"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

НОК "ВП": визит Князя Михаила Павловича Романова-Ильинского

Князь М.П. Романов-Ильинский с супругой (в центре) среди членов НОК "Взыскание Погибших" и археологов на месте будущего мемориала памяти жертв красного террора
В июле 2012 г. по приглашению Национального Общественного Комитета «Взыскание Погибших» в Россию из США прибыл Князь Михаил Павлович Романов-Ильинский (на фото слева - с супругой в центре). Главная цель его визита – личное ознакомление с проблемой останков жертв красного террора, обнаруженных в Петропавловской крепости. Предполагается, что среди страшных находок есть и останки его прадеда – Великого Князя Павла Александровича (1860-1919). 5 июля князь Михаил Павлович с супругой, в сопровождении членов НОК «Взыскание Погибших», посетил Петропавловскую крепость, где встретился с археологами и осмотрел их находки. Князь Михаил Павлович горячо поддержал инициативу НОК «Взыскания Погибших» по погребению обнаруженных останков на территории Петропавловской
крепости и сооружению на площадке за Великокняжеской усыпальницей, близ Артиллерийского цейхгауза, мемориала жертвам красного террора. Предлагаем вниманию читателей статью М.К. Кротовой об этих событиях.

ЗАЧЕМ ОНИ СТРЕЛЯЛИ В СОЛДАТ?
Праправнук Государя Александра II открыл для себя историю «красного террора»

Не перестаю удивляться совпадениям в моей жизни. Вспомнилась встреча в мастерской реставратора-позолотчика Татьяны Матвеевны Телюковой. (Уже много лет она, коллега моей покойной матери, работает в Павловском дворце-музее.) Бываю и в Павловске, и во дворце, и в этой мастерской часто – люблю эти места, и здесь я не оригинальна. То мое посещение (было это года четыре назад) могло окончиться как обычно – чаепитием и обсуждением последних музейных новостей, если бы в мастерскую не вошел главный хранитель музейных фондов Алексей Николаевич Гузанов. «Примите, Татьяна Матвеевна, гостей из Америки, расскажите о реставрации позолоты», – попросил Гузанов. Татьяна Матвеевна к приему гостей, даже иностранных, привычная. Причесалась, губы подкрасила: «Пусть идут, Алексей Николаевич!» «Это Майкл Романов-Ильинский со своей супругой Деборой», – представил гостей главный хранитель. А мне как бы в сторону добавил: «Прямой потомок Государя Александра Второго».

Общение тогда было милым и приятным, хотя говорили через переводчика. Впрочем, смотреть на старинные вещи, обсуждать их историю, видеть, как они в руках мастера обретают вторую жизнь – ну какого нормального человека это может не радовать! В приподнятом настроении был и Майкл Романов – прогулка по Павловскому дворцу всегда возвышает и дает пищу для души. А тут еще и реставрационная «кухня», и золото, как шутливо заметила Татьяна Матвеевна, делающее её, восьмидесятилетнюю, молодой девушкой. При этих словах оживилась и Дебора – надо взять на заметку!


Председатель НОК "Взыскание Погибших" Д.К. Матлин демонстрирует Князю М.П. Романову-Ильинскому фуражку Л.-Гв. Кирасирского Его Величества полка, принадлежавшую его прадеду Великому Князю Павлу Александровичу.

На прощание я сказала несколько слов о подвиге реставраторов, восстановивших дворец Императора Павла Петровича после Второй мировой войны. При этом и Майкл, и Дебора сделались серьезны – знают, что дворец был разрушен и восхищены трудом реставраторов…

Когда американские гости ушли, Татьяна Матвеевна вдруг сказала: «Вот когда-то мы их гнали из дворцов, теперь они сюда приезжают, восхищаются. Но ничего в нашей жизни не понимают…»

Я не стала тогда уточнять у Татьяны Матвеевны, кто это «мы». Тем более что сама она точно никого никуда не гнала, да и мои деды и прадеды – тоже. В поколении Татьяны Матвеевны – подростков, потерявших родителей во Вторую мировую, воспитанных в детских домах, в эвакуации, легенда о «счастливом» сталинском детстве живет до сих пор…

Но вернусь к совпадениям.

Нынешней зимой участниками различных общественных организаций был создан Национальный Общественный Комитет «Взыскание погибших». Идея создания связана с недавними археологическими раскопками в Петропавловской крепости и всеми обстоятельствами, возникшими вокруг этой драматической истории. Собственно, раскопки в крепости идут постоянно – по причине постоянных ремонтных и восстановительных работ. Однако в течение последних двадцати лет на территории Заячьего острова межу Головкиным бастионом и Кронкверской протокой в ходе земельных работ трижды находили человеческие останки. А в конце декабря 2009 года была вскрыта могильная яма с останками 16 человек! Начались поисковые работы… До сих пор информация о том, что на территории крепости в первые послереволюционные годы происходили массовые расстрелы людей, в сознании жителей нашего большого города зафиксирована довольно слабо. Да будем честными: мало кого сегодня, в двадцать первом веке, волнуют те – СОВСЕМ БЛИЗКИЕ ИСТОРИЧЕСКИ! – события. Слишком много проблем, слишком много искушений у современного россиянина.

Тем не менее археологи к 2012 году сделали немало – более ста скелетных останков хранится сейчас в «камералке». Ведутся поиски «расстрельных» списков. Нашлись родственники генерала А.Н. Рыкова – одного из тех, кто был убит в числе уже упомянутых шестнадцати человек. Останки А.Н. Рыкова похоронены на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга.

В 2011 году в свет вышла книга «Красный террор в Петрограде», где собраны воспоминания и свидетельства о том, как большевики расстреливали неугодных им людей. Однако археологические и архивные работы необходимо продолжать, так как, по предположениям специалистов, в крепости было расстреляно не менее тысячи человек. Необходимо проводить консервацию останков, а также различные виды экспертиз, в том числе и генетическую. На все это нужны средства, и немалые. И помощь неравнодушных людей здесь необходима постоянно. Комитет «Взыскание погибших» и включает в свой круг таких людей.

Одним из примечательных моментов истории с раскопками является то, что среди костных останков находятся и останки расстрелянных в крепости Великих Князей – Дмитрия Константиновича, Николая Михайловича, Георгия Михайловича и Павла Александровича (трое из них причислены РПЦЗ к лику новомучеников еще в 1981 году). Правнуком Великого Князя Павла Александровича и является уже упомянутый Майкл Романов-Ильинский – Князь Михаил Павлович Романов-Ильинский.

По приглашению председателя комитета «Взыскание погибших» Дмитрия Кирилловича Матлина правнук Великого Князя и прибыл в Санкт-Петербург в очередной раз – в июле 2012 года. Этот визит существенно отличался от предыдущих посещений Северной столицы. Михаил Павлович побывал в Петропавловской крепости – но не в парадной ее части. Археологи Владимир Игоревич Кильдюшевский и Наталья Евгеньевна Петрова показали правнуку Великого Князя Павла Александровича свои находки.

…Я чуть опоздала на эту встречу и, увы, не застала того, какой была первая реакция Михаила Павловича на увиденные страшные артефакты. Потом он сказал, что открыл заново для себя огромный пласт истории России. Особенно поразили Майкла Романова-Ильинского предметы благочестия, найденные в раскопах, – православные крестики, медальоны с изображениями святых. Пока они размещены на особых маленьких стендах. Собственно, описывать ощущения от посещения этой «кладовой смерти» невозможно. Каждый страдает (или не страдает) в одиночку, сам – видимо, в зависимости от того, считает ли себя частицей истории России или, напротив, абсолютно равнодушен к тому, что было «до него».


Это лишь часть страшных находок, обнаруженных археологами в Петропавловской крепости

Князь Михаил Павлович Романов-Ильинский – потомок Российского Государя, однако родился, вырос, учился и сейчас живет в Америке. Русской историей стал интересоваться, когда был уже взрослым человеком двадцати восьми лет, – приехал на родину своих великих предков впервые в 1989 году. Потом посещал Россию еще несколько раз. Было много разных встреч и ярких впечатлений. «Но то, что он увидел в крепости, словно перевернуло все в душе», – при этих словах Михаил Павлович едва сдерживал слезы.

Он непременно будет рассказывать об увиденном всем своим знакомым в Америке, в других странах. Сам готов помогать людям, которые занимаются этим непростым, но таким благородным делом, в первую очередь, распространением информации и поисками родственников погибших от рук большевиков. Готов дать кровь на генетический анализ, если это потребуется.

«Я, конечно, читал о революции в России, но, наверно, знаю не более, чем средний американец. Буду честным, были другие интересы, – сказал Михаил Павлович. – А тут вижу такие страшные экспонаты, они столько говорят о тех далеких событиях! Все эти предметы, найденные в могильных ямах, должны видеть современные люди, как можно больше людей. Музей истории города, надеюсь, откроет такую экспозицию… Теперь я знаю, что в революцию погибли не только аристократы, не только богатые люди, но самые обычные люди, мало кому известные – солдаты, моряки, кадеты. Рядом с костными останками археологи нашли вещи этих людей. И теперь уже никто не скажет, что эти кости «из восемнадцатого века»…

…Из душной и не очень приспособленной для хранения важных артефактов, свидетельствующих о страшных днях большевицкой революции, мы вышли в скверик, что за Артиллерийским цейхгаузом, с восточной стороны сквера – Великокняжеская усыпальница. «Вот здесь, в этом сквере и нужно поставить памятник убиенным в дни красного террора, – сказал Дмитрий Матлин. – А если удастся определить останки расстрелянных князей, то они должны быть похоронными в усыпальнице. Это будет справедливо, так бы и Бог судил».

Князь Михаил Павлович согласился с тем, что лучшего места для памятника и быть не может.

Тут я ему и напомнила о нашей встрече в Павловске. «Да, да, – улыбнулся он. – Но об этом можно потом поговорить…Сейчас не время».

Возвращаясь из крепости, я думала о том, как губительно мало мы знаем о нашей земле, о России. И моя старинная знакомая Татьяна Матвеевна Телюкова, и все мои друзья и родные, и Майкл Романов-Ильинский, и я сама… Но если мы вновь встретились с Майклом, встретились по делу, может быть, самому важному для нас с ним, значит, все это не случайно. Ведь у Господа нет ничего случайного. Я это повторяю часто. Повторю и вновь.

Марина Кротова, член Национального общественного комитета «Взыскание погибших»
Tags: Наши вести
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments