обращение народа к его традиционным ценностям – православию и русскому патриотизму. Ценой неисчислимых жертв, вопреки антинародной большевицкой политике и безданному партийному руководству, русский народ сумел выстоять под ударом внешнего врага и победить. Увы, надежды многих людей (как в эмиграции, так и в СССР) на послевоенные коренные перемены – роспуск колхозов, прекращение чекистского террора и т.п. – не оправдались. Удержавшись у власти на крови русских солдат, укрепившись, Сталин и партийная верхушка вновь возобновили массовый террор, притеснение верующих и прежние большевицкие методы управления страной.

Фрагмент из книги: И.Б. Иванов. Под Русским Знаменем. Белое Дело между прошлым и будущим. – М.: 2017. – 416 с.

#РОВС #РусскийКорпус #Скородумов #Штейфон #Сербия #эмиграция #Власов #РОА
Tags: #Власов, #РОА, #РОВС, #РусскийКорпус, #Сербия, #Скородумов, #Штейфон, #эмиграция, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments