"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Ответ на полемику о "русском коллаборационизме"

Недавно в нашем журнале была опубликована рецензия на фильм "Служу Советскому Союзу!", вызвавшая множество откликов и горячую полемику о РОА и Русском корпусе. Редакция Переклички представляет статью Председателя РОВ Союза 1988-1999 гг. поручика В.В. Гранитова, которая излагает точку зрения Белой эмиграции на Вторую Мировую войну и расставляет все на свои места.

В начале мая весь мир, как Западный, в котором мы живем, так и Россия празднует 50-летие победы во 2-й Мировой войне. Но у нас, Белых воинов, двойственное отношение к этому юбилею, как было двойственным отношение и к самой этой войне.

Большая часть увидела в этой войне возможность продолжения вооруженной борьбы с советской властью, приняв оружие из рук наших бывших врагов немцев, единственной из всех мировых сил объявившей войну коммунизму. Мы знали, что завоевание и оккупация России является для немцев задачей явно непосильной и что рано или поздно наступит момент, когда, убедившись в этом, им придется решить вопрос: либо проиграть войну и погубить свое государство, либо пойти на союз с русским народом, дать ему возможность сбросить советскую власть и, обеспечив себе благожелательный нейтралитет России на востоке, постарается выиграть войну на западе. Массовые сдачи в плен целых частей Красной армии в первые дни войны и встречи немецких войск населением занимаемых областей хлебом-солью и цветами показывали, что защищать советскую власть народ не хочет.

Разделявшие эту точку зрения бывшие чины Белых армий и их сыновья пошли в Русский Корпус. Они же пополнили затем ряды различных казачьих формирований, а позже и ряды РОА генерала Власова.

Другая часть не верила в возможность перемены немецкой политики и считала, что Советский Союз силою обстоятельств вынужден защищать интересы исторической России. Зная хорошо истинные настроения народных масс, Сталин, в своих первых выступлениях призвал не к защите «одной партии и правительства», а играл на патриотических чувствах народа и его преданности своему тысячелетнему отечеству. Вводились погоны прежней царской армии, учреждались ордена православных наших полководцев. Все это позволяло надеяться на национально-патриотическое перерождение интернациональной коммунистической системы в ходе войны, что усиливало позицию сторонников этого взгляда.

В самой России призывы Сталина не давали желаемого им результата, пока сами немцы своей политикой, а главное бесчеловечным отношением к военнопленным, не помогли ему и не заставили русский народ встать на свою защиту.

Все мы в зарубежье гордились высоким героизмом русского солдата и офицера, проявленными Красной армией в этой войне, и не только вторая, но и первая группа в глубине души радовались первым успехам под Москвой и Сталинградом, понимая, что только сознание силы и упорства противника может отрезвить немцев от «головокружения от успехов» первых месяцев войны и заставить их переменить свою политику в русском вопросе. К сожалению, последнего так и не произошло, и Гитлер своей одержимостью и упрямством довел свою собственную страну до поражения и полного разгрома, а с нею и нас – русских добровольцев.

Но если нам, Белым эмигрантам, генералу Власову и его сподвижникам и многим русским людям – бывшим гражданам Советского Союза, оказавшимся по эту сторону фронта, война давала возможность вести борьбу за освобождение России от коммунистов лишь в союзе с внешним врагом, то при окончании войны советские маршалы, и в первую очередь маршал Жуков, состоявшие во главе победоносной могучей армии, могли это сделать своими силами. Они не могли не помнить, что перемена в настроении народны масс произошла не из любви к партии, а ради спасения своего тысячелетнего отечества, что основная масса бойцов Красной армии умирало за это отечество с верой, что по окончании войны советский режим станет человечнее. Но и партия не дремала. Паническое обращение Сталина в первый день войны «братья и сестры» было давно забыто. По мере успехов Красной армии партийная гайка затягивалась все туже. Части СМЕРШ-а контролировали настроение армейских частей. Всё потенциально крамольное направлялось в штрафные батальоны и под пулеметами СМЕРШ-а своими телами производило разминирование заграждений противника. В этих условиях революция была возможна лишь сверху.

Припев к куплетам одной из фронтовых песен конца войны заканчивался словами:
«Умирать нам рановато,
Есть еще у нас дома дела».

Помню, с каким волнением и надеждой слушали мы тогда эту песню. Своим героизмом и самопожертвованием наш народ, безусловно, заслужил право на свободу и человеческую жизнь. Но ни маршал Жуков, ни другие ведущие маршалы не сочли своим долгом обеспечить народу эти перемены. Не хватило у них решимости, или они оказались преданными больше партии, чем отечеству? Но они этого не сделали, и, благодаря их попустительству, победа, достигнутая нашим народом такой огромной ценой крови и жизней, оказалась украденной у него партией и обернулась для него новым 46-летним закабалением. И надо признать, что пропагандный отдел компартии за эти годы сумел настолько замылить глаза всему населению страны, что сегодня среди рядовых участников войны, честно исполнивших свой солдатский долг, почти никто не сознает, насколько они казались обворованными этой партией. А ведь то, что произошло в 1991 году, могло осуществиться в 1945-ом в более благополучных условиях и гораздо безболезненнее для России.

У нас же в зарубежье конец войны явился и концом радужных надежд тех, кто ожидал национального перерождения советского режима, и они, как и мы, почувствовали себя у разбитого корыта. Расхождение взглядов изжилось, но наша общая оценка минувшей войны несет в себе двойственность. С одной стороны, это период героический страды нашего народа, показавшего, что и под интернациональной красной звездой он сохранил русскую доблесть и жертвенность, но увенчалась эта страда, к сожалению, не победой народа, а победой коммунистической партии.

Поэтому эта победа не вызывала в нас радостных чувств и праздновать ее у нас нет никаких оснований. Но нам в эти дни должно вспомнить 50-летие других событий, связанных с окончанием войны: выдачи на издевательство и смерть генерала Власова и Краснова и их сподвижников, выдач казаков в Юденбурге и Лиенце, геройского поступка генерала фон Паннвица, добровольно разделившего участь своих казаков, выдач чинов РОА в Платлинге, Дахау и Римини и выдач в беженских лагерях. И единственное радостное 50-летие – отказа в выдаче русских добровольцев маленьким, но благородным княжеством Лихтенштейн.

В эти юбилейные дни мы благоговейно склоним головы перед памятью многих миллионов наших соотечественников, жертвенно положивших свои жизни на алтарь отечества и заплативших несоразмерно высокую цену крови за достижение победы в этой войне, и перед памятью десятков тысяч русских людей отдавших свои жизни, как в ходе самой войны, так и еще больше после ее окончания в многочисленных лагерях ГУЛАГ-а за заветную мечту увидеть это отечество свободным. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ!

Поручик В.В. Гранитов, 1995 г.
Tags: События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments