"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

31 августа 1919 г. Освобождение Киева ВСЮР


Освобождение Киева в конце августа 1919 года может по праву считаться наиболее блестящей операцией по овладению крупным населенным пунктом за всю историю Белого дела на Юге России – осуществленной минимальными силами и с минимумом жертв. (Из четырех других российских городов, чье население к 1919 году превышало 200 тысяч человек, Добровольческая армия заняла также Одессу и Харьков, однако эти военные операции сопровождались достаточно серьезными боями и, соответственно, потерями.) [1 с.202]

Задача освобождения Киева, с февраля 1919 года находившегося в руках красных, была поставлена в Московской директиве А. И. Деникина. Для занятия города был предназначен так называемый Полтавский отряд, в который вошли 7 я пехотная дивизия, свежесформированный 5 й кавалерийский корпус (командир – генерал лейтенант Я. Д. Юзефович) в составе 1 й и 2 й кавалерийских дивизий и Сводно гвардейская бригада (командир – генерал майор барон Н. И. Штакельберг), всего примерно шесть тысяч штыков и сабель. У красных было вдесятеро больше сил – прикрывавшие Киев советские 12 я и 13 я армии насчитывали 67 тысяч штыков. Но фронт к тому времени практически развалился, и большевики думали не столько об обороне Киева, сколько о его «зачистке» и эвакуации имущества. Тем более что с запада к городу быстро приближалась еще одна вооруженная сила – объединенные армии Западно Украинской Народной Республики (ЗУНР) и Украинской Народной Республики (УНР), а именно 1 й и 2 й корпуса Галицкой армии ЗУНР и Запорожский корпус армии УНР под общим командованием бывшего австро венгерского подполковника, а ныне генерального четаря (чин, равный генерал майору) Антона Крауса. (В большинстве источников его фамилия пишется «Кравс», но в оригинале ее написание именно Kraus. – Примеч. Бондаренко ) [1 с. 195]

Выполнение задачи по освобождению Киева от большевиков В. З. Май Маевский поручил Николаю Эмильевичу Бредову. Нет сомнения, что выбор именно его кандидатуры на эту роль был не случайным: во время штурма Царицына генерал успел проявить себя как мужественный и инициативный военачальник, кроме того, он хорошо знал местную специфику, ориентировался в городе и прилегающих к нему районах. И наконец, освободителю Киева надо было проявить дипломатические таланты, ведь ему предстоял неизбежный контакт с представителями украинских вооруженных сил. Не последнюю роль сыграло и отличное знание генералом немецкого языка (в Галицкой армии он использовался наравне с украинским, так как она создавалась на базе укомплектованных украинцами частей австро венгерской армии). [1 с.196]

Проанализировав обстановку и не желая напрасных жертв, Бредов избрал оригинальную тактику. Он предоставил право вытеснить красных из города украинцам. В итоге после непродолжительных оборонительных боев вечером 30 августа (в одном из них при не до конца выясненных обстоятельствах погиб Н. А. Щорс – был убит пулей в затылок) красные оставили Киев, и подошедшие первыми украинцы и галичане заняли его ключевые точки. На следующий день в Киеве должен был состояться парад с участием Петлюры. При этом сами украинцы считали, что добровольцы скованы боями в 80 километрах от города и опасности для них не представляют. На самом же деле первые разъезды группы Бредова появились на никем не охраняемом Николаевском мосту через Днепр тем же вечером 30 августа. Три полка из 5 го кавкорпуса Юзефовича двинулись по улицам, без лишнего шума разоружая все встречавшиеся по пути украинские и Галицкие части. По отношению к объединенным украинским силам белые руководствовались простым приказом – украинцы должны или сдать оружие, или примкнуть к добровольцам, если же эти условия не будут выполнены, их следует считать такими же противниками, как и большевиков. [1 с. 196]

В свою очередь, украинцам их командование, и не безосновательно, предписывало воздерживаться от любых проявлений враждебности по отношению к белым.

Сегодня, в начале двадцать первого века, трудно себе представить, что в Галиции, во Львове перед Первой мировой войной было сильное тяготение к России, к русскому языку и русской культуре. [4 с.85]

Галиция уже много столетий жила вне русской государственности и в ней хозяйничали Польша и Австро-Венгрия. Русское самосознание неуклонно угасало. Осколок русского племени, русины, медленно врастали в польскую культуру. [4 с.84]

Но вдруг в XIX веке в Галиции начинается русское национальное пробуждение. Такое развитие событий не могло устраивать поляков, в руках которых находилось управление Галицией, и они стали активно бороться с русофильством. В противовес русскому движению был взят курс на украинизацию, для того, чтобы в будущем попытаться отторгнуть Украину от России и присоединить к украинизированной Галиции, то есть к Австрийской Империи. [4 с.85]

В Австрийской Галиции на тот момент украинская идея имела всего несколько тысяч идейных приверженцев, в основном, среди молодой интеллигенции, так как украинизация была начата недавно. [3 с.191]

На территории самой Украины народ оставался равнодушным к пропаганде националистических идей; так называемое украинство, зародившееся в середине XIX века, охватило лишь часть малороссийской интеллигенции. Киевская или харьковская газета на украинском языке была едва в состоянии набрать 200-300 подписчиков. [3 с.191]

А вот сегодняшнее украинское государство родилось благодаря коммунистам. Именно их тоталитарная рука, проведя в 20-е годы уже свою украинизацию, подготовила рождение украинской нации. [3 с.193]

Сейчас на Украине говорят и пишут, что коммунизм лишь подавлял всё украинское, очень ходовое утверждение. Но кто внедрил национальную школу, кто все 70 советских лет содержал институты, где создавалась терминология (украинский язык был литературно разработан, но не имел научной, технической, административной, военной, правовой и прочей терминологии), кто дотировал национальное книгоиздание, театр, кино, эфир и так далее, этим готовя самостоятельное бытие украинской нации? Только тоталитарное государство могло бросать столько сил и средств (в условиях их вечной чудовищной нехватки) на национальную науку, национальное искусство («национальное по форме, социалистическое по содержанию», так это называлось), на подготовку учителей, на издание словарей и газет — короче, на государственную украинизацию. [3 сс. 193-194]

А тогда, в 1919 году, киевляне встречали добровольцев как и подобает встречать освободителей. Население Киева искренне радовалось – красная власть ассоциировалась у нее с ужасами «чрезвычаек». их в Киеве было шестнадцать. [1 с. 204]

Перед взятием Киева добровольцами (31 августа 1919 года) в течение двух недель было расстреляно несколько тысяч человек, а всего за 1919 год по разным данным, 12-14 тысяч человек, во всяком случае, только опознать удалось 4800 человек. [2 с.203]

"на Царской площади вдруг высыпал народ. Стали кидать цветы, девицы целовали солдат, кричали „ура“, махали русскими флагами", – написал участвовавший в той операции в своих воспоминаниях рядовой Н. В. Волков Муромцев. [1 с.197]


Офицер танкист А. Д. Трембовельский вспоминал: «При входе в город киевляне забрасывали танки цветами. Восторженная толпа приветствовала нас криками „ура“, а на одной площади жители города встретили нас с бокалами шампанского». [1 сс.197-198]

Утром 31 августа две вооруженные силы (украинцы под командованием Крауса и отряд добровольцев ВСЮР) встретились в центре города. [1 с. 198]

На Крещатике собралась толпа горожан. Галичане и петлюровцы появились на площади в полдень и вывесили на балконе здания думы желто голубой флаг, портреты Тараса Шевченко и Петлюры. Двумя часами позже в сопровождении священнослужителей подошли и добровольцы. Обе стороны вели себя корректно, эскадрон белых построился рядом с галичанами, а на просьбу генерал майора Н. И. Штакельберга разрешить принять участие в параде и вывесить на балконе думы также и русский флаг, генерал Краус ответил согласием. Всё шло к тому, что парад освободителей Киева получится совместным. Сначала рядом с украинским флагом на балконе думы вывесили несколько переданных из толпы маленьких русских флажков, а вскоре генерал Штакельберг своими руками укрепил там и большой триколор; собравшиеся на Думской площади горожане взорвались аплодисментами и криками восторга. Но тут произошло непредвиденное: только что назначенный комендантом Киева петлюровский полковник В. П. Сальский приказал сорвать российский флаг с балкона, заявив: «Перед московським прапором не будемо парадувати! <...> Один из казаков выполнил приказ и передал флаг сотнику Божку, который картинно бросил полотнище под копыта коня Сальского. Результат этой выходки оказался предсказуемым – киевская толпа взревела уже от негодования. К Сальскому бросился один из верховых офицеров добровольцев, на скаку вынимая шашку из ножен, но ординарец полковника зарубил его. На площади началась беспорядочная стрельба, причем огонь по петлюровцам и галичанам вели главным образом киевляне. После короткой свалки петлюровцы с галичанами бежали с площади и рассеялись по городу. Бредов отдал решительный приказ разоружить украинцев, и вскоре бо́льшая часть петлюровских войск сложила оружие; остальные скопились в районе вокзала и тщетно ждали приказов от растерявшегося командования. [1 сс. 198-199]

Обескураженный генерал Краус (тоже едва не погибший, когда под его автомобиль кто то бросил гранату) лично направился в штаб Бредова улаживать конфликт. [1 с.199]

Тут то Николай Эмильевич Бредов и проявил дипломатические способности.

Переговоры протекали тяжело. При этом моральное преимущество было на стороне Николая Эмильевича, в то время как Кравсу приходилось то и дело лукавить. К общему решению так и не пришли, и в час ночи Бредов предложил Кравсу хорошо подумать и вышел из комнаты.

Медленно, но верно, Кравс осознавал, что в глазах своих солдат он был ниже генерала Бредова. И рядовые, и офицеры украинских корпусов, исключая отдельных отморозков, не видели в деникинском генерале врага. Для них это был царский генерал (даром, что царя уже нет), а присяга царю всё равно выше и главнее любой последующей. Он русский генерал, а они ведь и сами русские (даром, что украинцы). Русское для этих людей продолжало быть. Украинское же было чем-то новым и непривычным, можно сказать, экспериментальным, не вызывавшим доверия. Несмотря на два года независимости, Украина психологически ещё не перестала быть частью большой России. [3 с.192]

Через час, в два часа ночи 1 сентября, переговоры продолжились. Уловив в настроении австрийца перемену, Бредов напористо потребовал у него сдать все оружие или передать Галицкую армию в подчинение Деникина. От этого ошеломленный Краус категорически отказался, а вот следующее требование Бредова на фоне предыдущих уже показалось ему вполне приемлемым: украинцы и галичане должны были отойти от Киева на один дневной переход, без всяких трофеев и не предпринимая никаких враждебных действий против белых. Кроме того, из Крауса удалось выбить еще один важный пункт: «Галицкая армия действует независимо от войск Петлюры, под собственным галицким командованием, без какой-либо политической программы, с одной только целью борьбы с большевизмом» [1 с. 201]

Утром 1 сентября на всех киевских стенах можно было прочесть приказ Н. Э. Бредова, извещавший о том, что Киев отныне и навсегда возвращается в состав великой и неделимой России. Сложнейшая задача, поставленная перед военачальником, была полностью выполнена. В итоге избранной Николаем Эмильевичем тактики красные ушли из Киева сами, отступив перед превосходящими силами украинцев и галичан, а этих «конкурентов» белые вытеснили из города в течение дня благодаря дипломатическому таланту Бредова. [1 сс. 201-202]

Взятие города имело огромное моральное значение: ведь следующей после «матери городов русских» была Москва.

В. Галкин

Источники
1. Бондаренко В.В. Легенды Белого дела. – М.: Молодая гвардия, 2017. – 360[8] с. (ЖЗЛ: сер. биогр. ; вып. 1654).
2. Волков С.В. Почему РФ – не Россия. 2-е изд. – М.: Национальный фонд развития культуры, туризма и ремёсел «ОСИЯННАЯ РУСЬ», 2018. – 438с.
3. Горянин А.Б. Мифы о России и дух нации. – М.: Pentagraphic. Ltd, 2002. – 336с.
4. Разумовский Ф.В. Кто мы? Жили были славяне. Из истории Украины и украинства.– М.: Белый город, 2014. – 96с. Серия «Грани Русской цивилизации».


#РОВС #история_России #Русская_армия #Белое_Движение #ВСЮР #Деникин #Киев #Украина #гражданская_война
Tags: #Белое_Движение, #ВСЮР, #Деникин, #Киев, #РОВС, #Русская_армия, #Украина, #гражданская_война, #история_России, Белое движение и борьба с большевиками, История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments